О новом вертолетном тендере в Турции

Главное управление оборонной промышленности Турции объявило новый тендер на организацию в стране производства разведывательных ударных вертолетов. Это уже вторая попытка Анкары наладить в Турции производство 145 боевых вертолетов. Завершение торгов планируется до конца этого года.

Первый тендер на этот проект, названный программой «АТАК», был объявлен еще в 1997 году. Стоимость проекта, по оценкам специалистов, составляет 1,5 – 2,0 млрд долларов. Понятно, что он привлек внимание ведущих военно-промышленных компаний мира, в том числе и России. На финишной прямой продолжавшегося шесть лет драматического соперничества за право реализации этого проекта остались два конкурента: американская компания «Белл Текстрон» с вертолетом «Супер Кобра» и российские компании «Рособоронэкспорт» и ОАО «Камов» с вертолетом Ка-50-2 «Эрдоган», оснащенным израильской бортовой электроникой. Американская компания организовала беспрецедентное по интенсивности политическое лоббирование в пользу своего предложения с подключением президента Дж. Буша.

Тем не менее условия российской стороны, среди которых передача турецкой стороне соответствующих технологий, рынка третьих стран, отсутствие ограничений по боевому применению машин, ценовые параметры оказались намного выгоднее американских. Предложения российской стороны позволяли создать в Турции экспортно ориентированную вертолетную промышленность при меньшей стоимости программы по сравнению с американским предложением. Это значит, что Турция получила бы возможность производить вертолеты турецкой уникальной конфигурации, проводить их модернизацию, экспортировать боевые машины в третьи страны (20 стран), организовать в Турции производство элементов авионики вертолета, включая боевой компьютер и другие подсистемы.

Кроме того, в рамках программы «АТАК» были проведены показы вертолетов с демонстрационными полетами российских и российско-турецких экипажей, боевые стрельбы «Эрдогана», а также посещение турецкими специалистами предприятий — производителей вертолетов. Наряду с этим российскими специалистами были предложены три альтернативных варианта реализации программы «АТАК», которые обеспечивали снижение ее стоимости на 30 – 40 процентов. Помимо этого в июне 2003 года российская сторона предоставила Турции дополнительную скидку в размере 10 млн долларов США в случае подписания контрактных документов с Россией.

По мнению экспертов, таких выгодных предложений в вертолетных тендерах в мировой практике еще не было. И 15 октября 2003 года руководитель аппарата оборонных отраслей промышленности, первый заместитель министра обороны Турции Эрджан принял обоснованное решение о необходимости подписания контракта с российской фирмой «Камов». Однако через полтора месяца после этого он был уволен, а 14 мая 2004 года тендер был аннулирован без определения победителя.

Российская сторона извлекла серьезные уроки из своего участия в тендере на организацию лицензионного производства разведывательных ударных вертолетов в Турции. В российских военно-политических кругах не скрывают разочарования принятым Анкарой решением и полагают, что его причиной стали навязанные извне политические соображения. В частности, Москва в ходе российско-турецкого саммита в Анкаре в декабре 2004 года на самом высоком уровне «выразила разочарованность этим решением». Было подчеркнуто, что «российская сторона не настаивает на предоставлении каких-либо льготных условий в подобных тендерах, однако участие в тупиковых для России конкурсах только ради создания конкурентной среды не отвечает российским интересам». Необходимо отметить, что в данном случае в жертву политической конъюнктуре были принесены реальные интересы и оборонной промышленности Турции, и ее долгосрочного сотрудничества в этой области с Россией, которое осуществляется с 1992 года и зарекомендовало себя как взаимовыгодное направление в отношениях двух стран.

Турция стала первой страной — членом НАТО, с которой Россия установила связи в этой области. Основу для двустороннего сотрудничества в этой области заложили встречи Президента РФ Б.Н. Ельцина и главы турецкого правительства С. Демиреля в Москве (май 1992 г.) и Стамбуле (июнь 1992 г.). Именно тогда была достигнута договоренность о поставках турецкой стороне российского вооружения и военной техники на сумму до 100 млн долларов.

Эти договоренности и ход их реализации удовлетворили обе стороны, и уже в апреле 1994 года было подписано межправительственное Соглашение о сотрудничестве по военно-техническим вопросам и в области оборонной промышленности. А в мае 2001 года с целью придания сотрудничеству двух стран в этой области более стабильного и долгосрочного характера была создана Смешанная российско-турецкая комиссия по ВТС. В сентябре 2002 года в Анкаре и в ноябре 2003 года в Москве прошли два заседания комиссии. А в декабре 2004 года в ходе, по существу, первого в пятивековой истории межгосударственных российско-турецких отношений официального визита в Турцию президента РФ В.В. Путина были подписаны еще два важных документа по вопросам сотрудничества в области ВТС. Это межправительственное Соглашение о взаимной охране интеллектуальной собственности в сфере ВТС и межправительственное Соглашение о взаимной защите секретной информации в области ВТС, которые призваны укрепить договорно-правовую базу для возможных совместных разработок и поставок продукции военного назначения. Подписав эти документы, Турция вновь стала первой страной — членом НАТО, поддержавшей заключение с Россией подобных соглашений по этой проблематике. На сегодняшний день, по оценкам экспертов, объемы российских поставок вооружений и военной техники в Турцию составляют порядка 200 млн долларов. Все это свидетельствует о наличии поступательного движения в сфере ВТС России и Турции.

Однако сегодня для придания этому взаимовыгодному сотрудничеству долгосрочного характера необходим общий стержневой проект. Таким проектом может стать вновь объявленная программа «АТАК». Потенциальными претендентами на участие в ней являются компании «Белл Текстрон», «Сикорский», «Боинг», немецко-французская «Еврокоптер». Называют и российскую фирму «Камов», которая, по сути, выиграла первый тендер.

Уже сегодня военные эксперты и политологи начинают делать прогнозы относительно результатов предстоящих торгов по «АТАК». В этот раз, полагают некоторые из них, наиболее серьезным претендентом на победу, учитывая приоритет внешней политики Турции на вступление в Евросоюз, может стать «Еврокоптер». Конечно, дорога в Европейский союз — это одно из главных направлений турецкой внешней политики, это «голубая мечта» Анкары, осуществления которой она добивается уже более 42 лет. Но сможет ли вертолетный тендер, пусть и очень заманчивый, при существующей полярности мнений среди стран — участниц ЕС по вопросу о членстве в этой организации Турции, сделать былью турецкую мечту? Думается, вопрос не имеет однозначного ответа.

Ряд экспертов полагают, что хорошие шансы есть у американских компаний. Такой прогноз, с одной стороны, обосновывается ими тем, что только Вашингтон сумеет оказать Анкаре, и это понимают в турецком руководстве, действенную поддержку на этапе переговоров о вступлении Турции в ЕС. С другой стороны, нынешний этап в турецко-американских отношениях связан с ростом антиамериканизма в общественных, политических кругах Турции, средствах массовой информации страны, и Анкара, чтобы нейтрализовать эту негативную тенденцию, может отдать предпочтение предложению американской компании.

Что же касается российского участия в новом тендере по программе «АТАК», то оно имеет шансы на успех, если решение по итогам торгов будет в первую очередь не политическим, а профессиональным с точки зрения максимального удовлетворения потребностей военно-промышленного комплекса Турции. Понятно, что в решении таких вопросов полностью избежать политического аспекта нельзя, он всегда будет присутствовать. Вопрос, в каких пропорциях. И здесь необходимо заметить, что в пользу российского варианта сегодня не менее убедительно говорит объем российско-турецких связей в ряде других областей. В частности, это двусторонний товарооборот, который к 2007 году может достигнуть 25-30 млрд долларов. Это и уровень доверия в политическом диалоге Москвы и Анкары, который позволяет двум евразийским державам координировать свои действия по региональным проблемам, в том числе иракской. Положительное решение по «Эрдогану» может существенно ускорить эти выгодные для обеих сторон процессы.

Одним словом, российское руководство, несмотря на досадную «осечку» в первом тендере, продолжает рассматривать военно-техническое сотрудничество с Турцией как одно из приоритетных направлений взаимодействия двух стран. Анкара также заинтересована в России как в выгодном поставщике эксклюзивных вооружений и технологий. Используют ли Москва и Анкара эту взаимную выгоду в интересах своих стран, покажет время. Срок подачи заявок для участия в новом вертолетном тендере истекает 11 июня 2005 года.

51.06MB | MySQL:91 | 0,813sec