Сирия: о действиях Турции по подготовке военной операции по взятию Ракки

27 февраля с.г. делегация Национального совета Курдистана (НСК) прибыла в Вашингтон для проведения переговоров. НСК является организацией, которую поддерживает правящая сейчас в курдской автономии Демократическая партия Курдистана (ДПК) Масуда Барзани. Цель проведения переговоров с американцами — согласование на переброску отрядов «сирийской пешмерги» (имеется в виду вооруженное крыло ДПК-Сирия) обратно в Сирию из Ирака, где она принимает участие в боях против отрядов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). При этом другая сирийская курдская Партия демократического союа (ПДС), которую в Турции филиалом Рабочей партии Курдистана (РПК). настаивает на том, что только ее боевое крыло Отряды народной самообороны (ОНС) должно являться единственной военной силой курдов на севере Сирии. Напомним, что ОНС является костяком проамериканской коалиции «Сил демократической Сирии» (СДС) и составляет порядка 80 процентов численного состава последней. Этим обстоятельством, собственно, и объясняется визит представителей М.Барзани в США. Президент курдской автономии в данном случае обращается к американской администрации, как к «третейскому судье», который должен уговорить его оппонентов из ПДС поделиться властью в освобожденных и контролируемых ими районах на севере Сирии. В чем цель такого маневра и в чем его подоплека? В этой связи отметим визит самого М.Барзани в Турцию, который прошел с 27 по 28 февраля с.г. Встречали его, кстати, по государственному разряду с вывешиванием официального флага Иракского Курдистана, что, видимо, не очень оценили в Багдаде. За эти два дня М.Барзани провел ряд встреч с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом, премьер-министром Б.Йылдырымом, заместителем министра иностранных дел А.Йылдызом, министром энергетики Б.Албайраком, и главой Национальной разведывательной организации  (МИТ) Х.Фиданом. При этом надо отметить, что 19 февраля М.Барзани встречался на полях Мюнхенской конференции с турецким премьером. Набор собеседников с турецкой стороны на переговорах, в общем-то, четко определяет повестку дня. Если не брать в расчет возобновление полномасштабного экспорта нефти из курдской автономии в Турцию, что объясняет присутствие министра энергетики, то все остальные участники переговоров с турецкой стороны были «заточены» на определение параметров предстоящих действий Турции в рамках военной операции по взятию главного оплота ИГ в Сирии Ракки. Параметры операции при этом подразумевают рассечение единого курдского пространства между анклавами Кобани, Африн и Джизре. Таким образом, основной целью операции является даже не взятие Ракки, а минимизация влияния сил ОНС в этом районе. В этой связи Анкара планирует на конечном этапе операции разместить в этих традиционных районах проживания курдского населения отряды сирийского филиала партии М.Барзани. При этом численность передислоцированных из Ирака указанных сил должна составить около семи тысяч бойцов. При этом костяк указанных сил будут составлять боевики, которые проходили тренировку под руководством турецких военных в военном лагере Башика на территории Ирака. Таким образом, основной целью предстоящей операции «по взятию Ракки» является решение основного вопроса с нейтрализацией доминирования враждебной Турции курдской ПДС с заменой на лояльные ей силы ДПК своего союзника М.Барзани. Последний, естественно, абсолютно не против своего усиления на севере Сирии с турецкой помощью, что ему до сих пор сделать не удавалось. Как мы видим из визита делегации НСК в США, все детали операции между сторонами уже согласованы. При этом на переговорах в Анкаре обсуждался и вопрос дальнейших действий сторон после взятия Мосула. В этой связи достигнута договоренность о ликвидации основных оплотов РПК в районе Синджара в курдской автономии при участи пешмерги и технической поддержке турецкой армии. Напомним, что в конце прошлого года руководство РПК проводило секретные консультации с командующим подразделением «Аль-Кудс» иранского КСИР генералом К.Сулеймани на предмет ротации сил курдской пешмерги М.Барзани вокруг Синджара на силы иракской шиитской милиции. То есть уже тогда курдами и иранцами просчитывался сценарий, который на днях обсуждался в Анкаре. Одновременно Р.Т.Эрдоган в рамках своих консультаций с М.Барзани «высказал озабоченность» дислоцированием шиитской милиции в иракском городе Талль-Афар. Этот город восточнее Мосула является ключевым пунктом на автодороге Дейр эз-Зор-Мосул, и шиитская милиция заняла его в рамках совместных действий иракской армии по взятию Мосула. На консультациях турецким президентом также вновь была заявлена «позиция Анкары, как главного гаранта безопасности туркоманского  (и всего суннитского) населения на севере Ирака, которым угрожают иранские и иракские шииты». Это уже откровенно антииракский выпад.

С учетом сказанного, мы бы все-таки не рискнули совершенно определенно делать вывод о том, что президент курдской автономии, безусловно, и точно будет выполнять все пункты программы действий, которые были изложены ему в Анкаре. Нынешние требования Р.Т.Эрдогана к М.Барзани ставят последнего в неловкое положение со всеми ясными перспективами быть обвиненным в сговоре с Анкарой. С учетом растущей против него оппозицией  со стороны основных конкурентов на внутрикурдской площадке и резким усилением их поддержки со стороны Ирана М.Барзани просто не может себе позволить действовать ровно в том ключе, который предлагает ему Р.Т.Эрдоган. Одно дело ввести  лояльную себе сирийскую пешмергу в «освобожденные» районы на севере Сирии, что еще можно мотивировать в Эрбиле, как попытку защитить местное курдское население и предотвратить кровопролитие. И совсем другое — силой выбивать отряды СДС из Манбиджа. Какие бы совместные бизнес-интересы между Р.Т.Эрдоганом и М.Барзани не существовали бы, есть определенные «красные линии», за которые президент ИК не рисковал переступать и в лучшие свои годы. Получить репутацию «турецкой марионетки» в нынешних условиях для него равносильно политическому самоубийству. Ровно по этой причине он и нашел время во время своего турецкого визита встретиться с двумя смещенными со своих постов курдскими мэрами С.Саккиком и А.Турком, что должно было продемонстрировать его «удаленность» от фактов репрессий турецких властей против курдского населения в Турции. Кроме того, даже в условиях повышения мировых цен на нефть турецкий канал экспорта углеводородов не даст М.Барзани полной самостоятельности  от Багдада. Бурный рост числа буровых установок в США является «отложенным фактором», который через месяц-два начнет влиять на уровень мировых цен в сторону понижения. Это в Эрбиле учитывают. Действующее сейчас с Багдадом соглашение об обмене, грубо говоря, курдской нефти на финансовые транши  из федеральной казны Ирака являются на сегодня практически единственной гарантией сохранения М.Барзани существующего положения дел. Финансовый кризис прошлого года, когда Эрбиль не смог в достаточной степени финансировать социальные программы, а главное — выплачивать жалование бойцам пешмерги и государственным служащим, очень четко доказал курдской верхушке всю шаткость их положения и неспособности выживать в автономном от Багдада режиме. Кроме того, предложенный Анкарой план вызовет жесткий ответ Багдада, от которого, помимо прочего, еще и зависит выдача лицензий на разработку и эксплуатацию нефтяных скважин в курдской автономии. Ни одна международная компания без такого набора документов серьезно инвестировать в эту отрасль в ИК не будет. Есть еще и иранцы, которые серьезно нарастили свои позиции и в Патриотическом союзе Курдистана (ПСК и в РПК. Вплоть до организации тренировочных лагерей и снабжения своих союзников ракетным вооружением. Тегеран точно не останется в стороне от попыток М.Барзани силой решить вопрос присутствия отрядов РПК в том же Синджаре. Кроме того, боевой потенциал ПДС на территории Сирии будет помощнее, чем у отрядов ДПК. Это уже один раз было продемонстрировано около трех лет назад, когда М.Барзани попытался нарастить на севере Сирии присутствие своих сил. В этой связи решимся сделать вывод о том, что на открытую внутрикурдскую конфронтацию М.Барзани в нынешних условиях просто не пойдет. Визит делегации НСК в Вашингтон, таким образом, носит закамуфлированную попытку М.Барзани прощупать позицию по поводу турецкой инициативы, и заручиться поддержкой Вашингтона на все случаи развития ситуации. И однозначной поддержки Вашингтона на это он пока не получил, о чем свидетельствует и дислокация американских войск по периметру Манбиджа, из которого турецкая армия собирается выбивать курдов из СДС. И это расценивается экспертами как своего рода предупреждение Анкаре от проведения несанкцинированных США действий. Все это будет, безусловно, тормозить действия М.Барзани в рамках отведенных ему турецким руководством планов. По оценке американских экспертов, ближайшие недели покажут, насколько пока теоретические итоги переговоров в Анкаре воплотятся в жизнь. Это может быть резкое наращивание помощи Эрбилю со стороны Анкары, ослабление репрессий в отношении прокурдской Партии демократии народов (ПДН) в самой Турции, или начало совместных операций против РПК на севере Ирака. В последний вариант нам верится с большим трудом. Мы уже сказали о сопутствующих таким действиям рисках.

В этой связи встает вопрос о позиции Москвы в этом случае. Турция может в дальнейшем приступить к освобождению от террористов сирийского города Ракка, но это будет зависеть от наличия общих позиций с Россией и международной коалицией. Об этом заявил 28 февраля в Стамбуле турецкий президент Р.Т.Эрдоган перед вылетом в Пакистан. «Сейчас мы обсуждаем завершение операции в Эль-Бабе. Потом в повестке дня у нас Ракка, при условии, что будет взаимопонимание по этой теме с Россией, международной коалицией, США. В таком случае в повестку дня войдут вопросы Ракки, Манбиджа», — сказал он.

Р.Т.Эрдоган сообщил, что «в текущей ситуации Турция придает значение переговорам и солидарности с РФ, являющейся близкой для Турции страной, а также контактам со стратегическим союзником — коалицией и США». «Для нас важной целью является совместное с этими странами движение в контексте текущей ситуации (в Сирии)», — добавил он. Таким образом, турецкий президент вынуждает Москву и Вашингтон определиться со своей позицией. Но опять же подчеркнем, что в данном случае речь идет не о взятии Ракки, а о ликвидации курдской угрозы на севере Сирии. Вот реальная и главная задача Анкары в этом контексте. В этой связи поддержка такой акции плохо коррелируется с позицией российского МИД в отношении привлечения курдов к процессу внутрисирйиского урегулирования и сохранением партнерских отношений с Тегераном. Было бы, конечно, идеальным предположить прямое столкновение турецких войск с американцами под Манбиджем, но этого точно не будет. Р.Т.Эрдоган пойдет на этот город только в случае достижения договоренности с Вашингтоном, а вот Москву он в данном случае просто явно провоцирует, заманивая перспективой покупки российского оружия и совместными действиями на сирийском направлении.

49.59MB | MySQL:112 | 0,787sec