Ирано-таджикские отношения

Иранское руководство уделяет значительное внимание развитию отношений с государствами Центральной Азии, придавая первостепенное значение задачам продвижения своих интересов в регионе. При этом в Тегеране рассматривают отношения с Таджикистаном как приоритетные с учетом культурной, исторической, религиозной и языковой близости двух стран. Усилия Ирана направлены на постепенное внедрение и проникновение во все сферы сотрудничества с Душанбе, расширение зон политического, экономического и культурного влияния в этой стране.

9 сентября 1991 года Исламская Республика Иран первой среди других государств мира официально признала независимость Таджикистана и в скором времени открыла свое постоянное представительство в Душанбе. После начала гражданской войны в Республике Таджикистан (РТ) Тегеран приложил немало усилий для нормализации и стабилизации ситуации в республике и сыграл весомую роль в достижении договоренностей, которые привели к тому, что 27 июня 1997 года в Москве президент Таджикистана Э. Рахмонов и лидер объединенной таджикской оппозиции А. Нури подписали Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане, гарантами которого стали Иран и Россия.

Официальный Тегеран неизменно подтверждает свою готовность и далее способствовать углублению процесса национального согласия в Таджикистане. При этом иранцы призывают к тому, чтобы не только бывшие оппозиционеры, но и высшие руководители РТ строго следовали достигнутым договоренностям о национальном примирении, чтобы со стороны Э. Рахмонова не оказывалось на Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) такого давления, которое могло бы привести к радикализации таджикских исламистов, их союзу с региональными экстремистскими террористическими группировками. Делается акцент на том, что ИРИ и РФ в качестве гарантов Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане несут особую ответственность за предупреждение эскалации напряженности в РТ.

После поражения таджикских исламистов на президентских и парламентских выборах в РТ и перехода на сторону Э. Рахмонова ряда влиятельных деятелей ПИВТ официальный Тегеран начал более активно сотрудничать с государственными структурами этой страны. Проявлением такого курса стала, в частности, активизация двустороннего политического диалога, когда в течение последних нескольких лет обе страны обменялись визитами президентов, спикеров парламентов, руководителей различных министерств.

При этом иранцы продолжают работу и с таджикскими исламистами в РТ. Линия ИРИ на таджикском направлении не всегда едина, она отражает интересы различных политических сил страны. Если МИД Ирана в основном ориентируется на взаимодействие с правительством РТ, то влиятельные религиозные фонды, некоторые силовые структуры, где многие ключевые посты занимают консерваторы, не выпускают из поля зрения и работу с таджикскими исламистами, но подобные контакты осуществляются осторожно, чтобы не испортить отношения с официальным Душанбе. Так, лидер ПИВТ и таджикских исламистов А. Нури регулярно приезжает в Тегеран и во время своих поездок встречается с влиятельными иранскими деятелями.

За 13 лет независимости Таджикистана между ИРИ и РТ подписано более 50 соглашений о сотрудничестве в политической, парламентской, военной, культурной, научно-технической, спортивной, экономической и торговой областях.

Иран уделяет огромное внимание изучению в Таджикистане персидского языка. В вузах страны создаются новые кафедры персидского языка, начинается преподавание персидского в ряде средних общеобразовательных школ. ИРИ направляет преподавателей персидского языка в учебные заведения РТ, организует курсы повышения квалификации и стажировки для преподавателей и практику для студентов, проводит семинары, обеспечивает необходимыми учебно-методическими материалами и техническими средствами обучения, издает учебную литературу на персидском языке. Регулярно проводятся международные симпозиумы и семинары, посвященные персидскому языку и литературе, создан Фонд персидского языка. На иранские средства построены библиотеки имени Рудаки и Амира Кабира. Таджики признают тот факт, что они — иранцы, что таджики и иранцы — это части единого целого.

Поступательно развивается ирано-таджикский политический диалог. В числе общих проблем Тегеран и Душанбе видят угрозу терроризма и распространения наркотиков. Руководство двух стран считает, что для борьбы с этими глобальными проблемами необходимо разработать эффективную стратегию, в частности координировать усилия и реализовывать проекты по предупреждению контрабанды наркотических веществ. В этом контексте ИРИ и РТ подписали Меморандум об обмене информацией, о пограничном взаимодействии, сотрудничестве в деле снижения употребления наркотиков и контроля за производством наркотических веществ в Афганистане. Стороны регулярно обмениваются мнениями о ситуации в регионе, призывают к совместным действиям для установления прочного мира, стабильности и безопасности, в том числе в Афганистане. ИРИ и РТ активно взаимодействовали с Россией и Индией в деле противостояния угрозе, исходившей от «Исламского движения талебов», оказывали помощь Северному альянсу во главе с А.Ш. Масудом. Тегеран давал заверения, что если талебы вторгнутся на таджикскую территорию, ИРИ окажет Душанбе военную помощь. Иранцы выражают озабоченность присутствием американских военных в Таджикистане, предостерегают руководство РТ от опасности «вовлечения в военно-политическую орбиту США». Официальный Душанбе заявляет, что американцы размещены в РТ в рамках международной антитеррористической кампании в Афганистане с четко определенными функциями и речи о предоставлении США военных баз на таджикской территории не идет.

Большое внимание иранская сторона уделяет сотрудничеству с РТ в военной сфере. Оно начало развиваться с 1998 года после подписания соответствующего Меморандума о взаимопонимании, в котором особо подчеркивается, что военное сотрудничество Ирана и Таджикистана не представляет угрозы какому-либо третьему государству. В ходе контактов представители Тегерана и Душанбе рассматривают конкретные проблемы ВТС, контролируют процесс выполнения ранее подписанных соглашений, в том числе касающихся выделения иранской стороной кредита на нужды таджикской армии, прежде всего на приобретение военного обмундирования, средств связи, боеприпасов для стрелкового оружия. Обсуждаются вопросы создания в РТ совместных предприятий по пошиву военной формы. Иранцы декларируют готовность оказания помощи в организации медицинского обслуживания таджикских военнослужащих, направления в РТ военных советников для подготовки личного состава горно-стрелковых подразделений, организации подготовки порядка 400-500 таджикских военнослужащих по танковым и пехотным специальностям, причем иранцы согласны даже на то, чтобы полностью взять на себя затраты на их обучение. Стороны обмениваются мнениями относительно возможного участия Ирана в реконструкции военного аэродрома в поселке Айни близ Душанбе. Иранцы отмечают, что специалисты из ИРИ могли бы работать там с участием России. Однако Душанбе достаточно осторожно относится к рассмотрению указанных предложений Тегерана.

Иранская сторона продолжает работать над тем, чтобы в государственном аппарате РТ, его религиозных структурах закрепились люди, прошедшие подготовку в ИРИ, и в этой связи уделяет особое внимание обучающимся в вузах ИРИ таджикам-студентам и таджикам-слушателям теологического центра в г. Кум. В 2002 году подписан Меморандум о взаимопонимании между министерством науки, исследований и технологий ИРИ и министерством образования Таджикистана по обмену профессорско-преподавательским составом и студентами, предоставлению стипендий студентам, намеревающимся продолжить обучение в магистратуре или аспирантуре, подготовке преподавателей, проведению различных семинаров и конференций.

В последние годы активизировалось сотрудничество двух стран в торгово-экономической области. Новые экономические законы Таджикистана, в частности, касающиеся постепенного снижения таможенных пошлин, налогов и активизации деятельности частного сектора, создали хорошие условия для привлечения в страну зарубежных инвестиций.

За указанный период состоялись четыре совместные ирано-таджикские Межправительственные комиссии по экономическому сотрудничеству. Достигнута договоренность о выделении Ираном Таджикистану кредита в 25 млн долл. США и получено согласие Тегерана на предоставление Душанбе еще одного кредита в размере 30 млн долл. США. Указанные средства пойдут главным образом на финансирование строительства в Таджикистане тех объектов, в сооружении которых иранская сторона имеет опыт работы, в том числе ГЭС, плотин, тоннелей и дорог.

Большое внимание стороны уделяют реализации двух наиболее крупных проектов: сооружению Сангтудинской ГЭС и прокладке Анзобского тоннеля. Подписан Меморандум о сотрудничестве между двумя странами в деле завершения строительства Сангтудинской ГЭС, предусматривающий выделение Ираном 160 млн долл. США. Однако, поскольку для реализации данного проекта потребуется приблизительно 340 млн долл. США, предстоит проведение дополнительных переговоров о возможности создания международного консорциума с привлечением к участию в нем инвесторов, в том числе из состава международных финансовых институтов. При этом между иранской и таджикской сторонами сохраняются разногласия, касающиеся методики возврата вложенных средств. Иранцы настаивают на том, чтобы после ввода в строй объекта за ИРИ в течение 20 лет сохранялось право на эксплуатацию ГЭС с тем, чтобы компенсировать свои затраты за счет продажи электроэнергии.

Тендер на реализацию проекта по прокладке пятикилометрового тоннеля «Анзоб», который соединит север Таджикистана с югом страны, был выигран иранской компанией «Сабер». Иран выделяет на эти цели 10 млн долл. США безвозмездно в качестве помощи для развития РТ и 21 млн долл. США в виде кредита. В перспективе нельзя исключать возможность иранского содействия в сооружении тоннеля под Шархистанским хребтом, что обеспечит круглогодичное автомобильное сообщение между Душанбе и Ходжентом.

В плане развития связей в транспортной сфере президенты Ирана С.М. Хатами и Таджикистана Э. Рахмонов, а также нынешний президент ИГА Х. Карзай подписали трехстороннее соглашение о сотрудничестве в области транзита между тремя странами. Соглашением предусматривается создание транспортного маршрута Нижний Пяндж — Ширхан — Кундуз — Мазари-Шариф — Герат с выходом на иранские коммуникации для обеспечения устойчивого автомобильного сообщения между РТ и ИРИ в обход Узбекистана и Туркменистана.

Иранская сторона зондирует возможность своего подключения к разработке в РТ урановых рудников, предлагает наращивать взаимодействие в сфере сельского хозяйства, в частности путем аренды иранскими кооперативами угодий в Кулябе.

Премьер-министр РТ А. Акилов предложил Тегерану принять участие в разработке газового месторождения «Рейган», для чего предварительно необходимо провести геофизические работы на указанном объекте.

Стороны обсуждают проект поставок глинозема по железной дороге из Ирана в Таджикистан для нужд таджикского алюминиевого завода с последующей поставкой части готовой продукции в Иран.

Достигнута договоренность о том, что иранская компания «Парстел» примет участие в ремонте коммуникационных центров восточных районов Таджикистана.

Одним из направлений взаимодействия ИРИ и РТ является межрегиональное сотрудничество между иранскими провинциями и таджикскими областями. Повышенный интерес иранцы проявляют к Кулябской области, выходцы из которой составляют основной костяк государственного аппарата этой страны. Иранская сторона приступила к практической проработке около 20 проектов по строительству и реконструкции объектов в Кулябе в связи с запланированным в 2005 году празднованием 2700-летия этого города. Иранская сторона также проявляет интерес к развитию торгово-экономических связей с Согдийской областью. В настоящее время изучается вопрос об открытии там генерального консульства (в свою очередь, Тегеран готов на открытие генерального консульства Таджикистана в Мешхеде).

Несмотря на наметившуюся активизацию двусторонних связей в торгово-экономической области существует ряд сложностей, препятствующих более динамичному развитию сотрудничества в сфере экономики. К ним прежде всего относятся инвестиционные риски в Таджикистане, двойное налогообложение, высокие тарифы и таможенные сборы. В 2003 году товарооборот между ИРИ и РТ составил около 100 млн долл. США, что на 35 млн долл. США больше по сравнению с 2002 годом (60% — импорт из Таджикистана; 40% — иранский экспорт). Иран в основном импортирует алюминий и хлопок, а продает продукты питания, строительные материалы и промышленные товары. Стороны признают многие неиспользуемые возможности в экономической области и призывают к активизации работы не только в рамках совместной Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, но и к самому активному участию частного сектора в реализации проектов на территории Таджикистана.

Примечательным является то, что Тегеран готов совместно с Москвой реализовать в РТ отдельные конкретные проекты, которые позволили бы под иранские инвестиции размещать заказы на российских предприятиях, в том числе оборонных, используя российский технических персонал на объектах в РТ. Иранцы в числе таких объектов упоминают Санпудинскую ГЭС и реконструкцию военного аэродрома в Айни.

Исламская Республика Иран и Таджикистан поддерживают деловые контакты в рамках Организации экономического сотрудничества (ОЭС). Их взаимоотношения в рамках ОЭС носят конструктивный характер и основываются на заинтересованности обеих сторон в полном раскрытии потенциала ОЭС в приоритетных областях (транспорт и коммуникации, торговля, энергетика, сельское хозяйство). Особый интерес ИРИ и РТ проявляют к формированию транспортной инфраструктуры в регионе ОЭС. С сентября 2004 года в ОЭС председательствует Таджикистан, в это же время в Душанбе прошло 14-е заседание Совета министров иностранных дел ОЭС и 8-й саммит организации. В рамках этих мероприятий между Ираном и Таджикистаном продолжаются контакты на высшем уровне.

Пока же можно констатировать, что за тринадцать лет независимого развития Таджикистана довольно четко определились его геополитические интересы. Тегеран занимает в этой иерархии заметное, но не самое приоритетное место. Что же касается самого Ирана, то он придает развитию отношений с РТ значительно большее внимание, реализуя тщательно разработанную внешнеполитическую концепцию с упором на сотрудничество в сферах региональной политики, экономики, торговли, культуры. Вместе с тем Душанбе старается контактировать с Ираном как авторитетной региональной державой таким образом, чтобы эти контакты не мешали ему налаживать полноценный диалог с другими членами мирового сообщества. Здесь заметно усиление позиций США (в русле «контроля над ситуацией в регионе»), что нейтрализует политическую активность Ирана и реально корректирует политические приоритеты стран региона.

53.39MB | MySQL:109 | 0,372sec