Что стоит за риторикой Тегерана по палестинской проблеме

20 февраля в Тегеране открылась 6-я Международная конференция в поддержку палестинской интифады. Комментируя прозвучавшие на ней высказывания ряда видных иранских политиков и религиозных деятелей, и, в первую очередь, аятоллы Али Хаменеи, египетский публицист Шахат Шата на страницах ресурса «Аль-Итиджах», близкого к кругам, т. н. «исламского сопротивления» шиитской направленности, задается вопросом о текущей роли Ирана в объединении всех мусульман в борьбе за права палестинского народа. Само собой, что речь идет об олицетворении усилий высшего иранского руководства с воплощением чаяний традиционного арабского национализма об освобождении арабских земель Палестины и восстановлении контроля над восточной (а лучше, над всем) частью Иерусалима. Выступая на конференции, в работе которой, кстати, приняла участие делегация движения ХАМАС, чьи отношения с Тегераном в последнее время оставляют желать лучшего, аятолла А.Хаменеи выступил с резкой критикой политики США и Израиля, сравнив последнего с «раковой опухолью» на теле Ближнего Востока. «Правомочен вопрос – пишет Ш.Шата, — является ли то, что аятолла-шиит выступает в защиту прав суннитского населения Палестины, тогда как большинство арабских руководителей практически устранились от этой проблемы, предпочитая де-факто смирится с ситуацией, сложившейся по окончании войны 1973 года, когда их армии не смогли одержать победу над доселе непобедимой Армией обороны Израиля, а кое-кто из них, по сути своими действиями оплатил израильтянам многие счета той войны, свидетельством того, кто, на самом деле представляет сейчас интересы всех мусульман»?

«Кто, кроме аятоллы А.Хаменеи, — продолжает публицист,- выступил  с поддержкой суннитского исламского сопротивления, оказав помощь ХАМАСу, движению «Исламскому джихаду», Народному фронту освобождения Палестины, которые сплотившись по призыву из Тегерана, смогли, в конечном счете, создать оплот арабского палестинского государства в Газе? Кто еще приложил столько усилий, для того, чтобы развенчать в 2006 г. ореол неуязвимости израильской армии, которая понесла серьезные потери в боях на юге Ливане»?

По мнению египетского Ш.Шата, роль аятоллы А.Хаменеи имела весьма существенное влияние не только на Ближнем Востоке. Именно он благословил отправку шиитских добровольцев для защиты мусульман-суннитов в Боснии, он же был инициатором сопротивления американской оккупации в Ираке, где и шииты, и сунниты выступали вместе против агрессора, опять же, возвращаясь к Газе, указывает автор, именно усилия Ирана помогли отрядам сопротивления организовать отпор израильтянам и даже достичь «территории врага», используя иранские ракеты. А.Хаменеи стоит за срывом «американско-сионистских планов» по смещению режима Б.Асада в Сирии, и он же вдохновляет движение хоуситов «Ансар Алла» в Йемене, ведущих боевые действия против саудовско-эмиратской коалиции.

«Палестина, Босния, Ливан, Сирия, Йемен, Ирак – кто еще из современных руководителей исламских государств сделал столько для защиты прав и интересов их народов, причем, суннитов, и даже, прежде всего, суннитов», – заключает Ш.Шата, делая парадоксальный вывод, что – больше никто. Вопрос поставленный в статье египетского публициста совпал по времени с визитом министра иностранных дел Саудовской Аравии в Багдад. В последний раз саудовский чиновник такого ранга удостаивал своим присутствием Ирак в 1990 г. Неожиданный, по оценке многих аналитиков, визит Адиля аль-Джубейра  согласовывался, как выяснилось, во время встреч на Мюнхенской конференции по безопасности. Кое-кто уже стал задаваться вопросом, а сколько денег готово вложить королевство в Ирак, не является ли случившееся признаком нового переформатирования ситуации? Не стало ли одной из задач визита соглашение по судьбе обороняющих Мосул террористов?

По нашей оценке – нет, не является, ничто не готово, и ничего из ряда вон выходящего визит саудовского министра  в Багдад не значит. Наиболее четко охарактеризовал его член иракской парламентской фракции «Государство закона» Абд аль-Салям аль-Малики, рассказавший представителям местных СМИ о том, что основной предметной темой визита стало обсуждение и согласование условий освобождения и обмена заключенных обеих стран, находящихся в иракских, и в саудовских тюрьмах, соответственно.  Все попытки саудовцев на фоне этого выяснить отношение иракского руководства к идее сближения и нормализации отношений, так же как и перспектива назначения нового посла КСА в Багдад, после того, как прежнему, «прославившемуся» хамскими комментариями по внутренним иракским вопросам, указали на дверь, были, мягко говоря, весьма прохладно встречены иракской стороной. Гостю из Эр-Рияда было недвусмысленно сказано в МИДе Ирака, и в Дворце Республики и в резиденции «Каср ас-Салям» — все серьезные разговоры начнутся только после прекращения поддержки королевством  «Исламское государство» (ИГ,запрещено в России).

Очевидно, что Саудовская Аравия, умудрившаяся за последние несколько лет отметиться в событиях в Тунисе и в Ливии, в сирийской гражданской войне, ввязавшаяся в, и во многом спровоцировавшая, йеменскую междоусобицу, испортившая отношения с Египтом, существенно ухудшившая их с ОАЭ, находится если не в полной, то в существенной политической изоляции. Не просто идут дела с Турцией и Катаром, идея создания по подсказке из Госдепа США очередной арабской коалиции для действий в Сирии, также не имеет внятных перспектив, что на этом фоне остается, кроме как не съездить в Багдад? Не убудет от саудовского внешнеполитического ведомства, некуда уже убывать. А ответ на вопрос о том, как воспринимать риторику А.Хаменеи, как «неоимперскую» и «персидско-гегемонистскую», плюс, «шиитскую», или как отстаивающую все то, о чем пишет Ш.Шата, в контексте его восприятия сторонниками традиционной версии арабских националистов очевиден: никто, из современных ближневосточных политических и духовных лидеров, кроме шиита аятоллы Али Хаменеи, столько и много для отстаивания интересов независимого палестинского государства, и защиты мусульман,  суннитов, в том числе, не сделал. Нравится это кому-то, или нет, но репутация Ирана, как выразителя чаяний справедливых требований народов Ближнего Востока и в отношении Палестины, и по многим другим актуальным вопросам в настоящее время весьма высока и начинает затенять исторические арабско-персидские и суннитско-шиитские противоречия и конфликты. Вероятность неуклонного роста акцептирования этого факта «широкими народными массами» на Ближнем Востоке по мере продолжения Саудовской Аравией и ее союзниками своей политики, не сулит им ничего хорошего. Более быстрому и качественному такому восприятию будет способствовать усиливающийся в королевстве экономический кризис и авантюрная политика нового американского руководства, решившего, похоже, перечеркнуть все положительные достижения прежней и по иранской ядерной программе, и по региональной безопасности, в целом.

24.67MB | MySQL:60 | 0,585sec