Трансафриканский проект: возможен ли трубопроводный экспорт природного газа из Нигерии в Европу

В начале декабря 2016 г. Марокко и Нигерия подписали соглашение о создании совместного предприятия для строительства газопровода из Нигерии в Европу через Марокко. Проект получил название Трансафриканский трубопровод. Заключенные договоренности пока лишь задают рамки для нового маршрута поставок газа на европейский рынок, но опыт проектирования другого газопровода из Нигерии – трубопровода Нигерия-Нигер-Алжир (проект носил название NIGAL) дает основания судить о перспективах Трансафриканского трубопровода, а также о преградах, которые ждут его спонсоров.

Подробнее о Трансафриканском газопроводе

Проект был анонсирован по итогам визита короля Марокко Мухаммеда VI в Нигерию. В ходе визита король встретился с президентом страны Мохаммаду Бухари. В президентском дворце в Абудже прошел торжественный обед, во время которого министры иностранных дел двух государств зачитали совместное заявление о запуске проекта Трансафриканского трубопровода.

Согласно сообщению марокканской прессы, были озвучены следующие планы: построить газопровод, который протянется на более чем 4 тыс. км от газоносных районов Нигерии вдоль береговой линии африканского континента (через территорию ряда западноафриканских стран) в Марокко, а затем – в Европу[i].

Пока предполагается, что трубопровод будут строить не «с нуля», а как продолжение уже существующего Западноафриканского газопровода, который соединяет Нигерию с Бенином, Того и Ганой[ii]. Со стороны Марокко возможно подключение объекта к уже существующему газопроводу «Магриб-Европа», который доставляет алжирский газ в Испанию и Португалию. Сразу отметим, что использование как Западноафриканского трубопровода, так и «Магриб-Европа» может оказаться неприемлемым, в силу нехватки их пропускной способности, которая составляет 5 млрд куб. м/год и 12 млрд куб. м/год соответственно.

Финансовые средства должны будут предоставить национальные фонды двух стран – Суверенное инвестиционное управление Нигерии и марокканский фонд Ithmar Capital, а также другие участники и, возможно, международные организации. Представители фонда Ithmar Capital сообщили агентству Platts, что маршрут трубопровода будут определять по мере получения результатов соответствующих исследований.

Рис. 1. Функционирующий Западноафриканский газопровод (черным), возможный маршрут Трансафриканского газопровода (красный пунктир), обсуждавшийся маршрут Транссахарского газопровода (зеленый пунктир) Источник: jeuneafrique.com

В ходе визита короля Мухаммеда VI было подписано соглашение, в соответствии с которым, страны обязуются предпринять конкретные шаги по продвижению этого проекта. Уже 13 декабря в Марокко прошла рабочая встреча представителей правительство Марокко и Нигерии, где подробно обсуждался проект[iii]. Отметим, что инициатива получила широкое освещение и очень позитивную оценку в СМИ Марокко, Алжира и Туниса[iv].

Французские эксперты отмечают, что проекты как Трансафриканского, так и Транссахарского газопроводов особенно активно продвигает нынешний президент Нигерии М.Бухари. По словам бывшего советника Министерства нефти Алжира А.Эссауи, М.Бухари позиционирует себя главным спонсором проекта поставки нигерийского природного газа в Европу и с момента прихода к власти в 2015 г. пытался активизировать Транссахарский проект, а сейчас начал продвигать Трансафриканский маршрут.

Старания нигерийского правительства объясняются тем, что Нигерия все еще не может реализовать свой потенциал в газовой сфере. По данным статистики ВР, в ее недрах находится 5,1 трлн куб. м «голубого топлива» — седьмой показатель в мире и первый на африканском континенте. При этом по объемам добычи этого сырья Нигерия расположилась лишь на 17 месте. Что еще более важно — огромное количество газа не поступает на рынок, а сжигается на факелах. По данным отчета национальной нефтегазовой компании NNPC, в 2015 г. было сожжено 8,7 млрд куб. м сырья или 11,7% от общей добычи[v]. Нигерии необходимо наращивать свои экспортные возможности, которые сейчас ограничены единственным экспортным СПГ-терминалом.

Нежелание Нигерии вкладываться в новые проекты по экспорту СПГ можно связать в первую очередь с нехваткой средств на самостоятельную реализацию подобного рода крупных проектов. Статус межрегионального трубопровода дает возможность положиться на финансы других стран-участниц, а социальная важность этого объекта инфраструктуры гарантированно привлечет внимание международных организаций, фондов и финансовых институтов, которые с большим энтузиазмом берутся за популяризацию проектов, которые в перспективе способны принести стабильное развитие отсталым регионам.

Участниками Трансафриканского газового проекта должны стать все страны, через территорию которых пройдет трубопровод (повторим, что состав участников пока не определен). По задумке инициаторов, данный проект должен стать базой для развития экономического сотрудничества стран, а главное – связей между их электросетями и рынками электроэнергии. Отметим, что, судя по сообщениям информагентств, стороны особое внимание уделяли именно будущей кооперации в сфере электроэнергетики. Также за проектом должно последовать развитие субрегиональных интегрированных экономических кластеров (промышленных центров, центров по производству удобрений или продуктов питания). В общем, цели у Марокко и Нигерии крайне амбициозные, их можно кратко обозначить как всестороннее экономическое развитие региона на базе энергетической инфраструктуры.

Намерения безусловно благие. Однако, многочисленные примеры межрегиональных нефтегазовых трубопроводов в разных регионах мира показывают, что экономических стимулов мало для реализации и стабильного функционирования подобного рода проектов. Для их успеха необходимо политическое сотрудничество всех участвующих стран, заинтересованность в проекте платежеспособных инвесторов (будь то третья сторона, либо страны-участницы), а также возможность обеспечить безопасность на пути прокладки трубопровода.

О «предшественнике»  

«Предшественником» Трансафриканского газопровода можно смело назвать так и не реализованный Транссахарский газопровод из Нигерии в Алжир через территорию Нигера. Его запланированная мощность – 30 млрд куб. м газа в год, протяженность – 4400 км.

О серьезных планах строительства этого трубопровода заговорили в 2002 г. В период до 2009 г. стороны-участницы (правительства и их национальные компании: нигерийская компания NNPC, алжирская Sonatrach и компания Niger National Oil Company из Нигера) подписали межправительственное спонсорское соглашение. Кроме того, в 2006 г. была завершена технико-экономическая оценка проекта. Его стоимость составила сначала $10 млрд, а после переоценки, проведенной в 2014 г., выросла до $20 млрд.

Строительство Транссахарского газопровода активно поддерживали международные организации и финансовые институты. Так, МВФ и ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) публиковали отчеты, в которых всячески подчеркивали положительные стороны трубопровода, его направленность на диверсификацию энергетического импорта Европейского союза, развитие экономик стран-участниц и укрепление их сотрудничества[vi] [vii].

Отметим, что МВФ усмотрел главные риски проекта Транссахарского газопровода в снижении потребности ЕС в дополнительной диверсификации импорта, а также в росте стоимости строительства объекта. При этом эти организации мало внимания уделили политическим рискам, таким как терроризм, слабость и коррумпированность местных правительств и политических и финансовых институтов, хотя именно эти факторы в конечном итоге чаще всего тормозят развитие межрегиональных проектов в развивающихся странах.

Иностранные корпорации также выражали заинтересованность в реализации трубопровода-«предшественника». В 2008–2009 гг. авторитетные зарубежные СМИ писали о «противостоянии французской Total и российского «Газпрома» в борьбе за ресурсы Нигерии».  Российский газовый гигант, действительно, в тот период разрабатывал планы крупномасштабных инвестиций в западноафриканское государство. Было создано совместное предприятие под неприличным для носителей английского языка названием «Nigaz». Российско-европейское временное «соперничество» в Нигерии было интересно тем, что оно развивалось на фоне очередного обострения отношений между «Газпромом» и его европейскими покупателями после конфликта между Россией и Украиной и перебоев с поставками российского сырья в Европу. Тогда европейцы активно искали варианты диверсификации газового импорта, в том числе через Транссахарский трубопровод, однако и в Нигерии «натыкались» на интересы российской монополии[viii].

Однако «борьба» между «Газпромом» и Total оказалась эфемерной. Развитие проекта Транссахарского газопровода постоянно тормозили проблемы политического характера и вытекающие из этого финансовые сложности. Обострился конфликт в Нигерии. Международный финансовый кризис 2008-2009 гг. не прибавил уверенности потенциальным инвесторам. Затем началась «арабская весна». Кроме того, Алжир, со своей стороны, не проявлял большой заинтересованности. По словам бывшего советника Министерства нефти А.Эссауи, Алжир долгое время пытался добиться от нигерийского правительства предоставления точных данных о доказанных запасах газа в стране, однако так этого и не получил[ix]. Кроме того, Алжир был не удовлетворен переоценкой стоимости строительства газопровода.

Отметим, что у Алжира были важные экономические стимулы для развития Транссахарского проекта: из-за снижения объемов добычи газа в стране и бесконтрольного роста внутреннего потребления Алжир на протяжении уже нескольких лет не может использовать свою экспортную инфраструктуру на полную мощность. Предоставление транзита для нигерийского газа в этих условиях принесло бы дополнительные средства в казну, а также помогло бы сохранить свои позиции на европейском рынке (хоть и не за счет своего собственного сырья).

Заявления о возобновлении Транссахарского проекта поступают почти каждый год[x], однако по состоянию на 2017 г. никаких новых серьезных предпосылок того, что проект все же будет реализован, нет.

Новый проект, продвигаемый Нигерией и Марокко, отличается от Транссахарского количеством участников. То, как включить в работу целых 13 стран, ни марокканцы, ни нигерийцы пока не разъяснили. В остальном, многие военно-политические факторы риска, влияющие на привлечение инвестиций и реальность строительства и эксплуатации трубопровода, у двух проектов схожи.

Преграды и сложности

Учитывая экономико-политические проблемы африканского региона, отсутствие крепких и стабильных связей между его государствами (или хотя бы существования кооперации внутри групп государств), в том числе в странах Западной Африки, реализация любых крупномасштабных кросс-страновых проектов оказывается сложной задачей даже тогда, когда экономическая и социальная выгода таковых является бесспорной. В случае с Трансафриканским маршрутом налицо преграды политического и финансово-экономического характера.

Во-первых, в 2015 – 2016  гг. в Нигерии обострился военный конфликт, в особенности активизировались боевики организации «Боко харам» и другие группировки, действующие на северо-востоке страны. В мае 2016 г. был заблокирован нефтеэкспортный терминал американской ExxonMobil. Добыча в стране снижалась до 1,4 млн барр./день вместо 2,3 млн барр. в 2015 г.

Во-вторых, о сложностях, которые встречают субрегиональные проекты в африканских странах, можно судить из опыта Западноафриканского газопровода. Этот маршрут был запущен в эксплуатацию в 2008 г., первые поставки газа в Гану осуществили весной 2009 г. При этом уже в первый период эксплуатации поставки постоянно прерывались. Например, в 2012 г. были проблемы с качеством нигерийского газа, из-за чего импортирующие терминалы не могли принять поступающее сырье[xi]. Затем часть газопровода, проходящая по территории Ганы, была приспособлена под реверсные поставки газа с запада Ганы на восток, что отвечало потребностям страны, а также было необходимым ввиду роста производства газа на местных месторождениях.

Западноафриканский газопровод страдал и от проблем в сфере безопасности. В водах вдоль западного берега африканского континента промышляли группы пиратов. Действия одной из таких групп привели к тому, что Западноафриканский трубопровод не функционировал на протяжении почти года, возобновив работу в августе 2013 г[xii].

Во-третьих, Марокко и Нигерии придется договариваться не с одной, а с целым рядом стран-соседей. В случае избрания маршрута «вдоль берега Западной Африки», в проекте в общем целом будут участвовать 13 государств. И если Бенин, Того и Гану «взять на борт» не составит сложности, учитывая уже существующие связи с ними Нигерии (в виде Западноафриканского газопровода), то согласовывать участие Кот-д’Ивуара, Либерии, Сьерра-Леоне, Гвинеи, Гвинеи-Бисау, Гамбии, Сенегала и Мавритании будет крайне сложно хотя бы исходя из количества стран.

Если же трубопровод пойдет по другому маршруту – через Мали и Буркина-Фасо, проблем не убавится, ведь военно-политическая ситуация в этом районе крайне напряженная.

Как верно отмечают в агентстве Platts, наиболее коротким будет маршрут Нигерия-Нигер-Алжир-Марокко. Но такой вариант является по сути своей тем же проектом Транссахарского газопровода с присоединением Марокко.

Впрочем, пока какой-либо точной информации по поводу маршрута нет, поэтому и о конкретных политических рисках говорить рано. Отметим лишь, что они есть и будут, какой бы маршрут не был выбран, и недооценивать эти риски нельзя.

Наконец, отметим, что у данного проекта есть другие конкуренты, причем не трубопроводные. Это проекты экспорта сжиженного природного газа.

За последние два года запасы природного газа были найдены в странах, которые скорее всего лежат на пути Транс-Африканского проекта – в Мавритании и Сенегале. Причем в этих государствах уже заговорили о планах построить свой завод для экспорта СПГ. Несмотря на то, что международные организации (тот же МВФ, поддерживавший проект Транссахарского газопровода), еще несколько лет назад скептически относились к перспективам развития проектов СПГ в мире, считая их слишком затратными, сложившаяся на сегодня ситуация свидетельствует о том, что зачастую эти проекты оказываются дешевле и выгоднее, чем традиционный экспорт. В первую очередь потому, что лишают экспортера сырья необходимости полагаться на страны-транзитеры, как в период строительства, так и эксплуатации трубопроводов. МВФ отмечал, что СПГ-проекты являются экономически целесообразными при экспорте на более чем 4800 км. Однако риски, связанные с безопасностью в таком проблемном регионе как Западная Африка увеличиваются буквально на каждом новом километре пути трубопровода. Это повышает привлекательность проектов СПГ в сравнении с трубопроводным экспортом.

***

О проекте Трансафриканского трубопровода пока известно не много, ведь страны-инициаторы – Нигерия и Марокко – еще не провели необходимых технико-экономических оценок, не определились с количеством стран-участниц и не привлекли инвесторов. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что правительствам Нигерии и Марокко придется предпринять значительные усилия, чтобы договориться со странами-транзитерами, найти спонсоров и обеспечить безопасное строительство нового трубопровода. В условиях снижения цен на энергоносители, падения доходов международных компаний, развития рынка СПГ а главное, продолжающихся волнений в Нигерии, все это будет сделать крайне сложно.

[i] BBC http://www.bbc.com/afrique/region-38204543

[ii] Jeune Afrique http://www.jeuneafrique.com/379722/politique/maroc-nigeria-prolonger-gazoduc-ouest-africain/

[iii] https://www.youtube.com/watch?v=O6uH_qjmFyg

[iv] Media 24 https://www.youtube.com/watch?v=L1XxbR_Rwc4 ; Jeune Afrique http://www.jeuneafrique.com/mag/382678/economie/nigeria-a-lespagne-passant-maroc-projet-de-gazoduc-offshore-pharaonique/ ; Le Matin d’Algérie http://www.lematindz.net/news/22517-le-maroc-et-nigeria-discutent-du-lancement-dun-gazoduc-ouest-africain-vers-leurope.html

[v] Отчет NNPC за 2015 г. http://nnpcgroup.com/Portals/0/Monthly%20Performance/2015%20ASB%201st%20edition.pdf

[vi] МВФ http://addisababa.mfa.ir/uploads/Nigeria_-_Algeria_Pipeline_19959.pdf

[vii] OECD https://www.oecd.org/swac/maps/02-Transsaharan%20gas%20pipeline.pdf

[viii] FT https://www.ft.com/content/23d401e6-0338-11de-b405-000077b07658

[ix] Интервью А. Эссауи радиостанции Radio M от 6 декабря 2016 г. https://www.youtube.com/watch?v=Jyy10AZShnA

[x] Портал Oilprice.com http://oilprice.com/Energy/Energy-General/Nigeria-Mulls-20-Billion-Trans-Saharan-Natural-Gas-Project.html

[xi] Портал консорциума-оператора Западно-Африканского газопровода http://41.204.59.211:81/index.php?option=com_content&view=article&id=140%3Awest-african-gas-pipeline-resumes-gas-deliveries-but-with-less-gas&catid=59%3A2012-news&Itemid=135&lang=en

[xii] Портал консорциума-оператора Западно-Африканского газопровода http://41.204.59.211:81/index.php?option=com_content&view=article&id=155%3Awagp-resumes-operations&catid=62%3A2013-news&Itemid=146&lang=en

52.82MB | MySQL:106 | 0,632sec