Перспективы выхода Курдской автономии из состава Ирака: иллюзия или реальность?

30 января 2005 г. в Ираке прошли выборы в Национальную ассамблею, региональное правительство Курдской автономии и местные законодательные органы власти. Этот день навсегда останется вписанным в историю Ирака: в результате терактов погибли 36 человек и около 100 были ранены. Кроме того, эти выборы поставили своеобразный рекорд в мировой практике по количеству нарушений и несоответствий общепринятым правилам в процессе голосования. Тем не менее иракские власти, США, Евросоюз и ООН признали выборы в Ираке состоявшимися, о чем было заявлено уже 31 января.

По сравнению со всем Ираком выборы в курдских районах (северная часть страны) прошли относительно гладко и спокойно. Курды шли отдавать свои голоса с оптимизмом, понимая, что предоставленная сейчас возможность открывает двери к выделению районов их компактного проживания в автономию с расширенными правами. Явка избирателей на севере Ирака превысила 80%, в то время как в других районах она составила от 0 до 60%.

В своих заявлениях курдские политики говорили о том, что в органах управления страной кандидаты от курдского народа должны занимать ключевые позиции. Так, министр иностранных дел переходного правительства Х. Зибари (член руководства Демократической партии Курдистана) назвал представителей курдских партий «арбитрами в эшелонах власти Ирака», подчеркнув, что они будут «поддерживать баланс сил в Ираке и не допустят ущемлений одним народом прав другого народа» [Financial Times, 01.02.05]. Лидер Патриотического союза Курдистана Дж. Талабани заявил, что после завершения выборов курды будут добиваться для своего представителя поста президента или премьер-министра, так как без поддержки второго по численности народа в Ираке невозможно будет сохранить национальное единство в стране.

Примечательно, что сами «арбитры», несмотря на все предпосылки к сближению, фактически продолжают оставаться разделенными на два лагеря. Хотя в декабре 2004 г. была достигнута договоренность о том, что ДПК и ПСК на январских выборах выступят одним списком, Курдистан фактически остается разделенным на зоны влияния между двумя ведущими партиями. Сами лидеры партий неоднократно высказывали опасение, что наличие двух администраций (ДПК контролирует западную часть, а ПСК восточную) в значительной степени ослабит шансы на большую самостоятельность, так как переходная конституция признает только единое Региональное правительство Курдистана.

Комментируя сложившуюся ситуацию, член ДПК А. Хамид отмечал, что «в глазах арабских партий мы (курды) выглядим, мягко говоря, интересно. Нам говорят, что наши 4 млн (приблизительная численность курдов в Ираке) объединены в три небольшие провинции, на которые приходятся два совершенно независимых правительства». В свою очередь, члены Консервативной партии Курдистана (КПК) заявляли, что «конечно, было бы желательнее идти на выборы с единой администрацией, но все же данная ситуация лучше, чем гражданская война. Прогресс уже в том, что обе партии не держат друг друга за горло» [Kurdistan, 28.01.05].

В отношении дальнейшего устройства Курдской автономии и перспектив ее выхода из Ирака курдские политики также не пришли к компромиссу. В день выборов избирателей курдских провинций ждал сюрприз, преподнесенный им Движением за референдум в Курдистане. Организаторы разместили на участках дополнительные урны, воспользоваться которыми предложили избирателям, пожелавшим ответить на вопрос: «Вы за то, чтобы оставаться частью Ирака, или вы за независимый Курдистан?» Практически все курды приняли участие в этом несанкционированном голосовании, причем из 100% проголосовавших 90% согласны на выход Курдской автономии и лишь10% высказались за то, чтобы оставаться частью неделимого Ирака.

Х. Зибари резко осудил это акцию, сказав, что таким образом «под вопрос была поставлена кредитоспособность курдского руководства, причем в тот момент, когда курдам предоставляется возможность получить максимум от демократического, федеративного и единого Ирака» [Financial Times, 01.02.05]. В свою очередь, лидер ДПК М. Барзани заявил, что «время микрогосударств ушло в прошлое, и сейчас курдам необходимо оставаться интегрированной частью Ирака». Сегодня, по мнению М. Барзани, вопрос о выходе курдских территорий из состава Ирака совершенно не актуален, так как существуют другие рычаги воздействия на правительство, позволяющие курдам сохранить свои права в полном объеме. Попросту говоря, курды блокируют принятие новой конституции, если ее отдельные положения будут ущемлять их права и интересы. Тем не менее М. Барзани в своих многочисленных интервью продолжает говорить о том, что лично он верит в то, что Курдистан в конце концов обретет полную независимость и что это знаменательное событие произойдет при его (Барзани) жизни [The New York Times, 03.02.05].

Несколько иная позиция по данному вопросу у членов ПСК. Согласно заявлениям представителей партии, «пока курды Ирака активно не добиваются независимости, но они не останутся иракцами, если после выборов правительство в Багдаде не примет их ключевые требования». Существуют «три красные линии», которые правительство «не должно переступать»: «если арабы не примут принципа федерализма, если арабы будут настаивать на теократическом режиме и если они не вернут в Курдистан курдов, обвиненных ранее в терроризме, курды больше не будут иракцами» [Курдистан сегодня, 07.02.05].

Одной из острых тем в настоящее время продолжает оставаться тема Киркука. Город, изначально являвшийся столицей Курдистана, изобилует нефтяными месторождениями (под Киркуком залегает 10 млрд баррелей нефти подтвержденных запасов). Эта нефть стала причиной межэтнических конфликтов между курдами (выселенными из города С. Хусейном и желающими вернуться в Киркук), арабами (заселенными в этот город) и туркменами (также в свое время депортированными из города). Курды настаивают на том, что первоначальным шагом со стороны центрального правительства должно быть содействие в возвращении в город всех насильственно выселенных курдов. Причем, по мнению премьер-министра Регионального правительства Курдистана Н. Барзани, всем арабам, желающим остаться в городе, необходимо предоставлять эту возможность, но если они занимают отобранную у курдов собственность, она должна вернуться прежним владельцам [Washington Times, 31.01.05].

Во вторых, курды считают, что нефть Киркука необходимо рассматривать как национальное достояние, поэтому их народ имеет полное право на участие в распределении прибыли от этой нефти. Более того, Киркук, согласно заявлениям М. Барзани, должен быть возвращен Курдистану, как и все остальные курдские районы, бывшие объектом политики арабизации режима С. Хусейна. Таким образом, ДПК четко определила свою позицию в отношении Киркука: «без Киркука партия не признает никаких соглашений, независимо от того, к каким последствиям это приведет» [Xebat, 31.12.04].

Все эти требования рассматриваются большинством арабского населения Ирака как предпосылки к выходу курдских провинций из состава страны. Резкую критику со стороны арабов и туркмен вызвало предвыборное соглашение (январь 2005 г.), достигнутое курдами с правительством Ирака. Оно заключалось в том, что около 100 тыс. курдов, выселенных из провинции Тамим, получат право на участие в выборах, если они смогут доказать, что были выселены из нее после 1975 г. В своем заявлении Дж. Талабани отметил, что данное соглашение «прокладывает путь к нормализации ситуации в Киркуке, разрешая всем вернуться на свои места: перемещенным курдам в Киркук, а тем арабам, кто переселился в Киркук, вернуться назад» [Kurdistan, 29.01.05]. Таким образом, ПСК «предлагает» арабам покинуть когда-то занятую ими землю и добровольно отказаться от каких либо притязаний на Киркук.

Отвечая на заявление Дж. Талабани, лидер туркменской общины Р.С. Кахия отметил, что хрупкое равновесие, которое поддерживалось в провинции после свержения С. Хусейна, постоянно нарушается курдами. «Публичные призывы ДПК и ПСК, обращенные к курдским избирателям бойкотировать выборы в киркукский провинциальный совет, требования вернуть 300 тыс. курдов в город и при этом выселить из него арабов, лишь накаляют обстановку в городе. Так как вопросы, куда и каким образом арабам следует выезжать из города, курдских политиков мало интересуют, они ссылаются на то, что в свое время правительство С. Хусейна применило к курдам политику геноцида и теперь курды имеют право вернуть себе все ранее отобранное, не заботясь о том, какая участь ожидает тех, за счет кого они решили возместить свой ущерб» [М. Коч. Куда идти арабам? /Движение, 29.01.05].

Через несколько дней после выборов стало известно, что курдский альянс получил в Киркуке 2/3 голосов. Комментируя результаты выборов, Дж. Талабани заявил, что курды не станут ущемлять права арабов и туркмен и, безусловно, постараются найти с ними компромисс. Однако арабам необходимо понять раз и навсегда, что Киркук – это жемчужина курдского народа и никто из курдов никогда не пожелает потерять ее вновь, как это уже было при С. Хусейне. Редактор партийной газеты ПСК «Новый Курдистан» Н. Мустафа заявил, что «курды представляют собой мощную силу и об этом не стоит забывать никому из политиков. Мы (курды) с трудом создали собственную автономию, и если ее права будут каким либо образом ущемляться, мы не останемся иракцами».

Таким образом, несмотря на заверения курдских политиков о том, что они стремятся к единству нового демократического Ирака, полная независимость Курдской автономии остается для них особой ценностью. Добившись внушительных результатов по сравнению с курдами Турции, Ирана и Сирии, курды Ирака теперь не оставят своих позиций и будут всеми силами стараться их удержать.

40.72MB | MySQL:66 | 0,916sec