Парламентские выборы в Иракском Курдистане: надежды и сомнения

Прошедшие 30 января 2005 года выборы в иракский парламент иракские курды рассматривают как знаковое событие после свержения режима С. Хусейна в 2003 г. Многие из них склонны полагать, что после объявления результатов выборов начнется новый этап борьбы за определение статуса Иракского Курдистана.

Курдские автономисты рассчитывали получить наибольшее число мест в новом иракском парламенте и сформировать самую многочисленную фракцию, а также при поддержке американцев провести своего кандидата на должность президента или премьер-министра (Дж. Талабани). Своей основной задачей курды считали разработку новой постоянной конституции страны, в которой будет зафиксирован федеративный статус нового государства и определено положение в нем автономного Иракского Курдистана. При этом границы последнего должны соответствовать конфигурации курдской автономии по состоянию до 1968 г., когда, по их мнению, началась политика арабизации курдского региона.

Курдские руководители полагают, что к главной цели – курдской независимости — следует подходить постепенно, не вызывая озабоченности со стороны Турции и Ирана. Вместе с тем они предприняли определенные шаги по подготовке условий для заявлений о широкой автономии. Так, в частности, курдам удалось доказать, что в Киркуке большинство населения составляют именно курды (в сравнении с туркменами и арабами), и курдские депутаты получили большинство мест в местные органы управления.

По мере приближения парламентских выборов некоторая часть иракских курдов стали сомневаться в правильности позиции курдских лидеров. Некоторые из них выступили за лоббирование вопроса о независимости Иракского Курдистана. Они критиковали принцип выдвижения кандидатов в иракский парламент, принятый лидерами ведущих курдских политических партий – Демократической партии Курдистана (ДПК), возглавляемой М. Барзани, и Патриотического союза Курдистана (ПСК), руководимого Дж. Талабани, поскольку их концепция связана с утверждением автономного статуса Иракского Курдистана и закреплением лидирующей политической роли этих организаций не только на местном, но и на государственном уровне. Поэтому в представленном ими списке кандидатов в иракский парламент сохранялся принцип 50х50 для членов ДПК и ПСК и незначительное количество мест выделялось для представителей прочих курдских политических организаций. Этот принцип тотчас же был объявлен курдскими оппонентами недемократическим, а ДПК и ПСК стали упрекать в авторитарном стиле правления, стремлении захватить контроль над всеми богатствами Курдистана и распределении этих богатств между собой. Кроме того, список якобы включал некоторых бывших членов баасистской партии, а избиратели не могли вычеркнуть их из списка кандидатов. Поэтому критиковалась бесконтрольность выбора кандидатов партийным руководством без консультаций с народом. Выражалось также сомнение в компетентности нынешних курдских лидеров в дальнейшем решать судьбоносные для курдов вопросы, так как им не удалось добиться решения вопроса о Киркуке в благоприятном для курдов направлении и убедить американскую администрацию согласиться на предоставление курдам широкой автономии. Часть курдской общественности попыталась напомнить американцам об их обещании, поскольку иракские курды предоставляли им свою территорию для военных нужд: на этой территории была размещена американская база, построен аэродром и создана инфраструктура.

Вопрос о перспективах курдской автономии обсуждался во всех социальных слоях курдского анклава как в Ираке, так и в диаспоре. Первыми недоумение по поводу занятой курдскими руководителями позиции выразили иракские курды, живущие за рубежом. Они высказали сомнение относительно того, что курдам удастся получить ключевые государственные посты и требуемый ими процент отчислений в местный бюджет. Курды были недовольны тем, что в парламенте и в правительстве их представители должны будут сидеть «за спинами арабов», и на развитие Иракского Курдистана предлагается 10% бюджетных отчислений вместо требуемых 25%. В этом они усматривали попытку национального унижения и высказывали несогласие с защищаемым курдскими лидерами принципом автономии в рамках объединенного Ирака. Курды в диаспоре (в Соединенных Штатах) выступили за более решительные шаги по предоставлению независимости иракским курдам. В связи с этим в адрес президента США Дж. Буша от имени Национального конгресса Курдистана было направлено специальное послание, в котором, в частности, поддерживалась позиция установления внутренних границ Ирака по этническому принципу. При этом отмечалось, что дезинтеграция, проводимая под контролем и в соответствующем порядке, позволит избежать гражданской войны, хаоса и распада страны, поскольку сунниты и шииты также намерены отстаивать свои интересы и уже угрожают курдам.

Позиция этой части курдской диаспоры представляет собой как бы симбиоз надежд о курдской независимости и американских представлений об обустройстве нового Ирака.

Различные мнения о том, как скажутся на курдской проблеме результаты парламентских выборов, высказывались и в различных социальных слоях курдского анклава Ирака. Одна часть иракских курдов хотя и сомневалась в благоприятном для курдов исходе парламентских выборов, все-таки надеялась на то, что их чаяния о независимости будут услышаны американской администрацией. Другие более решительно и смело заявляли, что настало время для объявления Республики Курдистан, поскольку большая часть иракских автономистов проголосовали за независимость.

Следует отметить, что во время голосования за кандидатов в иракский парламент курдские интеллектуалы, возглавляемые известным поэтом Шерко Бекасом, поставили за пределами избирательных участков неофициальные урны для проведения референдума о независимости. Оказалось, что из 3 млн курдов 1,7 проголосовали за независимость. Это связано с устойчивым убеждением в том, что включение Иракского Курдистана в объединенный Ирак при доминировании арабского этноса вернет курдов к правилам старой игры и приведет к гражданской войне и геноциду курдского населения.

Обращаясь к своим американским покровителям, оппоненты принципа автономии аргументируют необходимость его осуществления тем, что доминирующая культура в Ираке враждебна децентрализации, либеральной демократии, национальному и политическому плюрализму, а ислам в его далеко не умеренной форме не позволит быстро завершить демократические процессы. Этому также не способствует окружение Ирака (Турция, Сирия и Иран).

После формирования временного парламента и принятия Временной конституции, по их мнению, о правах курдов как будто забыли. Оппоненты заявили, что премьер-министр И. Алауи занял будто бы антикурдскую позицию, поскольку может гарантировать им только 10% бюджетных отчислений, в чем курды усматривают проявление расизма и дискриминации. В связи с этим они призвали к бойкоту выборов.

Другая часть оппозиционно настроенных курдов, также призвавшая бойкотировать выборы в иракский парламент, строили свои аргументы на антиамериканских лозунгах и критике западного курса в отношении курдов. Они указывали на проведение представителями американской администрации в Ираке антикурдской политики, несмотря на то, что курды настроены лояльно по отношению к американцам и верят в фундаментальность американской демократии, свободу и права человека. Эта часть курдской общественности отмечала невозможность перенесения американских принципов на иракскую почву, поскольку эти принципы вряд ли могут привиться в Ираке с его межнациональной враждой и кровопролитными столкновениями между этническими группировками. Каждое государство должно, по их мнению, пройти свой путь, а Соединенные Штаты должны обеспечить реализацию ст.58 Временной конституции и вернуть курдское население на свои места. Однако, несмотря на экономическое процветание и секуляризм курдского анклава, американцы отказываются предоставить курдам их законное право на независимость. Позиция, занятая США, по их мнению, поставит курдскую автономию под контроль исламистов, что приведет к геноциду. Кроме того, их возмущение вызвал тот факт, что к участию в выборах не были допущены партии, в названиях которых фигурировало слово «независимость». Это послужило дополнительным аргументом в пользу бойкотирования выборов.

За независимость ратуют и курды, проживающие в глубинке и сохраняющие традиционные общественные отношения. Так, Карим Ага, престарелый вождь племени хемавенд, обладающий тысячной дружиной вооруженных соратников, гордится, что курды имеют таких авторитетных союзников, как США. Но в то же время он задается вопросом: не настало ли время для курдской независимости в свете снижения, по его мнению, влияния Запада и нынешних курдских лидеров в лице Дж. Талабани и М. Барзани. Причем границы независимого Курдистана, считают племенные вожди, должны глубоко вклиниваться в турецкую территорию, идти вдоль северного Ирака и захватывать Иранский Курдистан. Карим Ага предпочитает борьбу лицемерию международного прессинга, особенно когда речь идет о независимости или о судьбе Киркука. Он поддерживает позицию курдских лидеров по мирному урегулированию вопроса о Киркуке, но одновременно заявляет, что курды уже потеряли немало жизней в борьбе за Киркук и готовы пожертвовать еще. Он готов сражаться и умереть, чтобы оставить эту землю внукам. В то же время он надеется, что американцы сдержат свои обещания.

Одновременно с парламентскими проводились выборы в муниципальные органы Киркука, где курдский блок обеспечил себе 68% голосов. Это вселяло надежду на обеспечение курдам четверти мест в иракском парламенте. Однако это не снимает остроту проблемы Киркука, поскольку Анкара решительно против его включения в курдский район, так как опасается обострения курдского вопроса в Турции. Курды Ирана и Сирии также, в принципе, могут потребовать предоставления им широкой автономии. Турция негативно относится и к идее объявления этого города столицей Иракского Курдистана, поскольку основу курдской экономики составит нефть, что приблизит курдов к независимости.

Несмотря на призывы некоторых курдских слоев бойкотировать выборы в Багдаде, автономистам, согласно сообщениям ПСК, удалось добиться 90%-ной явки избирателей на избирательные участки. Тем не менее большинство мест в новом иракском парламенте, по предварительным подсчетам, получило шиитское большинство, оставив курдам 15%.

После проведения парламентских выборов иракских курдов ожидают выборы в курдский парламент и процесс политического объединения. По мнению Н. Барзани, для объединения двух администраций (М. Барзани в Эрбиле и Дж. Талабани в Сулейманийе) потребуется несколько месяцев, поскольку после парламентских выборов начнется разработка долгосрочных программ развития Иракского Курдистана. Однако авторитет этих двух лидеров пытается поколебать оформляющаяся в курдской автономии политическая оппозиция, которая обнародовала альтернативный список кандидатов в курдский парламент. В этом документе оппозиция подвергает жесткой критике сложившуюся в Иракском Курдистане систему власти, которая, по ее мнению, не является демократической, поскольку при выборах не соблюдается принцип народного представительства. Оппозиция обвиняет нынешнее курдское руководство в некомпетентности, безответственности исполнительной власти и ее бесконтрольности, отрыве политических партий от народа, незаслуженном наделении членов партий разнообразными привилегиями в сравнении с беспартийными курдами. Ведущие курдские партии обвиняются в монополизации телефонной связи, участии членов партий в бизнесе, коррумпированности чиновников, слабости административной системы. Оппозиция обнажает существенные недостатки курдского руководства: неспособность обеспечить население электричеством, топливом, чистой водой, а также отмечает провалы в социальной политике – отсутствие достаточного количества врачей, больниц и оборудования; плохое качество образования; безработицу, сложности поиска работы для беспартийных; отсутствие планирования; упадок сельского хозяйства и отсутствие хорошей транспортной системы. Оппозиция указывает на недопустимость конфискации личной собственности и регистрации общественной земли членами партий.

Очевидно, что эта критика в определенной степени расходится с мнениями иностранных путешественников, посещавших Иракский Курдистан.

Все эти и некоторые другие недостатки работы нынешней администрации Иракского Курдистана обусловили необходимость подготовки альтернативного списка независимых кандидатов в курдский парламент, которые берутся исправить положение и направить развитие региона в нужное русло. В настоящее время в этот список входят 30 человек, но предполагается, что он будет расширен до 50 кандидатов.

Таким образом, парламентские выборы в Ираке выявили весьма острые противоречия в вопросе о будущем развитии Иракского Курдистана, существующие в курдском анклаве и в диаспоре. Примечательно, что курдская оппозиция, мечтавшая о независимости, впервые открыто выступила с критикой нынешней курдской власти в автономии и руководства ПСК и ДПК. Выявились таящиеся в недрах курдской души обиды на американских покровителей, а также обострилась решимость некоторых слоев курдского сообщества бороться за широкую автономию, включая Киркук, не только мирными, но и вооруженными способами. Эти тенденции в курдском общественном мнении, очевидно, не способны каким-либо образом повлиять на политическую стабильность в курдской автономии в Ираке. В то же время тесное общение с американцами в Курдистане как носителями западной демократии побудило часть курдской общественности попытаться провести выборы в курдский парламент на альтернативной основе по примеру европейской демократии.

Кроме того, в ходе дискуссии о будущем Иракского Курдистана обнаружилось, что закрепление существующих достижений в новых документах, которые планируется принять в течение текущего года, поддерживается далеко не всеми слоями курдского сообщества в Ираке. Они, в свою очередь, выдвигают самые разнообразные модели развития Иракского Курдистана — автономия с включением арабизированных территорий в рамках страны; провозглашение Курдской Республики; Великий Курдистан с включением курдских анклавов Турции и Ирана и т.п. Однако, по мнению руководителей курдских автономистов, излишняя поспешность может привести к непредсказуемым последствиям и потере достигнутых успехов.

51.06MB | MySQL:91 | 0,910sec