О визите саудовского принца Мухаммеда бен Сальмана в США

14-17 марта с.г. состоялся официальный визит наследника наследного принца и министра обороны Королевства Саудовская Аравия Мухаммеда бен Сальмана в США.  Этого визита многие ждали как Вашингтоне, так и в Эр-Рияде, так как он был призван прояснить непростую ситуацию, сложившуюся на протяжении нескольких последних лет в саудовско-американских отношениях. С конца 2013 года в партнерских отношениях, сложившихся между Вашингтоном и Эр-Риядом стали возникать трения. В саудовском руководстве были крайне недовольны тем, что американцы легко сдали своего старого союзника Хосни Мубарака в Египте. К этому добавлялась поддержка Вашингтоном в тот период движения «Братья-мусульмане», враждебного политике КСА. Негативную реакцию в Эр-Рияде вызывали заявления Хиллари Клинтон с осуждением репрессивной политики правящей суннитской элиты Бахрейна по отношению к шиитскому большинству. Однако наиболее острую критику со стороны Эр-Рияда вызвало начало прямых и тайных американо-иранских переговоров в Омане, приведшие в результате к подписанию Всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной проблемы.

Впрочем, недовольство политикой своего старого союзника проявлял и Вашингтон. Администрация Барака Обамы была крайне недовольна систематической поддержкой со стороны саудовских спецслужб и отдельных членов королевской семьи джихадистских организаций, что срывало американскую программу «борьбы с терроризмом». Процесс переосмысления командой Б.Обамы ирано-американских отношений и ирано-саудовского партнерства выразился в ряде  интервью американского президента, объединенных в статье Джеффри Голдберга «Доктрина Обамы» (журнал Atlantic Magazine, март 2016 года). В нем американский президент, в частности, отметил, что Саудовская Аравия должна научиться жить вместе с Ираном в регионе и, более того, разделить с ним сферы влияния. Тем самым, он недвусмысленно дал понять, что Вашингтон не будет, как ранее прикрывать королевство в случае возникновения конфликта с Ираном и не будет занимать откровенно просаудовскую позицию. Президент США также коснулся негативного влияния ваххабитского ислама на стабильность в Азии. Президент США вспомнил, что в детстве, когда он жил в Индонезии, ислам в этой стране носил толерантный и мирный характер. В то же время по мере распространения ваххабитской пропаганды он принимал все более воинствующий облик.  Б.Обама, в частности, сказал: «Саудиты и другие арабы из стран Персидского  залива наводнили страну (Индонезию-авт.) своими деньгами, учителями и проповедниками. В 1990-е годы саудиты активно финансировали ваххабитские медресе и  обучали фундаменталистской версии ислама, которую продвигает правящая семья Саудовской Аравии». Дж.Голдберг пишет о том, что на его прямой вопрос о том, является ли Саудовская Аравия союзником США, американский президент улыбнулся и отметил: «Все это очень сложно».

В этих условиях большие надежды в Эр-Рияде связывали с приходом к власти в Вашингтоне новой команды Дональда Трампа. Эти надежды были вызваны не реальной информацией о намерениях новой команды, а, главным образом, ожиданиями того, что Д.Трамп будет осуществлять политику диаметрально противоположную той, которую осуществляли Б.Обама и Х.Клинтон. Неизвестно в точности, какие вопросы обсуждались во время долгого разговора, состоявшегося 14 марта между Мухаммедом бен Сальманом и американским президентом Дональдом Трампом, но скорее всего стороны не обошли вниманием проблемы Сирии, Йемена и противостояния с Ираном, на которое настроены в настоящее время как Вашингтон, так и Эр-Рияд. Кроме того, на переговорах, наверняка, были затронуты и вопросы экономического сотрудничества, учитывая, что бизнесмен Д.Трамп ставит экономическую составляющую во главу угла, а   Мухаммед бен Сальман курирует в саудовском правительстве помимо вооруженных сил еще и вопросы экономики. 17 марта Мухаммед бен Сальман встретился с министром обороны США Джеймсом Меттисом, с которым провел трехчасовые переговоры.  На них присутствовали новый помощник президента США по национальной безопасности Герберт МакМастер, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд и ведущий стратег Белого дома Стив Бэннон. По официальному сообщению агентства «Аль-Арабия» на встрече обсуждалась совместная стратегия борьбы против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Впрочем, саудовский гость также обсудил с Дж.Меттисом планы «противостояния деятельности Ирана по дестабилизации региона».

Саудовские СМИ назвали визит принца Мухаммеда бен Сальмана «прорывным и судьбоносным». По сообщению американского эксперта по Саудовской Аравии Брюса Райделя, наследник наследного принца получил американские гарантии поддержки Вашингтоном саудовской войны против хоуситов и сторонников бывшего президента А.А.Салеха  в Йемене. Вашингтон пообещал КСА помочь в борьбе против «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» с тем, чтобы Эр-Рияд мог сосредоточиться на хоуситах. Взамен, по словам Б.Райделя, американцы попросили у Эр-Рияда  активнее участвовать в дружественном сближении с Ираком, чтобы нейтрализовать там иранское влияние.

Однако хорошее впечатление от достигнутых саудовско-американских договоренностей было в значительной степени испорчено исками против Саудовской Аравии, которые приняли американские суды в соответствии с принятым в октябре прошлого года Конгрессом США «Акта о справедливости по отношении к спонсорам терроризма» (JASTA). 21 марта Федеральный суд США принял иск к Саудовской Аравии на сумму 6 миллиардов долларов от имени 800 родственников жертв терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. В 135-страничном документе, составленном американской юридической компанией Kreisler and Kreisler говорится о том, что деятельность «Аль-Каиды» (запрещена в России) «финансировалась и координировалась как саудовскими НПО, так и правительственными агентствами». В докладе на основании данных ФБР, в частности, говорится о том, что саудовское посольство в Германии предоставляло финансовую помощь руководителю террористической группы Мухаммеду Атте, а дипломатические представительства КСА в СШАдругим угонщикам самолетов – Салему аль-Хазми и Халеду аль-Михдару. Что же подвигло американскую Фемиду на такой шаг сразу же после заявленного укрепления стратегического партнерства между США и КСА? Во-первых, американская юстиция достаточно независима от президентской власти и может выносить решения, идущие вразрез с решениями последней. Это было продемонстрировано недавно после того как суды ряда штатов объявили недействительным антииммграционный указ Д.Трампа. Во-вторых, здесь может присутствовать и молчаливое согласие американского президента. Д.Трамп в ходе предвыборной кампании не раз заявлял о том, что рассматривает аравийские монархии в качестве «дойных коров», призванных приносить США финансовые дивиденды. Недавно в газете «Рай аль-йаум», издаваемой в Лондоне, появилась информация о том, что президент США в ходе телефонного разговора с эмиром Кувейта «вымогал» у него 9 миллиардов долларов, которые Кувейт якобы задолжал за американскую помощь по его освобождению от иракской оккупации в 1991 году.

Впрочем, в одном можно быть совершенно уверенным.  Прошедший визит стал удачными «смотринами» Мухаммеда бен Сальмана. Дональд Трамп одобрил его кандидатуру в качестве преемника короля Сальмана бен Абдель Азиза. Вплоть до марта с.г. было непонятно, кого предпочтет Вашингтон: Мухаммеда бен Сальмана или министра внутренних дел КСА Мухаммеда бен Наефа. Более того , ряд признаков указывал в начале года именно на предпочтение последнего. Например то, что директор ЦРУ США Майк Помпео наградил 12 февраля с.г. наследного принца и министра внутренних дел КСА Мухаммеда бин Наефа медалью за заслуги в борьбе с терроризмом.  При этом глава американского разведывательного ведомства, будучи в Эр-Рияде не встретился ни с королем Сальманом, ни с его сыном принцем Мухаммедом. Теперь же фигуры на шахматной доске окончательно расставлены и стоит лишь ждать следующего хода.

62.37MB | MySQL:101 | 0,587sec