Алжир обеспокоен берберскими выступлениями в Марокко

Алжирские власти активизируют свои действия в собственных берберских районах в связи с выступлениями населения марокканского региона Риф. В частности, речь идет о новых арестах среди членов «сепаратистской» организации ДАК (Движения за автономную Кабилию) после недавних боев в области Буйра с боевиками вооруженных антиправительственных отрядов.

Что же касается ситуации в Марокко, то на этот раз речь идет о расширении берберских волнений на севере страны, начавшихся с конца октября 2016 года после гибели в городе Аль-Хосейма местного торговца Мухсина Фикри. Произошло это при попытке конфискации у него полицией корзины с рыбой, когда он попытался не допустить этого.

Следует заметить, что протесты охватили не только регион Риф, но и другие берберские районы королевства.

Примечательно, что постепенно среди демонстрантов стал все более популярным лозунг: «Мухсин Фикри – наш Мухаммед Буазизи» (молодой тунисец, уличный торговец, покончивший жизнь самосожжением в декабре 2010 г. после конфискации полицейскими его товаров, смерть которого вызвала массовые волнения в Тунисе, приведшие в конечном итоге к свержению правящего в стране режима Бен Али).

Следует заметить, что в феврале 2017 года продолжающиеся протесты отчасти даже расширились за счет выдвижения его участниками новых требований. Так, например, если сначала они добивались проведения «расследования и наказания виновных», то теперь они желают от марокканских властей «социальной и экономической справедливости».

Отчасти эти требования представляются обоснованными. По информации берберских организаций, уровень безработицы в регионе Риф превышает 15 процентов, в то время как уровень неграмотности составляет почти 40 процентов (особенно в отдаленных горных районах страны, среди которых, в частности, заметно выделяется провинция Аль-Хосейма).

Сочетание этих проблем и послужило истинной причиной возникновения столь масштабных социальных протестов, для начала которых не хватало только искры, которой и стала смерть Мухсина Фикри.

Следует заметить, что власти страны отреагировали на случившееся достаточно оперативно. Сам король Мохаммед VI распорядился о начале расследования, которого так требовали протестующие.

В результате, по данным марокканской прессы, в конце января следствие было завершено и 11 человек, включая представителей местной администрации, отвечающие за положение дел в рыболовной отрасли и МВД, предстали перед судом по обвинению в убийстве, который должен в ближайшее время вынести свой вердикт по данному делу.

Однако такая реакция власти лишь подстегнула население области Риф к выдвижению ими новых требований относительно улучшения его жизни. В частности, они касались строительства в регионе специализированной больницы для лечения онкологических заболеваний, университета, решения проблем занятости молодежи, а также сохранения берберской идентичности.

Особое внимание уделялось последнему моменту, несмотря на то, что вопрос культурной автономии представляется наиболее решенным в Марокко, где численность берберского населения превышает 50 процентов.

Тем не менее, его представители требуют от марокканских властей «выполнить положения собственной Конституции 2011 года относительно сохранения и развития языка амазигов, преподавание которого до сих пор находится в маргинальном состоянии без реальной государственной поддержки».

Между тем, диалог между берберами и властями страны в феврале заметно осложнился после произошедших 5 февраля столкновений у города Аль-Хосейма во время поминальной церемонии 54-й годовщины смерти Абделькерима аль-Хеттаби, героя антиколониального сопротивления испанской и французской оккупации Марокко в 1920-е годы.

О серьезности ситуации свидетельствует то, что в результате только среди полицейских оказалось 27 раненых.

Особое недовольство рифян вызвало то, что согласно информации представителя марокканского отделения Ассоциации борьбы за права человека, «силы правопорядка блокировали все входы в Аль-Хосейма. Цель – не допустить прибывших сюда из деревень людей, желавших поддержать протесты».

По словам Насера Зафзафи, лидера местных протестующих, «репрессивная машина не допустила демонстрантов в город, перекрыв в него въезды для активистов, желавших собраться и представить властям итоговый документ с изложением претензий населения».

Однако вожди берберских активистов не намерены прекращать свои действия после такой демонстрации силы со стороны властей. По словам того же Насера Зафзафи, «если мы промолчим сегодня, это будет продолжаться и впредь. Поэтому надо выходить на улицу, чтобы остановить происходящее».

Между тем, сразу после этого власти попытались «откатить» ситуацию обратно в пользу диалога с недовольными. Так, уже на следующий день после столкновения, представитель министра внутренних дел страны Шарки Драисс, посетил Аль-Хосейма, чтобы встретиться с местными чиновниками, и делегатами от протестующих.

В свою очередь, губернатор Аль-Хосейма лично вышел в три часа утра после произошедшего, чтобы обсудить с представителями местного населения складывающееся положение.

Впрочем, эти попытки восстановить доверие к власти и вывести ситуацию в мирное русло потерпела неудачу, поскольку комитет протестного движения в ответ на данную демонстрацию властей выразил «готовность вести диалог, но после того, как вы создадите для этого благоприятные условия».

Примечательно, что в сложившейся ситуации власти и в центре, и на местах не пытаются затушевать ситуацию. В частности, президент региона Танжер-Тетуан-Аль-Хосейма Ильяс Эль-Омари, признает, что «столь острое положение сложилось отнюдь не только в отношении Аль-Хосейма, а нескольких городов в Марокко».

По его словам, действия властей после гибели Мухсина Фикри вызвали также протесты в Рабате, Уарзазате и Касабланке.

Соответственно, представители правящего режима не теряют надежду искусственно ослабить протестное движение. Так, по данным официального новостного агентства MAP, министр внутренних дел страны Мухаммед Хассад лично в течение пяти дней проводил в Рабате заседание, посвященное рассмотрению хода реализации проектов по развитию провинции Аль-Хосейма, начатых в 2015 году и рассчитанных до конца 2019 года.

Особое внимание в ходе данного мероприятия он уделил важности удовлетворения «чаяний местного населения и контроля за строительством современных объектов, призванных модернизировать эту провинцию».

Важно, что, даже допустив отдельные ошибки в диалоге с берберами, королевская власть реагирует в данном случае по сравнению с алжирскими властями, сталкивающимися со схожими проблемами, гораздо более адекватно. В отличие от соседней АНДР, чьи лидеры избрали путь подавления народного недовольства «кнутом», грубой силой, марокканское руководство все же избирает куда более гибкую стратегию решения проблемы, предполагающую предоставление тем же берберам целого ряда «пряников».

Соответственно, периодически звучащие среди протестующих лозунги, направленные на свержение монархии и даже отделение от остальной части Марокко пока не находят поддержки со стороны большинства местного населения. И, судя по всему, его представители не утратили надежд договориться с властями.

Об этом в частности, можно судить по заявлениям лидеров протестного движения имени Мухсина Фикри, выражающих готовность сесть за стол переговоров с представителями марокканских властей. Однако условием для этого они выдвигают «демилитаризацию» региона. «Мы просим Государство Марокко прекратить его милитаризацию, снять все блокпосты вокруг Аль-Хосейма и других районов».

Следует заметить, что сейчас усиление активности берберского национального движения отмечается практически во всех странах проживания берберов. И это происходит неуклонно с 2011 года, когда в ходе событий в Ливии местные представители амазигов сыграли одну из важнейших ролей в свержении режима Каддафи, проводившего политику их подавления.

Не случайно, что берберские активисты отмечают это как весьма значительную веху на пути развития «самосознания народа амазиг», причем успешность подобных действий подстегивает их требовать от государств их проживания изменения условий жизни в лучшую сторону.

Причем неспособность тех же алжирских властей покончить с развивающимся «сепаратизмом» амазигов обращает на себя все большее внимание и со стороны марокканских берберов. Происходит взаимовлияние ситуации в соседних государствах. Соответственно, активность марокканских берберов также подпитывает их собратьев в самом Алжире и других странах к дополнительной активности.

И хотя пока в общем и целом их требования касаются больше культурной автономии и улучшения социально-экономической ситуации, в последние два года тенденция к выдвижению политических требований в пользу создания собственного национального государства становится все более популярной среди берберов, в массе своей утрачивающей веру в способность и готовность властей стран их проживания изменить положение к лучшему.

62.39MB | MySQL:101 | 0,586sec