Турция наращивает присутствие в странах Африки

С 22 по 25 января состоялась поездка президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана по странам Африки, включавшая в себя его визиты в Танзанию, Мозамбик и Мадагаскар. Р.Т.Эрдоган стал абсолютным рекордсменом среди мировых лидеров по количеству посещенных им африканских стран. 20 государств было посещено им за годы нахождения на постах премьер-министра и президента Турции. В 2012 году он посетил Египет, Ливию и Тунис. Во всех этих странах в указанном году к власти пришли представители движения «Братья-мусульмане» («Ан-Нахда» в Тунисе). Наблюдатели рассматривали данную поездку как стремление Турции доминировать в арабских странах Северной Африки. Однако здесь геополитическим проектам Р.Т.Эрдогана не суждено было сбыться. В 2013 года в ходе военного переворота протурецкие «Братья-мусульмане» потеряли власть в Египте, а вскоре в ходе парламентских выборов мирно уступили ее в Тунисе. В то же время помимо этих стран Р.Т.Эрдоган посетил как арабские североафриканские государства, так и государства Тропической Африки, находившиеся до этого вне орбиты турецкой внешней политики. В 2004 году Р.Т.Эрдоган посетил Алжир, Тунис и Эфиопию, в 2009 году Египет, Сомали и ЮАР. В 2013 году –Габон, Нигерию, Сенегал и Марокко.  В 2014 году председательствовал на экономическом форуме «Турция-Африка», прошедшем в Экваториальной Гвинее. В 2015 году побывал в Сомали, Джибути и Эфиопии. В 2016 году совершил визиты в Сенегал, Гвинею, Кению, Уганду, Нигерию и Гану. Количество турецких посольств в странах Африки за годы пребывания у власти Партии справедливости и развития увеличилось с 12 до 39.

Что же побуждает турецкого лидера к открытию этого нетрадиционного для Турции внешнеполитического направления? Двумя основными причинами являются стремление к экономическому проникновению турецких компаний на африканский континент и развитию военного сотрудничества с африканскими странами в рамках заявленной цели превращения Турции в глобальную великую державу. После путча июля 2016 года к этому прибавилось также противодействие организации Фетхуллаха Гюлена «Хизмет», успевшей закрепиться в ряде африканских стран. В сфере экономике особое внимание уделяется торговым связям и поощрении турецких инвестиций в Африку. Особенно актуальным это стало, начиная с 2016 года, когда экономический кризис, поразивший Турцию, лишил многие турецкие компании работы у себя на родине. Товарооборот Турции со странами Африканского союза вырос с 3 миллиардов долларов в 2002 году до 25 миллиардов в 2016-м. В 2008 году в Стамбуле состоялся первый экономический форум «Турция-Африка». Второй форум прошел уже в Экваториальной Гвинее в 2014 году. 12 апреля 2016 года Турция получила статус наблюдателя в Африканском союзе. О важности африканских стран для турецкой экономики свидетельствуют темы, затрагивавшиеся турецким лидером в переговорах с африканскими коллегами во время последнего по времени визита. На переговорах с президентом Танзании Джоном Магуфули речь шла о турецких инвестициях в строительство железнодорожной магистрали из Дар эс-Салама в соседнюю Замбию. Правительство Танзании выдвинуло проект строительства сети железных дорог, которые должны связать страну с Угандой, Бурунди и Демократической Республикой Конго. Президент Турции пытался лоббировать привилегии для компаний своей страны при проведении железнодорожного тендера. Получение таких привилегий вполне возможно, учитывая уход большей части западных компаний из этого проекта в 2015 году.  В Мозамбике Турцию заинтересовали проекты по добыче природного газа и строительстве завода по производству сжиженного природного газа (СПГ). В то же время большое влияние турецкое руководство уделяет поддержке среднего и малого бизнеса своей страны. В связи с утратой турецкими малыми и средними фирмами рынков в Сирии и в Ираке поиск новых возможностей в Африке представляется крайне актуальным.

Однако турецкое присутствие на африканском континенте не ограничивается экономикой. Анкара стремится  развитию военного сотрудничества с африканскими странами. Делается это в рамках общей милитаризации общественно-политической жизни в Турции в соответствии с формулой «турецкая нация как нация солдат» и лозунгом «Вновь сделаем Турцию великой». После 2010 года турецкие вооруженные силы (TSK) приступили к расширению своих международных контактов, ранее замыкавшихся исключительно на страны-члены НАТО. На сегодняшний день TSK имеют соглашения о военном сотрудничестве с армиями 68 стран мира. Количество иностранных офицеров, обучающихся в турецких военных училищах или проходящих в этой стране курсы повышения квалификации увеличилось с 1278 в 2009 году до 3555 в 2015 году. Если в 2009 году Турция располагала 53 военными атташе в иностранных государствах, то в 2015 году их число выросло до 80. За этот же период турецкий военный экспорт вырос на 98%: с 832 миллионов долларов до 1,65 миллиардов. Не обошли своим вниманием турецкие военные и Африку. Турция открыла свою военную базу в Сомали, став тем самым шестым государством мира, имеющим военное присутствие на африканском континенте после США, Великобритании, Франции, Японии и ОАЭ. После нападения террористической группировки «Аш-Шабаб» на турецкое посольство в Могадишо турецкие военные начали тренировки антитеррористического подразделения в Сомали. В октябре 2014 года турецкая эскадра «Барбаросса» (названа так в честь знаменитого османского пирата 16 века) совершила экспедицию вокруг Африки, посетив 25 портов в 24 странах.

Одним из факторов, побуждающих турецкого лидера увеличивать активность на африканском направлении после политического конфликта между ним и Фетхуллахом Гюленом является стремление убрать из африканских государств сеть образовательных учреждений организации «Хизмет». Впрочем, зачастую подобные устремления турецкого руководства не находят понимания в африканских государствах. Например, в Гвинее местное правительство явно не собирается закрывать сеть общеобразовательных заведений Ф.Гюлена, несмотря на просьбы Анкары. Дело в том, что школы Гюлена с их качественным и дешевым образованием приобрели большую популярность у африканского среднего класса.

В 2015-2016 годах сближение Турции с африканскими странами преследовало также цели смягчить внешнеполитическую ситуацию Турции в условиях изоляции этой страны на Ближнем Востоке, связанной с экспансионистской политикой правительства ПСР и ухудшением отношений (иногда доходящих до враждебности) с Ираком, Сирией, Египтом. Одновременно этот всплеск внешнеполитической активности совпал с российско-турецким конфликтом. В то же время в активизации турецко-африканских связей есть и элемент долговременной стратегии. Анкара вслед за странами Евросоюза, США и Китаем хочет участвовать во освоении богатств и нереализованных экономических возможностей Африки.

21.87MB | MySQL:65 | 0,492sec