К вопросу о передаче в Турецкий фонд благосостояния государственных активов. Часть 2

5 февраля 2017 года в так называемой «Официальной газете» были опубликованы постановления турецкого правительства, предусматривающие передачу в пользу Турецкого фонда благосостояния акций крупнейших турецких компаний и ряда объектов недвижимости, находящихся в государственной собственности. Продолжаем разбирать вопросы, связанные с этим достаточно молодым ведомством, – с анализа соответствующего Закона №6741 от 19.08.2016 об учреждении Фонда.

Источники пополнения Фонда перечисляются следующим образом: 1) Со стороны Высшего совета по приватизации (Özelleştirme Yüksek Kurulu), 2) Излишки со стороны государственных учреждений и ведомств, 3) С внутреннего и внешнего рынков капитала и наличности, 4) Прочие источники (иными словами, Фонд не стеснен в инструментах по привлечению средств как со внутреннего, так и со внешнего рынков, и за ним целиком и полностью стоит государство, которое перенаправляет на деятельность Фонда разного рода «излишки»).

При привлечении финансирования под «портфолио» Фонда могут выпускаться гарантии, поручительства, залоговые обязательства и оформляться ипотека. Оценка недвижимости, проектов в этой сфере или же правовых норм их регулирования, оценивается по международным стандартам компаниями, находящимися в списке Совета по регулированию рынка капитала (Sermaye Piyasası Kurulu).

Прежде чем продолжить, резюмируем – просматривается акцент в деятельности Фонда на будущих операциях на рынках крупных проектов (включая зарубежные), в т.ч. связанных с недвижимостью. И здесь Фонд нисколько не стеснен в инструментах по привлечению под них средств, используя преимущества своего двойственного статуса – государственной компании, но существующей в частном правовом поле.

Контроль за учреждаемой компанией (ЗАО), за создаваемым ею другими компаниями, за Фондом благосостояния и за другими фондами, образованными Фондом ведётся независимый. Контроль осуществляется по соответствующим стандартам аудиторами (по крайней мере тремя), назначаемыми премьер-министром, — специалистами в сфере рынков капитала, финансов, экономики, банковского дела и развития. Результаты аудита в форме соответствующего отчета в июне месяце каждого года передаются на рассмотрение в Совет министров. Далее, в октябре месяце каждого года, отчеты о деятельности будут передаваться для рассмотрения в Комиссию Великого Национального Собрания (Меджлиса) Турции по планированию и бюджету.

Вообще, именно данный пункт вызвал оживленные дебаты среди экспертного сообщества. Как указывают критики, с одной стороны Фонд берет на себя функции Казначейства Турции, будучи в состоянии привлекать средства для реализации проектов со внутреннего и внешнего рынка под соответствующим образом оформленные гарантийные обязательства по возврату займа. А с другой стороны, Фонд благосостояния проверяется и контролируется независимыми аудиторами, причем назначаемыми премьер-министром страны, но не Счётной палатой. Отдельным вопросом, разумеется, является то, какие ведомства являются акционерами Фонда (не путать с тем, что средства были внесены Управлением по приватизации). Но здесь речь идёт о том, что финансовые операции Фонда выпадают из бюджета и не будут в нём учитываться. Что и позволило критикам данной структуры во всеуслышание заявлять о том, что формируется «параллельное» Казначейство и параллельный бюджет.

При этом в Законе четко разделяются обязательство «управляющей компании» и самого Фонда благосостояния. В частности, по обязательствам компании перед третьими лицами Фонд не отвечает. Проще говоря, если в случае Казначейства Турции по обязательствам Казначейства отвечает турецкое государство, то выглядит так, что в данном случае такой ответственности не предусмотрено. Отдельно оговаривается то, что Фонд благосостояния нельзя обанкротить.

Помимо этого, ЗАО управляющая компания Фонда, сам Фонд благосостояния и образованные ими компании и фонды получают целый ряд налоговых льгот. Они освобождены, в частности, от налога на прибыль и корпоративного налога. Причем практически в полном объёме, за рамками налогов за пользование электричеством, газом и налогом, взимаемым при страховании от пожара. Более того, на компанию, Фонд и образованные ими компании и фонды не распространяются ограничения, накладываемые на государственные учреждения и ведомства в рамках действующего законодательства. И в соответствующем разделе приводится длинный перечень законодательных актов, которые не будут применяться к создаваемым структурам.

Итак, подводим черту: налицо создание «супер-корпорации», которая получает в свое распоряжение крупнейшие активы, находящиеся в собственности государства (о них – в следующем материале), чья деятельность выведена по большому счету из под государственного аудита, в частности — со стороны Счётной палаты. При этом данная корпорация управляется лицами, назначаемыми напрямую премьер-министром страны ( после референдума по конституционным поправкам, если будет сказано «да», то – президентом страны) и перед ним же и отчитывается. Парламентский контроль – здесь, похоже, вторичен ( на этот счет будет ещё проанализирован Устав Фонда).

У компании и Фонда широкий спектр полномочий по привлечению заимствований и по реализации стратегических проектов, чьи планы утверждаются не законодательным собранием, а исполнительной властью. Кроме того, компания получает практически полную налоговую амнистию и выводится из под законодательства, регулирующего деятельность государственных учреждений, что обеспечивает Фонду и компании сверхприбыли, не попадающие в бюджет, которыми Фонд, а точнее правительство страны свободны распоряжаться в рамках своих соответствующих планов и программ.

62.35MB | MySQL:101 | 0,495sec