Ирак: что дальше?

Восстание шиитов и одновременно возросшая активность суннитских сил сопротивления резко осложнили и без того далеко не простую ситуацию в Ираке. События последних дней дают основание говорить не только об открытии шиитского «второго фронта» противостояния иностранной оккупации, но и о том, что борьба за восстановление подлинного суверенитета Ирака становится все более масштабной и ожесточенной.

Определить с высокой степенью точности численность активных участников вооруженного сопротивления, а тем более тех, кто ему помогает и сочувствует, крайне затруднительно. Но, по всей видимости, речь идет о достаточно крупной части иракского населения, а отнюдь не о «незначительной группе, пытающейся пустить под откос иракскую демократию», как заявляет президент США Джордж Буш.

Так что же подвинуло иракцев, в том числе шиитов, бывших ранее в целом сдержанных по отношению к американцам и их союзникам, на массовые протестные выступления против иностранной оккупации?

То, что оккупационным властям в Ираке пришлось столкнуться с массовыми выступлениями шиитов и возросшим сопротивлением суннитов вовсе не случайно и не столь неожиданно. В немалой степени этому способствовало негативное в своей основе отношение американцев ко многим шиитским лидерам, в первую очередь радикально настроенным, а также явная дискриминация суннитов. Сказались также неудовлетворенные политические амбиции и честолюбивые устремления ряда шиитских руководителей. Так, Моктада Ас-Садр, возглавляющий нынешнее восстание, не только является решительным противником иностранной оккупации, но и стремится к лидерству в шиитской общине, а в перспективе и в Ираке. Здесь он явно пытается соперничать с признанным шиитским духовным лидером Али ас-Систани.

Но главные причины происходящего сейчас в стране лежат гораздо глубже. Недовольство иракцев действиями возглавляемой США Временной коалиционной администрации (ВКА) и, особенно, американского военного командования накапливались в течение всего года, прошедшего после свержения саддамовского режима.

Военная оккупация Ирака бесправие его граждан, отсутствие подлинных национальных органов власти, массовая безработица, разгул преступности, отсутствие ощутимых подвижек в улучшении условий жизни большинства населения страны – все это вызывало растущее недовольство иракцев оккупационными властями и их ставленниками. К тому же многие из заявленных программ иностранной помощи пока еще остаются на бумаге.

Назначенный американцами Высший управляющий совет Ирака (ВУСИ) состоит в большинстве своем из бывших эмигрантов, оторванных от национальной почвы, или малозначащих политических фигур. Он не признается населением в качестве легитимного, а уж тем более авторитетного правящего органа. Реальная же власть в стране находится в руках ВКА во главе с американцем Полом Бремером и военного командования США.

Попытки шиитского руководства во главе с Ас-Систани ускорить процесс создания легитимных и правомочных иракских органов власти путем проведения прямых всеобщих выборов в Национальную ассамблею (местный вариант учредительного собрания) до 30 июня с. г. – намеченного срока передачи власти от ВКА иракскому правительству, не увенчались успехом. В Вашингтоне, понимая, что в случае проведения выборов победу, скорее всего, одержат шиитские клерикалы, выступающие против оккупации и за реальное восстановление иракского суверенитета, сделали все возможное, чтобы подобный сценарий развития событий не воплотился в политическую реальность. Это еще больше радикализировало шиитское население, способствовало росту влияния Ас-Садра.

Зверская расправа на четырьмя американскими гражданскими специалистами 31 марта в Эль-Фаллуже ничем не может быть оправдана. Однако это и показатель степени ненависти части местного населения к иностранному присутствию

Терпение иракского населения постепенно иссякало. Нужен был повод для того, чтобы ситуация вступила в фазу более жесткого противостояния.

Не будем высказывать предположения на счет того, что подвинуло американцев на арест ближайшего сподвижника Ас-Садра Мустафы аль-Якуба и закрытие на два месяца издаваемой Садром газеты «Аль-Хаваза». Здесь важен конечный результат, а он на лицо – эти действия, а также карательная операция ВС США в Эль-Фаллудже взорвали ситуацию в стране.

Столкновения, в большинстве своем вооруженные, сторонников Ас-Садра с оккупационными силами и местной полицией начались 4 апреля в шиитских районах Багдада и сразу же перекинулись на многие другие города иракского юга — Эн-Неджеф, Басру, Кербелу, Эль-Кут, Эль-Амру и другие.

Характерно, что шиитское восстание совпало по времени с началом американской карательной операцией «Героическая решимость» в Эль-Фаллудже, целью которой, как было объявлено, являлось очищение города от террористов и боевиков. Однако с самого начала события в Эль-Фаллудже пошли не по сценарию американского командования. Морская пехота США встретилась с ожесточенным и умелым сопротивлением партизан, стала нести ощутимые потери в личном составе и технике.

6 апреля бои сил сопротивления с войсками США начались в другом городе «суннитского треугольника» — Рамади, а затем в Баакубе. Ожесточенные столкновения с силами коалиции продолжаются в Багдаде. Напряженная обстановка сохраняется в Киркуке и Мосуле.

Имеются данные об участии в боях на стороне формирований Ас-Садра боевиков «Хезболлах» и ХАМАС. В тоже время госдепартамент США заявил, что у него нет прямых свидетельств иранского участия в последних событиях в Ираке.

Обстановка в Ираке осложняется многочисленными захватами заложников, как правило из числа граждан стран-участниц коалиции. Причем ответственность за это берут неизвестные ранее исламские экстремистские группировки. Сторонники же Ас-Садра категорически отказываются от своей причастности к захвату заложников.

Происходящие в стране масштабные выступления против иностранной оккупации, методы которыми коалиционные силы, прежде всего ВС США, их подавляют, неоднозначно оцениваются различными политическими силами Ирака.

Духовный лидер шиитов Ас-Систани выступил с заявлением, осуждающим действия американцев при подавлении шиитского восстания, но одновременно призвал обе стороны успокоиться и сесть за стол переговоров. Фактически позиция Ас-Систани представляет собой попытку сохранить свое реноме последовательного противника иностранной оккупации, но в то же время не довести до разрыва свои отношения с США.

ВУСИ первоначально выступил с заявлением, в котором призывал жителей страны проявлять выдержку и осуждал массовые беспорядки. Однако по мере развития событий в этом органе наметились разногласия. Так некоторые его члены, преимущественно сунниты, заявили о выходе или приостановке своего членства в ВУСИ в знак протеста против действий войск США в отношении повстанцев. В отставку ушли министр внутренних дел и министр по правам человека Ирака. С резким осуждением действий США выступили суннитские улемы.

В то же время в целом проамериканскую позицию занимает большинство курдских политиков. Так, министр иностранных дел Ирака курд Хошер Зибари отметил, что «на эти инциденты следует жестко реагировать», а численность сил международной коалиции следует увеличить на несколько тысяч человек. О поддержке американцев в случае их столкновений с шиитами в Киркуке заявил один из лидеров Патриотического союза Курдистана.

Последние события в Ираке стали проверкой на прочность международной коалиции. Большинство ее членов подтвердили свою поддержку курсу, проводимому США. Однако имеет место и ряд негативных для Вашингтона проявлений. Так, вывел свой контингент из Ирака Сингапур, о намерении вывести свое подразделение заявила Норвегия, колебания проявляет Казахстан. Об отказе послать войска в Ирак заявила Канада. Контингенты стран-союзниц США в Ираке действуют, как правило, весьма осторожно, стремятся не ввязываться в крупные бои с повстанцами, не подвергать лишней опасности жизни своих солдат и офицеров. К тому же эти контингенты (за исключением Великобритании) не имеют тяжелого вооружения и обучены в большинстве случаев ведению не столько боевых, сколько миротворческих и гуманитарных операций.

Определенные разногласия по иракскому вопросу просматриваются в руководстве Великобритании. Так, министр иностранных дел Джек Стро призвал коалиционные силы воздерживаться от активных военных действий. Союзники, по его мнению, должны разрабатывать не только военную, но и политическую стратегию выхода из кризиса. Британские власти и военные постоянно пытаются убедить США обходиться без излишней жестокости. В тоже время министр обороны королевства Джефф Хун заявил, что «американские командиры принимают правильные решения». Хун призвал «покончить с мятежом», иначе в Ираке «может вспыхнуть крупномасштабная гражданская война». На 16 апреля назначена встреча руководителей двух стран – Джорджа Буша и Тони Блэра, на которой они обсудят ситуацию в Ираке.

Нынешнее обострение обстановки в Ираке, самое резкое и масштабное за весь период после свержения режима С. Хусейна, со всей очевидностью и неотложностью ставит вопрос о возможных путях урегулирования иракского кризиса и будущем этой страны.

Очевидно, что чисто военных решений иракских проблем не существует. Конечно, Пентагон может перебросить в страну дополнительные войска (сейчас этот вопрос рассматривается) и разгромить (а вернее будет сказать – рассеять) наиболее крупные отряды повстанцев. Но это не приведет к умиротворению Ирака, сопротивление оккупантам продолжится, в т. ч. вооруженное, в виде партизанской борьбы мелкими отрядам и группами. А эффективно противодействовать этому, как показывает опыт Эль-Фаллуджи, американские войска не готовы.

Острота нынешней ситуации в Ираке требует незамедлительных политических решений. В первую очередь, речь идет о скорейшем проведении прямых всеобщих выборов в Национальную ассамблею, которая должна определить будущее государственное устройство страны.

Думается, что Вашингтону не следует особо опасаться возможного прихода к власти в Ираке в результате выборов шиитских представителей. Ведь они вряд ли пойдут на разрыв отношений с США (войска, скорее всего, все же придется вывести). Более того, есть основания полагать, что шииты будут стремиться наладить нормальные отношения с американцами с целью получения от них экономической и иной помощи в деле восстановления Ирака. Не исключено, что шиитское руководство в своей внешней политике будет внимательно учитывать интересы США в регионе, но до союзнических отношений дело все же не дойдет.

Будет ли режим во главе с шиитами демократическим? Это практически крайне маловероятно на современном этапе развития Ирака, где традиционно основные политические вопросы решались силой (насилием) и пока отсутствуют прочные демократические традиции. Вместе с тем, год, прошедший после падения диктаторского режима, не прошел для иракцев бесследно. Они получили возможность, пусть далеко не всегда полную, жить в условиях политического плюрализма. И новой власти, какой бы она не была – авторитарной или исламистской – вряд ли удастся раздавить эти ростки демократии. Однако и принудительное ускорение демократических процессов не будет продуктивным.

Для укрепления иракской государственности необходимо скорейшее воссоздание национальной армии (то, что сейчас делается в этом вопросе – это пародия на военное строительство, причем не в лучшем исполнении). Успех здесь невозможен без самого широкого привлечения военнослужащих прежних ВС, в первую очередь офицеров. Ведь эти люди в большинстве своем верные патриоты своей страны, они служили родине, Ираку, а не Саддаму Хусейну, который, как известно, не доверял армии.

Воссоздание национальной армии, укрепление полиции и органов безопасности (и здесь без прежних кадров не обойтись) позволит реально передать ответственность за решение проблем обеспечения безопасности и поддержания порядка в стране иракским властям.

Уже сейчас следует сократить иностранное военное присутствие в Ираке, которое, как показывают нынешние события, не только не в состоянии обеспечить безопасность, но и является фактором, раздражающим местное население, унижающим его национальные чувства и достоинство. В качестве первого шага необходимо как можно скорее вывести все оккупационные войска за пределы городов.

О роли ООН. Возможности этой организации в Ираке не следует преувеличивать. Конечно, ее помощь и содействие могут быть очень полезными, как путем дачи рекомендаций по вопросам государственного строительства (если они будут основаны на реальном учете иракских реалий, а не на чьих-то настоятельных «пожеланиях»), так и посредством оказания населению страны и местным властям гуманитарной помощи, содействия в подготовке кадров различного профиля и др. Ввод же в Ирак войск под флагом ООН вряд ли будет эффективен – у иракцев к настоящему времени выработалось отчетливо негативное отношение к иностранному военному присутствию и «голубые каски» не станут здесь исключением.

Во время нынешних событий отмечались случаи совместных действий шиитов и суннитов в борьбе против оккупантов. Конечно, это не позволяет с полным правом говорить о начале сближения двух общин. В отношениях между ними по-прежнему существуют значительные сложности, негативно продолжает влиять тяжелый груз прошлого. Все это не преодолевается в одночасье. Многое здесь будет зависеть от желания лидеров двух общин, причем, в первую очередь, шиитской, постепенно наладить нормальные взаимоотношения. Пока же, как показывает практика последних месяцев, шииты, воспользовавшись новой ситуацией в стране, во многих случаях стремятся продемонстрировать суннитам, кто сейчас хозяин положения. Продолжение подобных действий может лишь усугубить межобщинный конфликт, причем во вред самим же шиитам.

Самый сложный вопрос Ирака – курдский. Есть основания считать, что после нынешних событий курдское руководство станет более настойчиво и последовательно проводить курс на фактическое отделение Курдистана от Ирака с последующим официальным оформлением разрыва. Курды отчетливо понимают, что арабы – сунниты и шииты – не забудут их проамериканской позиции в апреле 2004 года.

Самым сложным здесь, как видится, будет вопрос не о самом отделении Курдистана (автор ни в коей мере не считает его легким и простым), а проблема будущих границ курдских территорий. Если возможное отделение произойдет в границах нынешнего Курдского автономного района, то тогда процесс может пройти менее болезненно. Но, как известно, курды претендуют на гораздо большую территорию, включая район Киркука и др., с чем арабы и туркоманы категорически не согласны. А это уже чревато очень серьезным конфликтом, долгим и кровавым, как это уж не раз было в прошлом.

Конечно, с почти поной уверенностью можно утверждать, что Соединенные Штаты не пойдут на шаги, которые, по их мнению, могут подорвать монопольное право Вашингтона распоряжаться в Ираке. Но в ответ американцы, вероятнее всего, получат хронически нестабильную страну, «болото бесконечной войны», что потребует более крупного, чем сейчас (а значит более дорогостоящего и более накладного для бюджета) военного присутствия на иракской земле, постоянные потери среди военных и гражданского персонала и т. д. К тому же Ирак может превратиться в один из крупных центров международного терроризма, начало чему уже фактически положено. Затяжной, бесперспективный конфликт будет способствовать и постепенному размыванию международной коалиции.

Очень трудно прогнозировать дальнейшее развитие обстановки в Ираке. Многое здесь будет зависеть от желания и способности лидеров ведущих политических сил страны найти взаимоприемлемые развязки многочисленных и сложных противоречий и тем самым предотвратить развитие событий по наихудшему из сценариев – гражданской войны всех против всех. Несомненно, что многое зависит и от Соединенных Штатов – главного внешнего игрока на иракской сцене. Сможет ли Вашингтон преодолеть свои имперские претензии и начать более реально оценивать положение дел в Ираке покажет время.

42.93MB | MySQL:87 | 1,096sec