Марроко: новый виток охоты на радикальных исламистов

Очередная волна арестов радикальных исламистов, проведенная марокканскими спецслужбами в ночь с25 на 26 января в городах Фес и Мекнес, безусловно, стала главным событием первого месяца 2004 года в королевстве. В ходе операции задержаны 67 человек, подозреваемых в причастности к экстремистской группировке Ас-Салафия аль-Джихадия . Среди изъятого большого количества взрывчатых веществ, холодного и огнестрельного оружия, фигурировали, в частности, 90 электродетонаторов и 3,8 кг пластида. В ходе арестов исламисты оказали активное сопротивление агентам служб безопасности. В результате один полицейский погиб, четверо получили ранения.

Уже установлено, что задержанные исламисты из состава фесской ячейки Ас-Салафии планировали совершение терактов в гостинице Шератон и здании городского суда. Среди задержанных оказались и главари фесской и мекнесской ячеек Ас-Салафии Тауфик Хануши и Мохсин Буарфа соответственно.

Январская волна арестов в очередной раз показала, что марокканским спецслужбам, арестовавшим за последние 8 месяцев уже свыше 5 тысяч экстремистов, пока не удается полностью нейтрализовать деятельность в стране радикальных исламистских группировок, тесно связанных с Аль-Каидой . Она подтвердила основную тенденцию развития исламистского движения в Марокко, направленную на быструю радикализацию отдельных исламистских групп. Причем лидеры радикалов в условиях, когда нет полной ясности о состоянии здоровья духовного лидера марокканских исламистов Абдессаляма Ясина, имеют все шансы повести за собой исламистское движение как таковое. А значит — нельзя исключать, что исламисты могут вновь нанести удар в самом неожиданном месте, как это случилось 16 мая 2003 года в Касабланке. В тот день группы боевиков-смертников совершили в общей сложности пять терактов, в результате которых погибли 45 человек, в том числе 12 камикадзе. После майских арестов марокканские суды вынесли по меньшей мере 16 смертных приговоров, к длительным срокам лишения свободы приговорены десятки исламистов.

Представленный выше вывод тем более справедлив, что в последние дни января марокканская газета Аль-Ахдат аль-Магрибия со ссылкой на информированные источники в спецслужбах страны сообщила о проникновении в Марокко нескольких боевиков Аль-Каиды — выходцев из различных арабских стран с целью совершения терактов 1 февраля в день мусульманского праздника жертвоприношения Ид аль-Адха. По данным газеты, на территорию королевства проникли две диверсионных группы. Их участники прибыли в Марокко, воспользовавшись фальшивыми британскими паспортами.

Первая группа, в состав которой входили суданец, иорданец и йеменец, планировала совершить теракты в Марокко, направленные против интересов США и Израиля. Перед второй группой /египтянин, марокканец и алжирец/ стояли аналогичные задачи в Тунисе. Вся эта информация стала известна после серии арестов исламистов, проведенной марокканскими спецслужбами несколькими днями ранее. Известно также, что проникшие в Марокко боевики связаны с базирующейся в Ливане группировкой Усбат аль-Ансар , взаимодействующей с Аль-Каидой . Поскольку эти группы так и не начали действовать, возможно, им помешали реализовать их преступные планы превентивные меры, предпринятые марокканскими спецслужбами.

Ранее в редакцию Аль-Ахдат аль-Магрибия — газеты партии Социалистический союз народных сил /ССНС/, известной своими антиисламистскими выступлениями поступила заминированная посылка. После исследования ее содержимого в специальной лаборатории стало известно, что заложенная в почтовое отправление взрывчатка идентична той, которая использовалась при совершении терактов 16 мая 2003 года в Касабланке. Одновременно издание ССНС было предано анафеме проповедниками в некоторых мечетях. Нападкам исламистов и близких к ним проповедников от официального ислама газета подвергается, в частности, за рубрику От сердца к сердцу , затрагивающую отношения полов. Исламисты считают ее порнографической .

Со своей стороны пресса ССНС после терактов 16 мая 2003 года развернула со своих страниц антиисламистскую кампанию, целью которой были не только радикалы, но и внешне умеренные исламисты из Партии справедливости и развития /ПСР/, которая, по образному выражению социалистов, стала кроватью террористов .

По мнению известного марокканского журналиста Али Ламбарета, в борьбе против радикальных исламистов едва ли можно достичь победы в современных условиях, связанных с обнищанием значительной части марокканского общества. По образному выражению журналиста, осужденного к трем годам лишения свободы за скрытую критику в адрес окружения королевской особы и амнистированного монархом в начале января в числе 33-х других лиц, приговоренных по политическим мотивам, для марокканцев есть только два пути протеста против существующего порядка вещей либо эмиграция в Европу, либо присоединение к одной из действующих в стране исламистских группировок.

Сама же амнистия группы лиц, осужденных по политическим мотивам /среди них семеро журналисты/, стала ответом дворца на все чаще слышимую критику со стороны международных правозащитных организаций, обвиняющих Рабат в стремлении сузить и без того неширокое поле демократических свобод.

Проведенная амнистия была приурочена к началу работы созданной еще в 2002 году комиссии Справедливость и примирение , призванной выяснить судьбы людей, бесследно исчезнувших в 70 90-х годах прошлого столетия в период правления короля Хасана П отца действующего монарха Мохаммеда У1. Комиссия Справедливость и примирение структурно подчиняется действующему при монархе Консультативному совету по правам человека /КСПЧ/. В нее вошли главным образом представители КСПЧ, что не могло не вызвать разочарования независимых правозащитных организаций. В частности, Марокканская ассоциация по правам человека /МАПЧ/ выступила с заявлением, согласно которому создание Комиссии представляет собой шаг, направленный на недопущение судебного преследования лиц, имевших отношение к внесудебным расправам над оппозицией в период правления короля Хасана П.

Другим шагом, направленным на поддержание положительного имиджа Марокко в глазах западных стран стало принятое накануне Нового года обязательство Рабата с помощью ООН развернуть борьбу против производства в стране каннабиса / мягкий наркотик типа индийской конопли/. Ранее Марокко неоднократно обвиняли в непринятии мер против производства и торговли ядовитым дурманом, под которым заняты 134 тыс гектаров в северных районах королевства.

Самого формального обязательства, конечно, не было. Однако именно так наблюдатели расценили впервые осуществленную совместную с ООН публикацию результатов официального расследования о наркопроизводстве. Примечательно, что всего лишь в 2001г.марокканское государственное Северное агентство /занимается вопросами социально-экономического развития северных провинций страны прим.авт./ утверждало, что под посевами наркосодержащих культур задействованы 70 тыс.гектаров. Похоже, движимые благими намерениями получить как можно больше средств от зарубежных спонсоров на переориентацию сельскохозяйственного производства на севере страны, не очень подумав, составители двух официальных документов сослужили не очень добрую службу марокканским властям ведь согласно их выкладкам, за время правления действующего монарха площадь нарконивы увеличилась вдвое!

Согласно опять таки официальным данным, в 2003г.марокканская нарконива дала 47 тыс.тонн каннабиса, из которого было изготовлено 3 тыс.тонн гашиша. В 2002г.в Западной Европе было захвачено 735 тонн гашиша марокканского происхождения. В самом Марокко аналогичный улов составил 66 тонн. В сумме объем изъятого из наркооборота гашиша составил примерно одну четвертую часть от произведенного зелья. Оборот наркорынка на основе этого товара оценивается в 12 млрд долларов. Марокко является одним из главных производителей каннабиса и основным поставщиком гашиша в Европу , — утверждается в совместном докладе ООН и Марокко. Это утверждение нашло наглядное подтверждение 28 января, когда близ португальского побережья была задержана яхта под испанским флагом, на борту которой находилось 5,4 тонны гашиша, вывезенного из Марокко. Этот груз направлялся в Испанию.

Еще одним заметным явлением во внутренней жизни Марокко в январе стало принятие двумя палатами парламента нового семейного кодекса мудаваны. Этот документ предполагает уравнивание в правах женщин и мужчин, не нарушая при этом норм ислама . Отныне марокканки получили относительно большую свободу действий. В частности, теперь они теоретически самостоятельно смогут решать, за кого выходить замуж, какое образование давать детям. Для них облегчилась процедура развода, с 15 до 18 лет вырос минимально возможный возраст для вступления в брак. Тем не менее мудавана сохранила многоженство, хотя полигамные семьи составляют не более 4 проц.от общего числа первичных ячеек марокканского общества. Впрочем, теперь невеста, вступая в брак впервые, вправе требовать внесения в брачный контракт обязательства жениха не обзаводиться второй женой.

Попытки реформирования мудаваны в Марокко предпринимались и ранее, но каждый раз их инициаторы наталкивались на ожесточенное сопротивление исламистов и структур официального ислама, которые действовали в этом направлении практически сообща. Только вмешательство Мохаммеда У1, предложившего компромиссный вариант мудаваны, дало ему право на жизнь.

52.53MB | MySQL:104 | 0,325sec