Назначение принца Мухаммеда бен Сальмана наследником престола КСА: первая реакция.

Утром, 21 июня с.г. саудовские СМИ передали срочную новость, что король Сальман своим указом освободил принца Мухаммеда бен Наефа от должности наследного принца и передал этот пост своему сыну принцу Мухаммеду бен Сальману. Кроме того, сообщалось, что первый также был освобожден от должности министра внутренних дел. МВД КСА возглавил принц Абдель Азиз бен Сальман, третий сын короля, который раньше занимал пост заместителя министра нефти. Поскольку указ о смене наследника престола был издан рано утром, для многих это стало неожиданностью, особенно во время священного для мусульман месяца рамадан.

О реакции саудовцев на главную политическую новость часа можно было судить по постам в соцсетях. В целом, граждане страны выразили поддержку решению короля с надеждой, что принц Мухаммед бен Сальман приведет королевство к политической и экономической стабильности. Более осторожная реакция была у иностранцев, работающих в КСА, главные опасения касались того, что при новом руководстве регион может столкнуться с серьезными вызовами и проблемами. Впрочем, были некоторые критические отзывы, которые говорили о событии не иначе, как о «мягком перевороте», но таких заявлений было явное меньшинство. Кроме того, определенные опасения были относительно реакции других членов королевской семьи на такое решение монарха. Однако последовавшие за объявлением указа новостные сюжеты по саудовским каналам представляли события как давно запланированный шаг по кадровым перестановкам в высших эшелонах власти для более эффективного управления королевством. Сообщалось, что члены «Совета присяги» поддержали решение короля (31 из 34 членов), это  также сделал и «Совет Верховных Улемов». Кроме того, саудовское ТВ продемонстрировало кадры, как новый наследный принц благодарит предыдущего за понесенные труды на этом посту. Затем сообщалось, что принц Мухаммед бен Наеф уже принес присягу верности принцу Мухаммеду бен Сальману.

В какой-то мере замена наследного принца не стала полной неожиданностью, окончание «холодной войны» между принцем Мухаммедом бен Сальманом и Мухаммедом бен Наефом, не в пользу последнего, предсказывалось многими аналитиками, имели место и утечки информации в социальных сетях и ряде электронных арабских СМИ. Однако большинство таких прогнозов говорило, что процесс передачи полномочий принцу Мухаммеду бен Сальману будет постепенным. Тем более, за последние месяцы многим было вполне очевидно, что принц Мухаммед бен Наеф выполняет в основном протокольные функции, оставаясь «не у дел», а основные политические обязанности и решение важных заданий, особенно в сфере международной политики, были возложены монархом исключительно на своего сына. Король Сальман активно поддерживал принца Мухаммеда бен Сальмана, укрепляя его репутацию и легитимность как будущего монарха в глазах лидеров ведущих стран мира, посредством регулярных зарубежных визитов, особенно в США.

Принц Мухаммед бен Сальман несколько раз посещал Вашингтон, чтобы убедить президента Дональда Трампа и его администрацию, что он будущий король, на которого надо делать ставку, обещая инвестиции в экономику США, активное участие в борьбе с терроризмом, поддержку антииранской политики, проведение либеральных реформ, скорейшую реализацию программы Saudi Vision 2030 и т.д. Неслучайно, что первый свой зарубежный визит в качестве президента США Д.Трамп совершил именно в Эр-Рияд. По мнению экспертов, именно принц Мухаммед бен Сальман стоит за подписанием сделки на поставку вооружения на сумму 300 млрд долл. Таким образом, за короткий период пребывания Д.Трампа на посту президента США, принц Мухаммед бен Сальман сумел зарекомендовать себя в качестве «своего человека» в Эр-Рияде, а также молодого «креативного лидера», с которым Вашингтон может иметь дело. Большую поддержку в построение политической карьеры на международной арене ему оказал наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Зайед аль-Нахайян, с которым, как известно, нового наследного принца связывают давние дружеские и деловые отношения. Считается, что «поворотным пунктом», когда американцы сделали свой выбор в пользу принца Мухаммеда бен Сальмана, стал его визит в США в марте с.г. Кроме того, назначение в  апреле 2017 г. его брата принца Халеда бен Сальмана послом в Вашингтоне во многом способствовало установлению канала прямой связи с американской администрацией. Как сообщают некоторые источники, новое назначение принца Мухаммеда бен Сальмана стало полной неожиданностью для компетентных ведомств во многих странах, особенно в Германии, но не для Д.Трампа, который был проинформирован об этом персонально и заранее.

Отметим, что реакция внутри КСА на назначение принца Мухаммеда бен Сальмана наследным принцем ввела в замешательство некоторых экспертов, которые ожидали, что такие радикальные перестановки вызовет разногласия и расколы внутри королевской семьи, и станет причиной демаршей со стороны «старших принцев». Тем более, на протяжении последних месяцев продолжали циркулировать слухи о растущей оппозиции принцу Мухаммеду бен Сальману внутри королевской семьи. Не обошлось и без информационных вбросов. Некоторые арабоязычные электронные СМИ и социальные сети опубликовали некое письмо на имя короля Сальмана на бланке принца Мукрина бен Абдель Азиза (наследный принц до апреля 2015 г.) и за его подписью, датируемое 4 декабря 2016 г., в котором группа принцев просит саудовского монарха воздержаться от назначения своего сына наследным принцем. Авторы письма полагают, что этот шаг разрушит единство королевской семьи, принесет неясное будущее стране, а также противоречит сложившейся системе престолонаследия и т.д. Среди подписавших это письмо (21 человек), стоят имена принцев Бандара бен Султана, принц Митеба бен Абдаллы, Турки Аль-Фейсала, Аль-Валида бен Таляль, Халеда бен Турки и др. Подлинность письма крайне сомнительна, как и информация о задержании некоторых принцев, а также сообщения о царящей нервозной обстановке среди политической элиты. По всей вероятности, все это является намеренной провокацией со стороны геополитических противников Саудовской Аравии.

Однако большинство экспертов не сомневаются, что «конфликт поколений» в королевской семье имеет место, и недавние перестановки («мягкий переворот») могут внести неопределенность в политическую жизнь страны. Некоторые полагают, что сложившаяся ситуация во многом напоминает события 1964 г., когда король Сауд был смещен с трона в результате дворцового переворота. Тем не менее, какие-либо выводы делать пока рано. Возможно, в ближайшее время придется ожидать новую серию политических отставок, которую наследный принц Мухаммед бен Сальман проведет для укрепления своей власти. Что касается, международной политики, то особых перемен не предвидится. КСА будет и впредь проводить взятую линию на жесткую конфронтацию с Ираном на всех направлениях и наращиванию своего военного потенциала в регионе.

28.26MB | MySQL:64 | 0,555sec