О демаркации иракско-кувейтской границы

В четверг, 27 января пресс служба кабинета министров Ирака распространила официальное коммюнике, опровергающее муссировавшиеся в последнее время слухи, о пересмотре расположения государственной границы между Ираком и соседним Кувейтом. Напомним, что до сих пор, весьма значительная часть политической элиты в Ираке, ряд политиков и немалая часть населения страны не признает Кувейт как независимое государство, и, как ни парадоксально, не осуждает события 1990 г., несмотря на те трагические последствия, которые они повлекли за собой для Ирака. Мы не вправе давать этому факту оценку и оставляем его на усмотрение двух соседних народов разбираться, кто из них исторически кому и кем приходился, тем не менее, факт демаркации границ между странами был, есть, и, смеем предположить, будет являться очень чувствительным обстоятельством в двухсторонних отношениях и влиять на обстановку в регионе, особенно с учетом непреходящей стратегической важности для Ирака обеспечить себе свободный доступ к морю. Немаловажное значение имеет и то, что часть разведанных и предполагаемых месторождений нефти и газа, а они там находятся, буквально, повсюду, располагаются по обе стороны границы, сами приграничные районы мало населены, и легко «проницаемы» для контрабандистов, часть границы демаркирована весьма условно, и многие участки до сих пор заминированы и малодоступны для ведения хозяйственной деятельности, одним словом, – это своеобразная «серая» зона, которая хранит в себе немало потенциальных раздражителей для отношений между Ираком и Кувейтом.

На этом общем фоне, заявление правительства Ирака, дезавуирующее многочисленные инсинуации и слухи в местной «желтой» прессе и ссылки на якобы «обсуждение этой проблемы в парламенте страны», имеет важное и недвусмысленное значение. Выступивший с ним на заседании правительства, представитель Кабинета мина Турган аль-Муфти, подтвердил: правительство страны «не проводит каких-либо действий, направленных на изменение существующего положения государственных границ с Кувейтом». Накануне, парламентарии страны вернулись к обсуждению проекта сооружения нового морского порта в заливе Кхор Абделла (мы уже упоминали ранее о нем, http://www.iimes.ru/?p=32089), что, по всей видимости, и инициировало саму тему статуса государственной границы. Некоторую ясность в ситуацию вносит комментарий еще одного представителя правительства, Саада аль-Хадиси, разъяснившего представителям СМИ, что парламент предыдущего созыва, 2010-2014 гг. 22 августа 2013 г голосовал за утверждение Положения о судоходстве и навигации в заливе Кхор Абделла. На основании этого решения депутатов, кабинет министров (предшествовавший нынешнему) одобрил на третьем заседании высшей совместной иракско-кувейтской комиссии 27 января 2014 года двусторонний протокол, определяющий положение и разграничение границ в прибрежных районах. В прошлый вторник правительство направило в МИД Ирака циркуляр, — добавил С.аль-Хадиси, в котором указывается, что МИД страны при обсуждении любых вопросов по теме границы должен исходить из международных актов и положений на этот счет, а также из тех карт, которые «существуют сейчас в мире». «Мы намерены сосредоточить усилия наших инженеров на выверке этих данных (координат границ-авт.) с учетом геодезических координат» — пояснил С.аль-Хадиси, обратив внимание на то, что это «уточнение» или «обновление» не будет содержать в себе изменений текущего начертания линии границы по суше и воде.

По нашему мнению, этот информационный вброс, совпавший по времени с инициацией повторного рассмотрения в парламенте проекта строительства порта на полуострове Фао, преследует несколько целей. Одна из них вполне очевидна – создать проблемы для премьер-министра Х.аль-Абади, чей рейтинг заметно укрепился на фоне продвижения иракских силовиков и Народного ополчения на северном фронте, под Мосулом. Не прочь, те, кто стоит за этими событиями и вбить клин в те, пока немногочисленные положительные примеры двустороннего сотрудничества между Ираком и Кувейтом.

Как уже сообщалось, ранее (http://www.iimes.ru/?p=32227), в скором времени Кувейт начнет получать газ из соседнего Ирака. Об этом сообщили министры нефти двух стран во время пресс-конференции по итогам двухсторонних переговоров, прошедших в Багдаде в конце декабря 2016 года. По их словам, комитету, ответственному за технические вопросы, осталось зафиксировать цены и маршрут поставок. Планируется, что Кувейт будет получать 1,4 млн куб. м природного газа в день на первом этапе, и 5,6 млн куб. м/день после полного запуска проекта. Переговоры проходили в рамках 6-гозаседания межправительственной комиссии под руководством министров иностранных дел двух стран.

На переговорах министров звучала и тема разработки совместных месторождений. Стороны договорились создать специальный комитет для решения связанных с этим вопросов. Отметим, что ряд пограничных месторождений на данный момент не разрабатываются из-за отсутствия необходимой юридической базы. Так, Договор о принципах разработки совместных месторождений от августа 2010 г. так и не был подписан. Согласно договору, заниматься разрабатывать подобные проекты должны специально созданные компании, с участием капитала двух стран.

Впрочем, возможно и то, что те кто развязал эту шумиху в СМИ тем самым старались прощупать и кувейтскую реакцию в контексте развития проекта портового комплекса «Аль Мубарак» — прямого конкурента для иракского проекта.

Как бы там ни было, классический пример многоуровневой ближневосточной информационной провокации, спекуляции на болезненной для обеих стран теме, по нашему мнению, лишь подчеркивает ее значимость и то, что она, на самом деле никуда не делась. Ее роль в контексте будущего возможного укрепления иракского суверенитета и консолидации властной исполнительной вертикали будет сохранятся и нести в себе значительный конфликтный потенциал. Нивелирование его возможно лишь при одном условии: учете прав и интересов Ирака в этом районе и гарантированном его доступе в Персидский залив. Хорошим вариантом было бы совместное использование обеими странами острова Аль-Варба, либо передача его в долгосрочную аренду или уступка, возможно в обмен на участок на суше, Кувейтом Ираку. В любом случае, стороны в этом вопросе «обречены» на сотрудничество и компромиссы, поскольку альтернативные варианты решения, как это было в 1990 г. малопривлекательны для обеих стран.

52.76MB | MySQL:103 | 0,458sec