Саудовская Аравия: о ситуации вокруг принца Мухаммеда бен Наефа

После объявления Мухаммеда бен Сальмана наследным принцем, и отстранения принца Мухаммеда бен Наефа от всех должностей, в некоторых мировых СМИ, появились сообщения, что бывший глава МВД КСА находится под домашним арестом в своем дворце в г. Джидда. Газета The New York Times (от 29.06.2017 г.) со ссылкой на источники близкие к королевской семье, сообщила, что ему не только запрещен выезд за пределы королевства, но и ограничено передвижение внутри страны на определенный срок. Газета The Guardian (от 29.06.2017 г.) также со ссылкой на аналогичные источники подтвердила эту информацию. Как следует, из подобных сообщений, такие ограничения были введены непосредственно сразу после лишения его всех постов прямым приказом Мухаммеда бен Сальмана. Кроме того, сообщалось, что была произведена полностью смена охраны во дворце принца Мухаммеда бен Наефа, которую теперь составляют военнослужащие Королевской гвардии, подчиняющиеся непосредственно новому наследному принцу. Аналогичные ограничения, якобы, введены и в отношении его дочери. Официальные источники отказались подтвердить такую информацию. Более того, высокопоставленный представитель МИД КСА, по свидетельству The New York Times, назвал все эти сообщения «необоснованным и ложным». Тем не менее, ситуация более-менее прояснилась после анонимных комментариев со стороны некоторых саудовских чиновников. Причина таких мер по их мнению, согласно The Guardian, объясняется намерением не допустить роста оппозиционных настроений на время «переходного периода», а также каких-либо действий со стороны Мухаммеда бен Наефа, который был известен критикой политики своего конкурента на протяжении последних лет. Причем один неназванный по имени саудовский источник, заявил более откровенно: «Я подозреваю, что они не хотят, чтобы он сбежал в Вашингтон в плохом настроении и рассказал кому угодно, даже нашим союзникам, государственные секреты».

Однако даже у «американских союзников» ситуация с принцем Мухаммедом бен Наефа вызвала недоумение. Возможно, что и сам вопрос в ведущей американской газете был поднят не без поддержки его «друзей» в США. Согласно The New York Times, американские официальные лица пока не  имели официального контакта с бывшим министром МВД, но внимательно отслеживают ситуацию. «Мухаммед бен Наеф является большим другом и партнером США, мы не хотели бы, чтобы с ним обращались неделикатно или некорректно», — заявил  высокопоставленный американский чиновник.

Далее газета продолжает, что после отставки Мохаммеда бен Наефа несколько ветеранов американских контртеррористических и разведывательных структур, которые поддерживали с ним тесные контакты в прежние годы, в частном порядке выразили возмущение таким отношением к нему. Однако они опасались открыто выразить свой протест публично из-за сильной поддержки, которая оказывается королю Сальману и его сыну, со стороны президента Д.Трампа и его ведущих помощников, в том числе зятя  Дж. Кушнера.

Представляется, что такие действия Мухаммеда бен Сальмана в отношении своего предшественника свидетельствуют, что он действительно рассматривает возможность формирования оппозиции у себя в тылу, среди членов королевской семьи. Тем более, вероятность формирования такой группы есть. По мнению С. Хендерсона (The Washington Institute for Near East Policy) проблема заключается еще в том, что Мухаммед бен Сальман возглавляет только саудовскую армию, ВМФ, ВВС, а также Королевскую гвардию. Однако Национальная гвардия и МВД пока остаются ему неподконтрольными в полной мере. Кроме того, аппарат МВД остался прежним, и даже назначение нового министра Абдель Азиза бен Сауда, креатуры наследного принца, не обеспечивает принцу Мухаммеду бен Сальману полной поддержки этой структуры. Особенно это касается, Национальной гвардии, которая остается под командованием принца Митеба бен Абдаллы, близкого друга и политического союзника Мухаммеда бен Наефа. Все это крайне затрудняет Мухаммеду бен Сальману закрепить свои позиции в качестве наследного принца, а также постепенно стать де-факто единовластным правителем Саудовской Аравии при короле Сальмане, здоровье которого все более ухудшается, до тех пор «пока он не получит полный контроль над Национальной гвардией и МВД».

Отдельно стоит сказать, что Национальная гвардия, которая «функционирует как система социальной поддержки племен», традиционно связана с кланом покойного короля Абдаллы, приложившего в свое время немалые усилия по превращению ее в элитное военное подразделение КСА. Поэтому давно вынашиваемый проект короля Сальмана по превращению Нацгвардии в одно из подразделений МО с ликвидацией поста командующего с рангом министра, который в настоящий момент занимает принц Митеб бен Абдалла, а также объединение всех вооруженных сил КСА под единым командованием, пока трудно реализуется. Тем более, формирование личного состава Нацгвардии КСА во многом связана с политикой племенной дипломатии, которая продолжает играть существенную роль в традиционном саудовском обществе.

В этой связи интересно сообщение, переданное по саудовскому телеканалу «Бидая» (Bedaya TV), что племя Бану Тамим отказалось приносить присягу новому наследному принцу. Напомним, что Бану Тамим одно из самых влиятельных племен в Саудовской Аравии, к нему принадлежал Мухаммед бен Абдель Ваххаб – основатель идеологии салафизма, а представители рода Аль Шейх традиционно формируют духовно-религиозную элиту королевства. Кроме того, из этого племени происходит основатель государства Катар Джасем бен Мухаммед (род Аль Тани переселился из Неджда на Катарский полуостров в начале XVIII в.). Именно эмиры Аль Тани позиционируют себя как в качестве светских лидеров этого племени. Особенную остроту ситуация приобретает в связи с современным кризисом вокруг Катара, к эскалации которого, как считают в Дохе, причастен наследный принц Саудовской Аравии. Власти предприняли шаги, чтобы не допускать и впредь «утечки ненужной информации». Несмотря на то, что сообщение о несогласии племени Бану Тамим присягать новому наследному принцу прошло только как  субтитры на фоне информационного выпуска, Министерство культуры и информации КСА закрыло телеканал «Бидая». По сообщению в газете «Оказ» (от 29.06.2017 г.), официальной причиной явились обнаруженные юридические нарушения в работе канала в течение последних лет. Однако по сообщению The Wall Street Journal (от 03.07.2017 г.), в Саудовской Аравии намечены и другие мероприятия по контролю над информационными потоками и подавлением инакомыслия внутри королевства, которые включают в себя усиление мониторинга за социальными сетями и деятельностью блогеров, а также «профилактические беседы» в МВД со светскими и духовными активистами. Конечно, такой шаг властей вполне объясним, т.к. в «переходный период» никто не хочет роста антиправительственных настроений в обществе. Тем более, как показал опыт «арабской весны» именно социальные сети и деятельность неформальных политических структур сыграли особую роль в дестабилизации внутренней ситуации в ряде государств.

Тем не менее, проблема формирования новой системы властных полномочий в КСА остается. Особенно это становится актуальным на фоне все чаще повторяющихся в мировых и арабских СМИ сообщений, что король Сальман, якобы, намерен отречься от престола в пользу своего сына, т.е. провести смену власти «по катарскому варианту» или объявить его регентом. Однако, по мнению аналитика Брюса Райдела (the Saban Center for Middle East Policy at the Brookings Institution), для укрепления власти принца Мухаммеда бен Сальмана необходимо также назначить человека на третью позицию в саудовской иерархии власти, т.е. наследника наследного принца или второго наследного принца. Однако вопрос о кандидатуре на этот пост весьма проблематичен, т.к. этот выдвиженец  должен быть лоялен принцу Мухаммеду бен Сальману, а также получить поддержку всех членов «Совета присяги» на основе компромиссного соглашения.

Реальная ситуация о раскладе сил в королевской семье во много остается пока неясной. В основном информация по этой теме поступает из трудно верифицируемых сообщений в социальных сетях. Например, известный саудовский блогер с ником «Мужтахид» в своем акаунте в «Твиттер» поведал, что некоторые члены королевской семьи пытаются активно убедить принца Ахмеда бен Абдель Азиза (родной брат короля Сальмана из «семерки Судейри», пользующийся популярностью и хорошей репутацией в королевстве) «взять на себя руководство и выступить с заявлением о неспособности к управлению короля Сальмана по состоянию здоровья, а также о недействительности указа о назначении Мухаммеда бен Сальмана наследным принцем». Но все это напоминает планы по готовящемуся дворцовому перевороту в КСА, с явными историческими параллелями, со своей «фрондой принцев» (La Fronde des princes) во главе с принцем Ахмедом бен Абдель Азиза в роли «Великого Конде» (Le Grand Condé).

Как уже говорилось ранее, вброс подобных сообщений в большей степени представляется частью информационной войны, которая ведется политическими недоброжелателями принца Мухаммеда бен Сальмана, чем реальным отражением развития событий. Не случайно, что она оперативно публикуется в СМИ Ирана и других стран региона, которые рассматривают Саудовскую Аравию как своего противника. Вероятно, в настоящее время реальные рычаги влияния на политическую элиту КСА, есть пока только у Вашингтона, который приложит все усилия, чтобы внутренние противоречия не привели к непредсказуемым событиям в королевстве, которому отводится особая роль в новой геополитической стратегии администрации Д.Трампа в регионе.

24.46MB | MySQL:59 | 0,476sec