Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (30 января – 5 февраля 2017 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты продолжаются в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, Афганистане и Сомали. Напряженной остается обстановка на Синайском полуострове в Египте. США ввели новые санкции в отношении Ирана в связи с испытанием баллистических ракет в этой стране.

1 февраля в Абу-Даби состоялась четвертая сессия Российско-арабского форума сотрудничества. Глава МИД России С. Лавров своем выступлении на встрече призвал арабские страны присоединиться к торгово-экономическому эмбарго в отношении территорий, подконтрольных «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в РФ). С. Лавров высказал мнение, что возвращение Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ) способствовало бы политическому урегулированию в этой стране. В ответ генсек ЛАГ А. аль-Гейт заявил, что возвращение САР в организацию зависит от желания её членов. В итоговом коммюнике встречи подчеркивается, что борьба с международным терроризмом «должна быть всеобъемлющей, прозрачной и проходить при полной координации сторон». Участники форума выразили поддержку сохранению единства Сирии, «ее суверенитета и независимости, а также территориальной целостности». Было заявлено, что «единственный путь для разрешения кризиса в Сирии — политическое решение». Очередная сессия Российско-арабского форума сотрудничества пройдет в 2018 г. в России.

Сложная обстановка сохраняется в Сирии. В целом по стране правительственная армия и формирования вооруженной оппозиции соблюдают режим прекращения огня. Глава МИД РФ С. Лавров заявил 1 февраля, что механизм России, Ирана и Турции уже позволяет отслеживать соблюдение перемирия в Сирии. При этом никакие режимы прекращения огня не касаются «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ).

Тем временем правительственные войска и союзные им силы продолжают боевые действия против боевиков ИГ и других экстремистских группировок. На минувшей неделе наиболее интенсивные бои велись в центральной провинции Хомс, где части правительственные силы продолжали наступление на позиции боевиков ИГ в сторону Пальмиры. Кроме того, сирийские военные вели наступление на позиции боевиков ИГ к северо-востоку от Алеппо, освободив от противника целый ряд населенных пунктов, а также продвигаются в направлении города Эль-Баб. На этот город также наступают формирования сирийской оппозиции, поддерживаемые турецкими войсками. Ожесточенные бои между сирийской армией и джихадистами из ИГ не прекращаются в районе города Дейр-эз-Зор на северо-востоке САР. Дальние бомбардировщики Ту-22МЗ ВКС РФ дважды — 30 января и 3 февраля — наносили удары по объектам противника в провинции Дейр-эз-Зор. Вооруженные формирования преимущественно курдской оппозиционной коалиции «Силы демократической Сирии» при массированной поддержке авиации международной коалиции во главе с США 4 февраля начали «новую фазу» наступления на город Ракка – сирийскую «столицу» ИГ. Ранее сообщалось, что целью этой новой фазы станет полное окружение города.

Президент Сирии Б. Асад 5 февраля продлил до 30 июня действие принятого в июле 2016 года закона об амнистии для сдавшихся властям боевиков.

Министр иностранных дел России С. Лавров заявил 30 января, что «переговорный процесс по Сирии, начатый под эгидой ООН, был в глубоком тупике, поэтому Россия считает важным его стимулировать». Глава российской дипломатии призвал ООН поторопиться с организацией нового раунда межсирийских переговоров в Женеве.  При этом, по мнению С. Лаврова, оппозицию в Сирии, выдвигающую предварительные условия для переговоров, не предусмотренные резолюциями Совбеза ООН, «надо терпеливо продолжать приглашать к переговорному процессу, но не уговаривать». Касаясь предложения президента США Д. Трампа о создании зон безопасности в Сирии, С. Ларов отметил, что Россия считает возможным подумать о создании мест для проживания внутренне перемещенных лиц на территории Сирии. Это все потребует «практического согласования деталей и самого принципа создания таких территорий, в том числе с правительством САР».

Возобновление переговоров по Сирии под эгидой ООН намечено на 20 февраля, заявил 31 января спецпредставитель генсека ООН по Сирии С. де Мистура. Сирийская вооруженная оппозиция считает преждевременными разговоры о новом раунде мирных переговоров в Женеве, так как ждет от России ответа на свои предложения по механизму контроля перемирия в Сирии, заявил глава делегации оппозиции на переговорах в Астане М. Аллюш.

Испытание Ираном баллистической ракеты, которое прошло 29 января, вызвало резко негативную реакцию в Израиле и США. В израильском руководстве заявили, что подобные испытания угрожают всему Ближнему Востоку. Проведенное Ираном испытание баллистической ракеты было «совершенно недопустимым». Об этом заявила 31 января постоянный представитель США при ООН Н. Хейли по итогам закрытой встречи Совбеза, на которой обсуждался ракетный пуск Тегерана. Президент США Д. Трамп заявил 2 февраля, что он «не исключает никаких вариантов» американского ответа на действия Ирана. 3 февраля США ввели новые санкции в отношении ИРИ. Ограничительные меры коснулись 13 физических лиц и 12 организаций, причастных к программе разработки Тегераном баллистических ракет или каким-либо образом оказывающих поддержку КСИР. В Вашингтоне заявили, что США намерены и впредь принимать в отношении Ирана «целесообразные ответные меры». В то же время пресс-секретарь Белого дома Ш. Спайсер признал 3 февраля, что испытание баллистической ракеты, недавно проведенное Ираном, не является прямым нарушением условий ядерного соглашения, заключенного с Тегераном, хотя «оно противоречит его духу». Глава Пентагона Дж. Мэттис 4 февраля назвал Иран «крупнейшим спонсором мирового терроризма» среди всех стран. Вместе с тем, Мэттис добавил, что не видит необходимости «в увеличении американского военного присутствия в регионе».

В Тегеране в ответ на действия Вашингтона заявили, что Иран продолжит реализацию своей ракетной программы, несмотря на угрозы США. При этом власти Ирана не собираются спрашивать ни у кого разрешения на осуществление своих оборонных программ. Иранцы утверждают, что их ракетные программы «имеют исключительно оборонительную направленность. Конструкция всех без исключения иранских ракет не предусматривает их оснащения ядерным оружием. Ракетное вооружение ИРИ не подпадает под действие резолюции 2231 (Совбеза ООН)». Иран также ответил на новые санкции США проведением учений воздушно-космических сил КСИР на севере страны.

Соединенные Штаты намерены продолжать сотрудничество с Саудовской Аравией во всех областях, заявил 1 февраля глава Пентагона Дж. Мэттис в разговоре с министром обороны КСА принцем Мухаммедом бен Сальманом. Со своей стороны, саудовский министр отметил «богатый опыт Мэттиса в регионе» и «желание как можно скорее начать совместную работу в интересах двух государств, в том числе в противостоянии террору, (незаконным) вооруженным формированиям, пиратству с целью вернуть стабильность в регион».

30 января фрегат саудовских ВМС был подбит йеменскими повстанцами-хоуситами при помощи лодки, начинённой взрывчаткой, у западного побережья Йемена. Два члена экипажа были убиты и трое получили ранения. 3 февраля США направили эсминец своих ВМС для патрулирования Красного моря возле берегов Йемена, чтобы перекрыть связи шиитских повстанцев с Ираном.

Руководство Израиля 1 февраля санкционировало строительство еще трех тысяч единиц жилья для еврейских поселенцев на палестинских территориях Западного берега реки Иордан (ЗБРИ). Напомним, что Министерство обороны Израиля за последние две недели утвердило строительство 5,7 тыс. единиц жилья для поселенцев на ЗБРИ.

Новая администрация США считает, что расширение существующих еврейских поселений на оккупированных палестинских территориях и строительство новых таких объектов не способствует урегулированию ближневосточного конфликта. В то же время она «не считает существование поселений препятствием (на пути к) миру» на Ближнем Востоке, отметил официальный представитель президента США Д. Трампа.

Саммит глав государств и правительств стран-членов Евросоюза, состоявшийся на Мальте, утвердил 3 февраля стратегию по преодолению миграционного кризиса в Средиземноморье. 28 государств-членов ЕС выработали план из 10 приоритетных пунктов в поддержку Ливии, являющейся перевалочным пунктом на пути беженцев из Африки в Европу. В документ было также включено соглашение о беженцах между Ливией и Италией, заключенное накануне. Евросоюз намерен оказывать более активную помощь в обучении и оснащении береговой охраны Ливии, которая должна активизировать борьбу с контрабандистами, осуществляющими переброску нелегальных беженцев из Ливии в Италию. Кроме того, государства-члены ЕС заявили о необходимости поддерживать международные организации, занимающиеся оборудованием лагерей для беженцев в Ливии. В заявлении говорится о готовности поощрять добровольное возвращение беженцев на родину и укреплять охрану границ Ливии с соседними государствами.

30 января участники 28-го саммита Африканского союза (АС), проходящего в Аддис-Абебе, большинством высказались за возвращение Марокко в состав организации. Инициативу членства Марокко в рядах АС поддержали 39 африканских государств из 54. В 1984 г. Марокко вышло из Организации африканского единства (ОАЕ) — предшественницы АС. Причиной такого шага стало принятие в ОАЕ Западной Сахары, добивающейся независимости, которую Марокко считает своей территорией. Однако летом 2016 г. король Мухаммед VI заявил, что Рабат намерен вернуться в состав АС. В итоге королевство стало 55 членом Африканского союза.

По состоянию на ноябрь 2016г. власти Афганистана контролировали лишь 57,2% территории страны — на 15% меньше, чем годом ранее. Об этом говорится в опубликованном 1 февраля докладе, подготовленным офисом Специального генерального инспектора по реконструкции Афганистана — американской наблюдательной организацией, созданной по указанию Конгресса США для контроля за финансовой помощью Кабулу. Более 10% районов страны полностью перешли под управление боевиков, в то время как контроль над еще 33% территории «различные формирования пытались оспорить у правительственных сил».

Совет Безопасности ООН 3 февраля исключил лидера оппозиционной Исламской партии Афганистана Г. Хекматияра из санкционного списка лиц, имеющих отношение к группировкам ИГ и «Аль-Каида» (запрещены в РФ). Власти Афганистана попросили об этом ООН в рамках соглашения, заключенного с Г.Хекматияром и его вооруженной группировкой в сентябре 2016 г. Соглашение предусматривает амнистию в отношении него в обмен на поддержку афганской конституции и обещание расформировать боевое крыло своей организации. Группировка Хекматияра — второе по величине военизированное формирование в стране.

2 февраля Турцию с визитом посетила канцлер Германии А. Меркель. По словам турецкого президента Р. Т. Эрдогана, основными темами встречи были ситуация в Сирии и Ираке, действие соглашения по беженцам и в связи с этим ситуация в Эгейском море, борьба с терроризмом, а также возможные будущие шаги в Сирии. Р. Т. Эрдоган отметил, что особенно в области борьбы с терроризмом важны сотрудничество и солидарность между партнерами по НАТО. Со своей стороны, А. Меркель заявила, что Германия и Турция намерены усилить сотрудничество в борьбе с терроризмом. Канцлер также призвала к соблюдению в Турции гражданских прав и выразила озабоченность случаями преследования журналистов в Турции. А. Меркель также считает, что Турция пока не выполнила ряд условий для введения безвизового режима с Евросоюзом.

 

Приложение

 

 

О некоторых аспектах политики Китая на Ближнем Востоке

 

 

Китай, динамично усиливающий свою мощь, играющий ключевые роли в мировой политике и имеющий растущие геополитические амбиции, не может обойти вниманием Ближний Восток. Развитие ситуации в этом регионе напрямую затрагивает интересы КНР и требует присутствия здесь Пекина. Поэтому целенаправленное и активное расширение многоплановых отношений с ближневосточными странами, укрепление своего авторитета и влияния в этом районе мира, исходя «из стратегических и долгосрочных перспектив», а также взаимной выгоды, относится к одному из приоритетов современной внешней политики Китая. В последние годы экономические и политические позиции Пекина на Ближнем Востоке значительно усилились.

По мнению китайских экспертов, Пекин добивается политических и экономических успехов в регионе с минимальным расходом ресурсов, воздерживаясь от громкой риторики и демонстративных действий, использует преимущественно экономические методы для достижения поставленных целей, не наживает себе врагов, не играет «военными мускулами» и «не рвется командовать» ближневосточными странами». У КНР не было конфликтов с государствами этой части мира, а хорошие отношения с Пекином считаются общепризнанной данностью на Ближнем Востоке. Так, дружественные отношения Пекин поддерживает как с аравийскими монархиями, так и с Ираном. Уважительно к КНР относится Израиль и палестинцы. В Пекине заявляют, что в отличие от Запада, который стремится навязывать другим свои ценности и политические системы, Китай взаимодействует с ближневосточными странами «на основе принципов равенства, справедливости, взаимного уважения и взаимной выгоды». Причем в Пекине не задают вопросов о демократии. На Ближнем Востоке многие рассматривают КНР в качестве альтернативной силы на международной арене и гибкого партнера. Сами же китайцы много и довольно успешно работают по формированию в странах региона образа «дружественной и ответственной державы». Построение отношений с каждой из ближневосточных стран основывается на учете особенностей ее внутреннего развития и приоритетных областей сотрудничества.

Пристальное внимание КНР к Ближнему Востоку во многом обусловлено факторами энергетического и экономического характера. Быстро растущая китайская экономика требует все большего количества энергоресурсов, в том числе углеводородных. При этом примерно 70% китайского импорта нефти и газа приходится на страны Ближнего Востока, главным образом на Саудовскую Аравию и Иран. КНР инвестировала в арабский углеводородный сектор многомиллиардные суммы. По прогнозам экономистов китайский спрос на нефть будет неуклонно увеличиваться, а Ближний Восток будет оставаться для Китая важным источником энергоресурсов.

Экономический аспект ближневосточной политики КНР не ограничивается только энергетической сферой. Китай стал одним из важнейших экономических и торговых партнеров стран региона. Пекин вложил многомиллиардные инвестиции в Иран, Ирак и аравийские монархии, а также инициировал инвестиции стран Персидского залива, прежде всего Катара, в КНР.

Значение Ближнего Востока для Китая приобретает особый вес в связи с началом реализации Пекином планов по созданию «экономического пояса Шелкового пути» и «морского Шелкового пути XXI века». Указанные мегапроекты призваны постепенно и достаточно глубоко вовлечь экономику и рынки центрально-азиатских и ближневосточных стран в орбиту китайских торгово-экономических и геополитических интересов, обеспечивая их эффективное продвижение далее на европейский континент, а «морской шелковый путь» должен гарантировать безопасность поставок в Китай углеводородного сырья через Индийский океан и Малаккский пролив.

В целом, по мнению западных экспертов, именно «энергетика будет наиболее важным мотивирующим фактором, формирующим китайскую внешнюю политику в отношении Ближнего Востока в поддающемся предвидении будущем». А это предполагает интенсивную целенаправленную деятельность по обеспечению национальным нефтегазовым компаниям прочных позиций в углеводородном секторе экономики ближневосточных, в первую очередь, арабских стран.

Китай ратует за стабильность и безопасность на Ближнем Востоке, особенно в зоне Персидского залива, так как это напрямую связано с его энергетической безопасностью и обеспечением «нормального функционирования выстроенных им здесь экономических схем». Так, в « Пекине помнят, что «демократическая революция» в Ливии, например, стоила работавшим в стране 75 китайским компаниям почти 19 млрд долларов. Ближний Восток рассматривается руководством КНР и «как поле по приложению усилий, направленных на противодействие исламскому терроризму, угрожающему стабильности как соседних с Китаем стран, так и неспокойного Синьцзяня в самом Китае». Пекин объявил о своем присоединении к борьбе против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ).

До недавнего времени Китай старался «держаться поодаль от запутанной политики региона» и не «выносил на первый план не стратегическое сотрудничество, предполагающее взаимную ответственность». Вместе с тем, развитие ситуации в регионе во все большей степени вынуждает Китай предпринимать шаги с целью обеспечения собственной безопасности, особенно энергетической. К тому же «Ближний Восток слишком важен для Китая, чтобы оставлять его на волю других». В Пекине отдают себе отчет в том, что «возникновение хаоса в регионе приведет к непоправимым потерям для Китая», что «сейчас не время стоять в стороне».

В итоге Китай все активнее участвует в разрешении конфликтных ситуаций на Ближнем Востоке. Об активизации китайской политики в регионе свидетельствует визит председателя КНР Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию, Иран и Египет в январе 2016 г., в ходе которого было заявлено о повышении уровня «всеобъемлющего стратегического сотрудничества» Пекина с тремя вышеуказанными странами, а также подписан целый ряд двусторонних соглашений о сотрудничестве в сферах торговли, экономики и инвестиций.

Пекин, как участник ДНЯО, выступает против намерения любого государства региона создать собственное ядерное оружие. Китай принимал деятельное участие в переговорах по иранской ядерной проблеме и во многом способствовал подписанию в 2015 г. соглашения между Тегераном и ведущими мировыми державами по урегулированию вопросов, связанных с ядерной программой ИРИ. В то же время Пекин не стал принимать чьей-либо стороны в конфликте между ИРИ и КСА, обострившимся в начале 2016 г.

Что касается Сирии, то Китай поддерживает суверенитет и территориальную целостность этой страны, выступает за прекращение насилия и урегулирование сирийского кризиса исключительно политико-дипломатическими средствами. КНР содействовала созыву конференции «Женева-2» по сирийскому урегулированию, участвует в работе Международной группы поддержки Сирии. При этом Китай вместе с Россией заблокировали проекты резолюций Совбеза ООН, не исключавшие применение силы в отношении официального Дамаска. Отметим, что такая позиция КНР по Сирии привела к «некоторым трениям» в отношениях Пекина с аравийскими монархиями. Относительно встречи по сирийскому урегулированию в столице Казахстана в январе 2017 г. в МИД КНР заявили, что «переговоры участников сирийского конфликта в Астане имеют позитивное значение для урегулирования кризиса в Сирии политическим путем. Решение сирийского вопроса должно осуществляться в тесном сотрудничестве с ООН». КНР и в дальнейшем намерена прилагать усилия для продвижения межсирийского диалога и налаживания мирной жизни в Сирии.

В Пекине считают, что «справедливое урегулирование палестино-израильского и арабо-израильского конфликта на международно-правовой основе будет иметь огромное значение для укрепления безопасности на Ближнем Востоке и Северной Африке».

Китай официально выступает за суверенитет и сохранение территориальной целостности Ирака, поддерживает Багдад в его борьбе с ИГ, выступает за политическое урегулирование внутрииракских проблем.

До недавнего времени китайское руководство считало, что Ближний Восток «далек» от проблем обеспечения военной безопасности страны. Вместе с тем, необходимость защиты путей импорта углеводородов и обеспечения интересов КНР в регионе стимулируют принятие Пекином мер (пока достаточно ограниченных) по установлению прямого китайского военного присутствия на Ближнем Востоке. Китай стал энергично развивать свои ВМС. В Джибути создается первая в регионе (и за пределами КНР в целом) китайская военно-морская база. Китайские военные корабли стали чаще появляться в водах, омывающих страны Ближнего Востока.

Развивается и военно-техническое сотрудничество Китая с ближневосточными государствами. В первую очередь, речь идет об Ираке, Иране и Саудовской Аравии.

52.49MB | MySQL:102 | 0,493sec