Иззат Ибрагим ад-Дури – « правая рука» Саддама.

Одной из характерных черт внешнеполитической деятельности администрации Дж. Буша является, на наш взгляд, излишняя персонификация «угроз и вызовов Соединенным Штатам», несостоятельность которой наглядно демонстрируется в Ираке. Накануне вторжения в эту страну американская пропаганда изображала Саддама Хусейна исчадием ада, источником всех проблем на Ближнем Востоке и главным врагом США в этом регионе. Однако после его свержения оказалось, что лучше было бы договориться с С. Хусейном, которому по крайней мере, на протяжении 35 лет удавалось сохранять внутреннюю стабильность в Ираке.

Одним из «плохих людей», которые, по мнению американской администрации, сопротивляются внедрению демократии и господству свободы в Ираке, является «правая рука» С. Хусейна, бывший вице-президент Иззат Ибрагим ад-Дури (62 года) занимающий 6-е место в американском списке 55 лиц из ближайшего окружения бывшего иракского диктатора. Время от времени появляются сообщения об его аресте, которые впоследствии опровергаются. Последний раз об этом сообщалось в начале сентября с.г. В очередной раз американцы были разочарованы после того, как тестирование на ДНК показало, что схваченный рыжебородый человек просто похожий на ад-Дури однофамилец. Учитывая, что с конца 90-х годов И. ад-Дури лечится от лейкемии (во время лечения в Австрии в 1999 году ему едва удалось избежать ареста) и вынужден каждые 6 месяцев полностью обновлять кровь, представляется весьма сомнительным, что он в состоянии руководить боевыми действиями против оккупационных войск.

Тем не менее, Соединённые Штаты, считающие ад-Дури основным организатором сопротивления против американцев со стороны остатков саддамовского режима, назначили вознаграждение в 10 млн. долл. тому, кто представит информацию о его местонахождении. Однако до сих пор американцам удалось арестовать только одну из четырех жен ад-Дури и одну из его дочерей. В январе с.г. было арестовано четверо племянников ад-Дури по подозрению в том, что они прячут своего дядю. Базирующаяся в Нью-Йорке группа по защите прав человека Human Rights Watch считает, что в соответствии с Женевской декларацией 1949 года, содержание в заключении родственников ад-Дури без предъявления им обвинений и суда над ними следует расценивать как незаконное похищение людей.

И. ад-Дури является одним из немногих представителей бывшего иракского руководства, который вместе с Ахмедом Хасаном аль-Бакром и С.Хуссейном участвовал в подготовке и проведении баасистского переворота 17 июля 1968 года. В 70-х годах И. ад-Дури был министром сельского хозяйства и внутренних дел Ирака, при этом занимая высокие должности в партии. С 1979 г., когда С . Хусейн стал президентом, И. ад-Дури занимает посты вице-президента и заместителя председателя Совета революционного командования — высшего партийного органа правящей Партии арабского социалистического возрождения (Баас). Кроме Иззата ад-Дури у С.Хуссейна было ещё два долголетних вице-президента — Таха Ясин Рамадан и Мохи эд-Дин Мааруф. Иззат ад-Дури имел почетное звание генерал-лейтенанта, при этом не имея ни военного, ни какого-либо иного высшего образования. Вся его военная деятельность заключалась в том, что в высшем партийном руководстве он вел вопросы военного строительства, что позволило ему установить доверительные отношения с высшим командным составом иракской армии, республиканской гвардии и сил безопасности.

Ранее иракская оппозиция и сегодня нынешнее иракское руководство считают И. ад-Дури причастным к применению химических отравляющих веществ против курдов в 1988 году, в результате чего в селении Халабджа было уничтожено 5 тыс. человек. Его также обвиняют в проведении этнических чисток на юге Ирака среди так называемых «болотных арабов». После начала оккупации Ирака Иззату ад-Дури было поручено организовать оборону на севере Ирака.

На протяжении 90-х годов ад-Дури, как правило, представлял Ирак на арабских и мусульманских саммитах, поскольку С. Хусейн после 1990 года (год оккупации Кувейта) ни разу не покидал страны. При этом следует заметить, что выступления малограмотного ад-Дури на арабских саммитах не отличались изысканным дипломатическим слогом. Его речи изобиловали крепкими выражениями и оскорблениями в адрес своих оппонентов. Так, на саммите Организации исламской конференции в Дохе (Катар) в начале марта 2003 года в пылу полемики ад-Дури обозвал главу кувейтской делегации шейха Мухаммеда ас-Сабаха «обезьяной» после того, как последний предложил С. Хусейну добровольно покинуть Ирак, чтобы избежать его оккупации.

Одним из примечательных было участие ад-Дури в Бейрутском саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в марте 2002 г., где он расцеловался публично с наследным принцем Саудовской Аравии Абдаллой бен Абдель-Азизом и пожал руку министру иностранных дел Кувейта. Эти «братские» символические поцелуи и объятия были явным признаком того, что Саудовская Аравия была готова открыть новую страницу в отношениях с режимом С. Хусейна после 12 лет вражды. Неожиданная перспектива примирения бывших врагов вызвала переполох в рядах администрации Дж. Буша, после чего в США началась истерическая антииракская кампания, которая привела к оккупации Ирака и её нынешним последствиям. Перспектива утраты дивидендов, приобретенных в ходе освобождения Кувейта от иракской оккупации в 1991 году, заставила американских неоконсерваторов лихорадочно подталкивать Дж.Буша к вторжению в Ирак.

Иззат ад-Дури родился в 1942 году в деревне ад-Дур неподалеку от городка Тикрит — родины Саддама Хусейна. Долгие годы Тикрит и соседний ад-Дур оставались патриархальным захолустьем и лишь к концу 80-х годов эти селения несколько преобразились. Но преобразования эти были чисто внешними — асфальт, современные дома и виллы, новые автомобили. Менталитет, уклад жизни и обычаи их обитателей остались прежними. В них проживали многочисленные родственники Саддама Хусейна и Иззата ад-Дури. Здесь они часто бывали, чтобы приобщиться к «истокам», посоветоваться со старейшинами своих племен о делах государственных. Здесь их до сих пор чтут, подобно тому, как чтут Сталина в его родном Гори.

Между судьбами Сталина и Саддама можно провести немало параллелей. И один, и другой, будучи выходцами из низов, вскарабкались на вершину власти благодаря своим выдающимся карьеристским способностям, усилиям покровителей и наставников, которых они впоследствии предавали и уничтожали. Оба чувствовали патологическое недоверие к своему окружению. Наибольшее наслаждение обоим доставляла тайная месть своим противникам и пресмыкательство угодников. Одним из таких угодников С. Хусейна и был И. ад-Дури, вроде К. Ворошилова при Сталине. Именно благодаря такому угодническому окружению С. Хусейн совершил ряд непростительных политических просчётов и ошибок, которых мог бы избежать любой начинающий политик, владеющий элементарными аналитическими способностями. Очевидно, С. Хусейн не воспринимал серьёзно мудрую иракскую пословицу, придуманную специально для правителей, – «не приближай к себе тех, кто заставляет тебя смеяться, а приближай к себе тех, кто заставляет тебя плакать».

Окружение С.Хусейна могло лишь аплодировать ему и бесконечно славословить его. В этом окружении не было никого, кто осмелился бы возразить ему или что-то дельное посоветовать. Например, С. Хусейн упустил возможность договориться с Б.Клинтоном, который в начале своего президентства намекал на такую возможность. С. Хусейн дождался прихода Дж. Буша-сына, который жестоко отомстил С. Хусейну за поругание чести своего отца. (На протяжении многих лет на полу у входа в багдадскую гостиницу «Рашид» оставался мозаический портрет Дж.Буша-отца в виде Дракулы, по которому вынужден был пройти всякий входящий в гостиницу).

Привязанность арабов к своим истокам, к своему дому и своему племени общеизвестна. Племенные обычаи и традиции передаются от поколения к поколению, представляя собой собрание неписанных правил поведения во всех жизненных ситуациях, формируя определенный кодекс чести. Эти принципы ставятся превыше всего, поскольку они являются генетическим кодом, обеспечивающим выживание племени. Важнейшими среди этих принципов есть понятия о племенной иерархии, о долге, личной преданности вождю племени. В этом окружении в значительной мере формировалось мировоззрение Саддама и ад-Дури. Племенные принципы внедрялись и на государственном уровне. Формальные государственные институции и реальные общественные связи существовали параллельно в различных измерениях. В иерархии власти основной ценностью оставался принцип личной преданности. Тот, кому удавалось демонстрировать беспредельную преданность, задерживался в окружении С.Хусейна надолго. Те же, кто был замечен в инакомыслии или поползновении на власть, беспощадно уничтожались, даже если они были родственниками С. Хусейна. Иззату ад-Дури удалось уцелеть именно благодаря беспредельной преданности, которую он не уставал демонстрировать на протяжении 35 лет существования баасистского режима в Ираке — с 1968 по 2003 год.

Нетерпимость к инакомыслию, стремление сохранить власть любой ценой, патологическая боязнь переворота, уверенность в собственной непогрешимости, всеобщая подозрительность и паранойя исключали возможность критической оценки деятельности С. Хусейна. Каждый из ближайшего окружения С. Хуссейна стремился угадать его настроение и мысли. Основу ближайшего окружения С. Хусейна и И. ад-Дури составляли их родственники и мужья их дочерей. Одна из дочерей И. ад-Дури была замужем за старшим сыном С. Хусейна — Удэем, который был убит американцами вместе со своим братом Кусеем 22 июля с.г. в Мосуле.

Племенные связи и обычаи ещё долгие годы будут определять характер социальной и общественной структуры в Ираке. Именно поэтому, попытки США «в сжатые сроки демократизировать» арабов вообще и иракцев, в частности, обречены на провал.

Представляется, что излишняя персонификация источников проблем на Ближнем Востоке, да и во всем мире, есть проявление определенной примитивизации природы конфликтных международных ситуаций и, в частности, истоков терроризма. Более того, роль отдельных лиц в генерировании конфликтов и проблемных ситуаций, как в случае с Иззатом ад-Дури, безосновательно гиперболизуется. По мнению вашингтонских стратегов, достаточно убрать «плохих людей» (Усама Бен Ладен, Абу Мус’аб аз-Заркави), как все наладится. Не обязательно быть марксистом, чтобы понимать, что социально-политические процессы генерируют как политических деятелей, так и террористов, а не наоборот. Однако, похоже, что в Вашингтоне больше склонны к персонификации и упрощению сущности международных проблем, чем к проведению непредвзятого и глубокого анализа причин и явлений, которые порождают терроризм и автократию.

44.14MB | MySQL:89 | 0,881sec