О роли Сирии в политике курдских организаций Ирака

После падения режима Саддама Хуссейна иракские курды оказались в весьма непростой ситуации, когда им приходится лавировать между арабским миром, Турцией, Ираном, США и Западным сообществом. Наиболее проблематичны отношения иракских курдов с арабскими государствами. Курды боятся оказаться в глазах арабов агентами Запада, выступающими за пересмотр государственных границ или проводников интересов Израиля. В связи с их отношениями с Израилем, могут возникнуть проблемы с Ираном. В целом иракские курды не в состоянии проводить активную и вполне определенную внешнюю политику, по причине сильной зависимости от заинтересованных держав. Особую роль в политике курдских организаций, в том числе и иракских, занимает Сирия, которая на протяжении длительного времени оставалась партнером и патроном Рабочей партии Курдистана, которая действовала преимущественно в юго-восточных районах Турции – геополитического противника Сирии. Кроме того, правительство Сирии пытается проводить некую новую политику в отношении США и Запада. То есть, Сирия в регионе может одновременно рассматриваться и как партнер Западного сообщества.

Международный авторитет страны, после смерти Хафеза Асада, продолжает оставаться довольно высоким. Появились перспективы проведения либеральных реформ, но Сирия сохраняет основные принципы в своей внешней политике – отстаивая свои позиции региональной макродержавы. Вместе с тем, политический режим в Сирии продолжает придерживаться светских принципов, на чем и могут быть построены некоторые ситуационные отношения иракских курдов с этой страной, в условиях появления исламских радикалов в курдских провинциях Ирака.

Несомненно, Сирия выступает за соблюдение арабских национальных интересов, что предполагает сохранение территориальной целостности всех ближневосточных государств.

Следует отметить, что на примере событий в Иракском Курдистане обнаруживаются некие параллели в интересах различных арабских государств. То, что не обнаруживается, при рассмотрении событий, связанных с деятельностью ваххабитов в других регионах, нашло отражение в противостоянии радикальной исламистской организации «Джунд аль-Ислам» и региональной администрации Иракского Курдистана. По существу ваххабиты выступили на защиту арабских национальных интересов именно в арабском государстве, в противостоянии с курдами, то есть иным этносом. Если борьба с Израилем давно носит не антиеврейский, а скорее космополитический характер для саудовцев и большинства арабов-непалестинцев, то борьба с курдами может стать новой ареной защиты именно арабских национальных интересов.

Важным фактором развития политической ситуации в Иракском Курдистане является политика Сирии, которая пытается установить свое влияние в данном регионе. Сирия традиционно сотрудничала с Рабочей партией Курдистана и не имела прежде прочных и обязующих связей с политическими организациями Иракского Курдистана. Однако, ситуация изменилась, в связи с долговременными американскими и британскими инициативами в Иракском Курдистане и появлением перспективы создания Курдского государства. Принимая во внимание протекторат США над практически созданным в Косово албанским государством, прямой и косвенной поддержкой отдельных сепаратистски ориентированных этнических регионов, на периферии арабского мира может возникнуть этнически чуждое арабам государство, контролирующее богатые источники нефти. В связи с этим, состоялась первая встреча в Дамаске вице-президента Сирии Абдул Халим Хаддама с представителем Патриотического союза Курдистана, директором ближневосточного отдела «Бюро международных отношений» Адилем Мурадом. При этом, следует обратить внимание, что второе лицо в сирийской государственной иерархии встречается с не первым политиком Иракского Курдистана. Сирия пытается начать новую политическую игру с курдами, что связано с развивающимися сирийско-иракскими отношениями. Данные отношения обязуют Сирию защищать на международной арене интересы Ирака, как дружественного, практически союзного, государства. Этим Сирия приобретает новые позиции не только в части ее отношений с Ираком, но и на Ближнем Востоке в целом. Сирия также заинтересована в транзите иракской нефти через свою транспортную систему, что в значительной мере связано с ситуацией в Иракском Курдистане. Отношения с Сирией важны для регионального правительства Иракского Курдистана, особенно при наличии проблемы исламского радикализма. Сирия занимает принципиальную позицию относительно деятельности исламских радикалов, прежде всего «Братьев- мусульман». Это создает почву для взаимопонимания между Сирией и политическими организациями Иракского Курдистана.

Вместе с тем, Сирия, имеющая тесные отношения с исламскими организациями в Ливане и Палестине, борющимися с Израилем, может поддержать и исламистов в населенных курдами районах, если будет создана реальная угроза арабским (и, прежде всего, сирийским) национальным интересам.

Сирия давно установила тесные отношения с Францией и Великобританией по ряду стратегических проблем региона, в том числе по вопросам радикальных исламских и левых движений. Опираясь на поддержку и согласованность действий с этими двумя старыми колониальными державами, располагающей широкой агентурной сетью в регионе, Сирия способна влиять на многие этнополитические движения, в том числе курдские.

Следует отметить, что в урегулировании сирийско-турецких отношений участвовали не только американцы, но и европейцы. В связи с этим, можно предположить, что Сирия пытается проводить в отношении курдов Ирака и Турции политику «патронажа», а курдское направление ее политики становится одним из наиболее важных. Это предполагает инициативы в отношении не только сепаратизма курдов в Турции, но и в Ираке. Курды в целом не настроены ухудшать отношения с арабским миром, и Сирия практически стала посредником между курдами и заинтересованными арабскими государствами.

42.65MB | MySQL:87 | 0,705sec