Военно-политическая обстановка в Ираке (июнь 2005 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в июне 2005 года продолжала оставаться очень сложной и напряженной. Силы местного вооруженного сопротивления и иностранные боевики на протяжении всего месяца поддерживали высокий уровень активности своей террористической и боевой деятельности. Год, прошедший со времени официальной передачи властных полномочий временным иракским государственным органам, показал, что, несмотря на отдельные позитивные результаты, они пока не в состоянии самостоятельно контролировать положение дел в стране, в первую очередь в сфере безопасности, а также наладить полноценный диалог со всеми политическими силами Ирака. В июне заметно активизировались внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака и дипломатическая активность официального Багдада.

Ситуация в сфере безопасности в Ираке в июне существенных изменений не претерпела и отличалась высокой степенью напряженности. Число совершаемых повстанцами и боевиками терактов, различного рода вооруженных нападений и других насильственных действий не уменьшается и в среднем составляет около 70 в сутки.

В мае 2005 года, по уточненным данным минздрава Ирака, были убиты 959 иракских граждан, в том числе 434 мирных жителя, 238 военнослужащих правительственной армии и полицейских и 287 боевиков сопротивления. Это самый высокий показатель безвозвратных потерь со времени падения саддамовского режима в апреле 2003 года. Число раненых иракцев составило 1174 человека, из которых 775 – мирные граждане. Особо подчеркивается рост числа убитых религиозных деятелей – шиитов и суннитов. По предварительным оценкам, число погибших и раненых в июне не пошло на убыль.

В течение прошедшего месяца вооруженные силы США и иракские правительственные силы регулярно проводили крупные войсковые операции с целью ликвидации баз и лагерей повстанцев и террористов в западных, центральных и северных районах страны, считающихся главным очагом сил местного сопротивления и иностранных террористов. В каждой из них участвовали не менее тысячи американских военнослужащих и крупные подразделения иракской армии, действия которых поддерживали артиллерия, танки, американская, а в ряде случаев и британская авиация. К числу этих операций относятся «Белый щит» в районе Хулла — к западу от Багдада, «Копье» — в районе Эль-Каима вблизи границы с Сирией (в этом городе и его окрестностях противоповстанческие операции проводятся регулярно), «Кинжал» — недалеко от главного оплота повстанцев в провинции Анбар города Рамади, «Меч» — в районе городов Хит и Эль-Хадита к северо-западу от Рамади. Крупная операция проводилась в районе Талль-Афара на севере Ирака (здесь они тоже проходят регулярно).

Крупнейшая по масштабам операция «Молния» с участием около 40 тыс. иракских военных и полицейских, которых поддерживали войска США, проходила в Багдаде. Официально было заявлено, что иракским силам безопасности удалось взять под свой контроль все 28 въездов в столицу (до начала операции они контролировали только 10). Тем не менее повстанцы и террористы продолжают активно действовать в городе, практически ежедневно совершая теракты, обстрелы, вооруженные нападения и другие акции. По-прежнему одним из наиболее опасных участков остается автострада, соединяющая Багдад с международным аэропортом. В июне в результате ракетного обстрела в северном пригороде столицы Таджи была повреждена водонапорная станция, снабжающая водой несколько городских районов, а в результате диверсии прекратило работу предприятие по очистке воды на западе Багдада. Серия терактов была совершена на водонапорной станции в 30 км к северу от города и на магистральном трубопроводе, через который в столицу поступает питьевая вода для примерно 80% районов Багдада, что на несколько дней оставило столицу на «сухом пайке».

В настоящее время иракские власти рассматривают вопрос о продолжении операции «Молния», при этом планируется расширить зону ее проведения на территорию радиусом 60 км от столицы.

Помимо Багдада и его окрестностей наиболее масштабно и активно силы местного сопротивления и иностранные террористы продолжали действовать в центральных, западных и северных провинциях страны, особенно в районах городов Мосул, Киркук, Рамади, Баакуба, Эль-Фаллуджа, Тикрит, Балад, Талль-Афар, Хит, Хулла, Эль-Каим, Туз-Хурмату, Эль-Халис, Хаваджат-Арбан, Эль-Хадита, Байджи, в западной части провинции Анбар и ряде других мест.

Высокой активностью по-прежнему характеризовались действия повстанцев и боевиков в так называемом треугольнике смерти южнее Багдада, в частности, в районе городов Эль-Юсифия, Эль-Искандерия, Эль-Латифия, Эль-Махмудия.

На юге Ирака теракты, вооруженные нападения, диверсии и другие насильственные акты проходили в городах Басра, Эд-Дивания, Эс-Сувейра, Эн-Наджаф, Амара, Эс-Самава и некоторых других местах. В целом же обстановка на юге страны в сфере безопасности не была столь напряженной, как в центральной части, на западе и севере Ирака.

На территории Иракского Курдистана количество насильственных действий было невелико, а ситуация в сфере безопасности оставалась в этом регионе относительно стабильной.

По оценкам экспертов, основная масса участников иракского сопротивления по-прежнему представлена арабами-суннитами. Основной причиной их столь широкого участия в вооруженной борьбе с нынешним правительством и иностранными войсками считается потеря суннитами главенствующего положения в политической системе и, соответственно, в экономической сфере, которое они занимали на всем протяжении истории иракского государства. К числу причин активного вовлечения представителей общины, особенно молодежи, в повстанческое движение также называют высокий уровень безработицы (до 60%) в районах проживания суннитского населения, племенную и клановую солидарность, обостренное чувство национализма, религиозные мотивы, сохраняющееся иностранное, прежде всего американское военное присутствие, «политический и экономический хаос, сопровождающий оккупацию». Отметим, что после январских выборов этого года формирование новых органов власти Ирака преимущественно на шиитской, а также курдской основе усилило, причем очень значительно, шиитско-суннитские и суннитско-курдские противоречия, которые все чаще стали приобретать форму насильственных действий.

Общая численность суннитских повстанцев, по последним оценкам, колеблется от 15 до 20 тыс. человек. Причем, по американским данным, регулярно непосредственное участие в боевых операциях принимают лишь несколько сотен человек. Руководящая роль в повстанческом движении в значительной степени принадлежит бывшим работникам партийно-государственного аппарата, сотрудникам спецслужб и офицерам армии саддамовского режима. При этом очень большое значение имеют семейные, клановые и племенные связи функционеров прежней власти, их умение использовать в своих интересах националистические и религиозные чувства иракцев. Все это позволяет повстанцам опираться на довольно широкую базу среди населения, привлекать в свои ряды новых сторонников и активных помощников, сравнительно быстро восполнять потери, понесенные в результате действий войск США и правительственных сил, а также поддерживать связи с исламистскими боевыми и террористическими группами. Вместе с тем с исламистами у суннитских повстанцев зачастую происходят столкновения, в том числе вооруженные.

Особенностью суннитского вооруженного сопротивления является его децентрализация. Координация деятельности повстанцев осуществляется в самой общей форме. У суннитов отсутствует единый, общепризнанный политический лидер, возглавляющий сопротивление. Взаимодействие между отдельными отрядами и группами отмечалось лишь в некоторых операциях. Причем для согласования своих действий повстанцы активно используют Интернет.

Американцы считают, что повстанцы создали хорошие агентурные сети в иракских правительственных, военных и полицейских структурах, на предприятиях нефтяной и энергетической отраслей, а также имеют отдельных информаторов в штабах ВС США и коалиционных сил, что позволяет им более успешно противостоять действиям противника. Для финансирования деятельности вооруженного сопротивления используются средства иракской партии Баас, переведенные или вывезенные за рубеж еще до войны 2003 года.

Видную роль в вооруженном противостоянии в Ираке играют исламистские группировки, состоящие во многом из граждан иностранных государств, преимущественно арабских. Оценочно, численность этих группировок составляет не более 5-10% общего числа участников вооруженного сопротивления. Так, американские официальные лица утверждают, что в Ираке действуют не более 1000 иностранных боевиков и террористов. Наибольшую известность получила группировка во главе с иорданцем А.М. аз-Заркави, под руководством которого действуют главным образом зарубежные исламисты. Считается, что аз-Заркави связан с международной террористической сетью «Аль-Каида».

Из иракских исламистских группировок очень активно проявляет себя действующая на севере страны террористическая организация «Ансар ас-Сунна», состоящая из курдов. Общая численность собственно иракских вооруженных исламистских (суннитских) группировок составляет примерно 500 человек. Вооруженные отряды имеют также иракские шиитские экстремистские группировки, действующие в основном на юге страны. Однако их численность невелика.

Иностранные боевики и террористы хорошо организованы, вооружены и оснащены. Они способны к эффективным (и эффектным) действиям. Именно иностранцы совершают в Ираке б?ольшую часть акций с использованием террористов-смертников. При этом на выходцев из Саудовской Аравии приходится свыше 40% подобных терактов. В акциях смертников отмечено также участие граждан Алжира, Сирии, Кувейта, Иордании, Судана, Египта, Франции, Индии, Турции, Йемена, Ливии, Афганистана. Доля иракцев в действиях террористов смертников невелика – около 9%. В июне группировка аз-Заркави объявила о создании спецподразделения смертников, укомплектованного только иракцами. Среди иностранных боевиков и террористов в последнее время отмечается заметное увеличение числа граждан из стран Северной и Западной Африки: Алжира, Марокко, Сенегала, Туниса. Так, только алжирцы действовали примерно в 20% акций с участием террористов-смертников.

Возраст иностранных боевиков и террористов, как правило, составляет от 18 до 25 лет. Первичную психологическую обработку они получают через интернет-сайты радикальных исламистских организаций, после чего молодых людей через налаженную сеть посредников переправляют в Ирак, где они проходят дополнительную интенсивную психологическую обработку.

Спецслужбы стран Евросоюза отмечают увеличение набора боевиков и потенциальных террористов-смертников из числа граждан-мусульман европейских стран. Так, по данным британской контрразведки МИ-5, за два последних года из Великобритании нелегально выехали не менее 70 английских мусульман, которые присоединились к отрядам боевиков в Ираке. Высказывается опасение того, что среди мусульманского населения Европы может усилиться так называемый афганский эффект, когда молодое поколение начнет воспринимать борьбу с США в Ираке в качестве «дела своей чести».

Среди иностранцев, проникающих в Ирак для участия в вооруженной борьбе, отмечается рост числа лиц, имеющих хорошую военную и специальную подготовку. По большей части это члены различных исламских экстремистских организаций.

Повстанцы и террористы постоянно совершенствуют тактику своих действий, используют современные виды вооружения (включая противотанковые и ПВО) и технические средства наблюдения, связи и др. Они также постоянно совершенствуют применяемые взрывные устройства, что позволяет наносить противнику ощутимые потери в людях и технике. Речь, как считают эксперты, идет, по существу, о постоянной «гонке вооружений» между повстанцами и войсками США. Непрерывное совершенствование боевых и технических средств у иракских сил сопротивления и иностранных боевиков, не прекращающееся пополнение их арсеналов свидетельствуют о том, что они имеют хорошие и надежные источники внешней поддержки.

Действуют партизаны и боевики, как правило, в составе групп из 2-3 человек или небольших отрядов численностью до 30 человек. Одним из наиболее распространенных приемов является подрыв взрывных устройств (в том числе автомашин начиненных взрывчаткой) на дорогах и около различных объектов. Именно от этих подрывов несут наибольшие потери американские войска. Ежемесячные потери партизан и террористов (убитыми, ранеными и пленными) составляют от 1 до 3 тыс. человек. Однако, как уже говорилось, они довольно быстро восстанавливают свои силы.

Военные США считают, что в Ираке идет настоящая «классическая партизанская война», в которой партизаны и боевики действуют очень умело, гибко, проявляют завидную стойкость. По словам премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана, Ирак со времени американского вторжения превратился в «полигон для подготовки террористов».

Главными объектами нападений повстанцев и террористов остаются военнослужащие правительственной армии, сотрудники полиции и органов безопасности, чиновники различных рангов, лица, сотрудничающие с иностранными, прежде всего американскими войсками, а также иностранные граждане, работающие в Ираке. Наиболее часто обстрелам, атакам и терактам подвергаются пункты записи добровольцев в иракскую армию и полицию, различные госучреждения, а в последнее время – рестораны и отели. В июне был отмечен рост числа нападений на транспортные конвои на автодорогах. Не прекращаются диверсии на нефтепроводах и других объектах нефтяной отрасли, электростанциях и линиях электропередачи. При этом основная часть диверсий и актов саботажа на нефтепроводах и предприятиях нефтяной отрасли продолжает совершаться на севере и в центральных районах Ирака.

Характерным явлением современного Ирака остается похищение людей и захват заложников, в том числе работающих в стране иностранцев. Боевики целенаправленно уничтожают специалистов, пытаясь оставить страну без тех, чей труд может содействовать ее выводу из кризисного состояния. Массовый характер по соображениям безопасности принял отъезд за рубеж иракских учителей и врачей.

Территория Ирака фактически превратилась в перевалочную базу для транспортировки наркотиков из Афганистана и Ирана в другие страны Ближнего Востока, в частности, в государства Аравийского полуострова, и в Европу. Причем контрабандисты, доставляющие в Ирак наркотики, проникают туда теми же путями, что и боевики. Отмечается рост наркомании в самом Ираке, что было редкостью при С. Хусейне. Национальное министерство здравоохранения уже создало во всех провинциях страны специальные комиссии по борьбе с этим явлением.

Администрация США и временное иракское правительство все больше убеждаются в том, что подавить вооруженное сопротивление в стране только военными методами не удается. Поэтому багдадские власти при американской поддержке все активнее пытаются искать политические пути примирения, на различных уровнях активизируются поиски контактов с руководителями суннитского сопротивления с целью убедить их прекратить вооруженную борьбу и включиться в политический процесс. Аналогичные попытки предпринимают и американские военные. В то же время, по заявлениям правительства и командования ВС США, речь не идет об иностранных террористических группировках. Вместе с тем до настоящего времени все эти попытки не привели к ощутимым результатам.

Сложной остается обстановка на границах Ирака с соседними государствами. Основная часть потенциальных иностранных боевиков и террористов, как полагают, проникает на иракскую территорию через границы с Сирией и Саудовской Аравией. В Багдаде продолжают призывать руководство соседних государств к принятию более эффективных мер по обеспечению контроля в приграничных районах. Со своей стороны, власти этих стран заявляют, что принимают различные меры по усилению охраны границ с Ираком. Так, Сирия заявила о завершении строительства земляных заграждений вдоль границы с Ираком, усилении патрулирования приграничных районов и переброске сюда 7,5 тыс. военнослужащих. В то же время Дамаск выражает сожаление по поводу плохого взаимодействия со стороны иракских властей и отсутствие контактов с командованием американских войск, расположенных по другую сторону границы. Вместе с тем имеется определенная надежда на то, что положение дел на сирийско-иракской границе может улучшиться. Так, в конце июня в Багдаде прошли переговоры представителей САР и Ирака по вопросам, связанным с обеспечением безопасности в приграничных районах.

Продолжается рост насилия в отношениях между арабами-суннитами и шиитами. Среди его жертв по-прежнему велико число священнослужителей и богословов обеих религиозных общин. В то же время премьер-министр Ирака Ибрагим аль-Джаафари выступил в поддержку шиитской «Организации Бадр», членов которой обвиняют в многочисленных убийствах суннитов.

Продолжается процесс формирования иракских вооруженных сил и других силовых структур. По состоянию на конец июня 2005 года, их общая численность достигла около 171,2 тыс. человек. По имеющимся планам, численность силовиков планируется довести до 200 тыс. в сентябре, 230 тыс. в декабре и 270 тыс. человек в июле 2006 года.

Вооруженные силы Ирака насчитывают около 84 тыс. человек и состоят из сухопутных войск, Иракских специальных оперативных сил (ИСОС), ВВС и ВМС.

Сухопутные войска (около 82 тыс. чел.) имеют в своем боевом составе 10 дивизий, 16 батальонов охраны нефтепроводов, инженерный полк (в стадии формирования), три транспортных полка и учебный батальон. В 2006 году намечено сформировать одну бронетанковую и одну механизированную дивизии.

Почти все имеющиеся дивизии (9) дислоцированы в центральных, западных и северных районах страны, в том числе три в Багдаде и его окрестностях. Одна дивизия размещается в Басре. Численность личного состава дивизий колеблется от 2,5 до 14,5 тыс. человек. Организационно они состоят из 4-6 бригад. На вооружении имеется в основном стрелковое оружие и легкая бронетехника. Таким образом, иракские дивизии фактически остаются охранными формированиями. Командирами дивизий являются: шииты – 3, сунниты – 3, курды – 3, туркоманы – 1.

Наиболее подготовленными в армии считаются формирования ИСОС, состоящие из антитеррористических подразделений и батальона «коммандос». Они насчитывают около тысячи человек. По заявлениям иракских официальных лиц, на счету спецназовцев много успешно проведенных боевых и специальных операций.

Военно-воздушные силы (около 260 чел.) состоят из семи эскадрилий (фактически звеньев): разведывательных – 2, патрульных – 3, транспортных – 1, правительственной авиации – 1.

Военно-морские силы (около 760 чел.) представлены пятью патрульными катерами и полком морской пехоты (в стадии формирования). Главной задачей полка является охрана нефтяных платформ в прибрежной зоне. Планируется приобрести еще несколько патрульных катеров и судно снабжения.

Младший офицерский состав для вооруженных сил готовится в военной академии (училище) со сроком обучения 12 месяцев. Программа этого учебного заведения адаптирована к программе английского военного колледжа в Сандхерсте. При академии имеются курсы командиров рот. Старших офицеров обучают в Штабном колледже. В 2006 году для подготовки офицерских кадров высшего звена планируется открыть Колледж национальной обороны. Непосредственно в войсках обучением личного состава занимается большая группа американских военных советников и инструкторов.

В целом вооруженные силы Ирака на сегодняшний день в состоянии решать лишь ограниченные по месту и времени задачи по обеспечению внутренней безопасности. Основную же роль в борьбе с партизанами, боевиками и террористами продолжают играть войска США.

Особо подчеркнем, что иракские вооруженные силы совершенно не способны выполнять задачи по защите страны от внешнего нападения. Более того, имеющиеся планы военного строительства пока не предусматривают создание полноценной армии, оснащенной различными видами вооружения и обученной современным способам ведения военных действий.

Силовые структуры МВД Ирака (около 87,2 тыс. чел.) представлены полицией (около 57,1 тыс. чел.), гражданскими интервенционистскими силами (около 5,1 тыс. чел., предназначены для действий в крупных городах), полицейскими батальонами «коммандос» (около 8,1 тыс. чел.), силами пограничной охраны (около 15,1 тыс. чел.), дорожной полицией (около 1,1 тыс. чел., подразделением быстрого реагирования (200 чел.) и правительственной охраной (500 чел.).

Большая часть полицейских слабо обучена и прошла лишь краткосрочную подготовку (до восьми недель). Наиболее боеспособными в МВД являются полицейские батальоны «коммандос» (9), гражданские интервенционистские силы и подразделение быстрого реагирования, значительная часть личного состава которых укомплектована бывшими военнослужащими спецназа саддамовской армии.

Силы пограничных войск МВД в настоящее время не в состоянии надежно охранять государственные границы Ирака, пресекать проникновение на территорию страны иностранных боевиков и террористов, бороться с контрабандой. Наиболее подготовленные подразделения пограничников размещены в провинции Анбар на границе с Сирией. Тем не менее основную нагрузку по охране сирийско-иракской границы продолжают нести американские войска.

Ежемесячно в полицию приходят до 3,5 тыс. новых сотрудников, однако здесь масштабным остается дезертирство, что самым серьезным образом мешает повышению эффективности работы правоохранительных органов.

Отмечается улучшение качества подготовки различных категорий личного состава вооруженных сил, органов и сил МВД, однако этот процесс идет очень медленно. Повышаются требования к лицам, желающим поступить на службу в армию и полицию. Тем не менее основной мотивацией здесь остается не патриотизм или желание защитить существующую власть, а просто стремление найти работу с постоянным жалованием. И это не удивительно для Ирака, где сохраняется высокий уровень безработицы.

После январских парламентских выборов отмечается увеличение числа шиитов и курдов, желающих стать военными или полицейскими. Причем они, в отличие от суннитов, при поступлении на службу часто откровенно высказывают пожелание защитить свой народ (курды) или свою общину (шииты).

Низким остается и морально-психологический уровень значительной части военных и сотрудников МВД. Не на высоком уровне находится дисциплина. В армии, как и в полиции, широко распространено дезертирство. Сильное негативное воздействие на личный состав оказывают постоянные нападения повстанцев и террористов на пункты записи добровольцев в армию и полицию, казармы и другие военные и полицейские объекты. По-прежнему нередки случаи уклонения военнослужащих и полицейских от выполнения служебных обязанностей за пределами военных городков и полицейских участков. Органы МВД отличает поголовная коррумпированность на всех уровнях.

Слабой стороной всех иракских силовых структур остается их недостаточная оснащенность оружием, боевой техникой, снаряжением и амуницией. В первую очередь, это относится к специальным средствам для борьбы с повстанцами и террористами.

В целом процесс становления и развития новых иракских силовых структур со всей очевидностью показывает, что потребуется еще очень много времени, средств и усилий, пока они достигнут уровня, позволяющего самостоятельно и в полном объеме решать задачи по обеспечению безопасности и поддержанию порядка в стране. В этой связи глава правительства И. аль-Джаафари признал необходимым продолжение пребывания иностранных войск в Ираке, хотя это и «свидетельствует о слабости страны».

Значительную военную помощь Ираку оказывает Великобритания. Только в текущем году британцы поставили в эту страну 72 бронированных автомобиля, стрелковое оружие, военные радиостанции, оборудование для обеспечения безопасности аэропортов, снаряжение, необходимое для ведения боевых действий в городе.

Венгрия в ближайшее время поставит для иракской армии 77 прошедших модернизацию танков Т-72М1. Большое количество снаряжения, амуниции, различных технических средств поступает из США. Военно-техническая помощь оказывается Ираку Иорданией.

Франция готова участвовать в обучении иракских военнослужащих на своей территории или в «третьей» стране, но по-прежнему считает нецелесообразной отправку своих войск в Ирак.

Министр обороны России С. Иванов заявил: «Мы можем готовить иракские силы безопасности, но только на своей территории. Оружие поставлять мы тоже можем, но только за свободно конвертируемую валюту», и добавил, что «такие поставки в Ирак по справедливой цене нереальны».

По состоянию на 1 июля 2005 года, группировка вооруженных сил США в Ираке насчитывала около 135 тыс. человек.

Потери личного состава американских вооруженных сил в Ираке в июне 2005 года составили убитыми 78 и ранеными около 430 человек. Общие потери ВС США со времени начала иракской кампании в 2003 году составили, по уточненным данным, убитыми 1775 и ранеными около 14610 человек.

Потери других стран-участниц международной коалиции составили в июне погибшими 4 (Болгария, Великобритания) и ранеными 2 (Польша) человека.

В июне президент США Дж. Буш неоднократно публично заявлял, что американские войска покинут Ирак только тогда, когда местные силы безопасности будут в состоянии самостоятельно решать задачи по обеспечению безопасности в стране, а потому речь не может идти о каких-либо конкретных сроках вывода ВС США из Ирака. Одновременно Буш заверил, что не намерен направлять в Ирак дополнительные войска.

Между тем в Соединенных Штатах число сторонников частичного или полного вывода войск из Ирака достигло, по данным последнего опроса, 59%. Это наибольший показатель с марта 2003 года. Одновременно большинство граждан США заявили, что они не поддержат президента, если тот решит увеличить численность войск в Ираке. Почти две трети опрошенных считают, что армия США «увязла» в этой стране, а три четверти назвали недопустимо высоким уровень потерь американских венных в Ираке.

До декабря 2005 года военное командование США планирует передать под контроль иракских сил безопасности примерно половину территории Багдада, а полностью столицу намерены вверить иракцам в следующем году, но при условии готовности иракской армии и полиции самостоятельно обеспечивать безопасность и порядок в городе.

Продолжаются многочисленные случаи чрезмерного или ошибочного применения силы американскими войсками, в том числе обстрелы больниц, мечетей, жилых зданий и т.п. Это ведет к значительным потерям среди мирного населения. Подобные действия особенно характерны при проведении военными США войсковых операций в западных районах Ирака. Здесь же отметим, что, по данным одного из последних социологических опросов, 71% иракцев назвали американцев оккупантами.

Общая численность войск других стран коалиции в Ираке (25) составляла на 1 июля 2005 года около 23 тыс. человек. Наиболее крупными контингентами располагали Великобритания (8,76 тыс. чел.), Южная Корея (3,6 тыс. чел.) и Италия (3,085 тыс. чел.). Кроме того, в Ираке находятся 150 военнослужащих из Фиджи, которые охраняют сотрудников миссии ООН и не входят в состав многонациональных сил.

Премьер-министр Великобритании Тони Блэр считает «жизненно важным» не допустить преждевременного вывода войск международной коалиции из Ирака. Британские войска, осуществляющие контроль над южными районами Ирака, намерены предать функции обеспечения безопасности в этом регионе иракским силам к марту 20006 года. В то же время речь не идет о выводе английских войск из страны.

Правительство Японии приняло решение о временной приостановке деятельности своего военного контингента в Ираке в связи с очередным терактом против японских военных. Вместе с тем Япония не собирается досрочно выводить подразделения своих ВС из этой страны.

Босния и Герцеговина направила в Ирак группу из 36 военнослужащих, которые будут заниматься разминированием местности в районе Эль-Фаллуджи.

Таким образом, ситуация в сфере обеспечения безопасности в Ираке остается одной из наиболее острых и трудно разрешимых проблем. Меры силового, а в последнее время и политического характера, принимаемые военным командованием США и иракскими властями для снижения активности вооруженного сопротивления и террористической деятельности, особого успеха пока не имеют.

По оценке высокопоставленных представителей вашингтонской администрации и Пентагона, вооруженное сопротивление в Ираке «может продолжаться несколько лет». При этом не исключено, что американцы столкнутся здесь с «еще более ожесточенным сопротивлением». В свою очередь, премьер-министр Ирака И. аль-Джаафари считает, что обеспечить надлежащую безопасность в стране можно в течение двух лет.

Отсутствие условий для безопасной работы самым негативным образом сказывается на темпах восстановления национальной экономики и социальной сферы, перманентно выдвигает на первый план вопросы укрепления армии и сил безопасности, выделения на эти цели все новых и новых средств без особо видимых положительных сдвигов. На международной конференции в Брюсселе руководители Ирака прямо признали свою неспособность самостоятельно, без иностранной военной помощи обеспечивать безопасность и поддерживать порядок в стране.

Внутриполитическая обстановка в Ираке в июне 2005 года продолжала оставаться очень сложной. Политический процесс в стране идет трудно и медленными темпами. Его поступательному развитию препятствуют сохраняющиеся серьезные разногласия между основными иракскими политическими силами, что особенно проявляется в деле создания новой конституции страны и в подходах к решению комплекса проблем, связанных с Иракским Курдистаном.

Временное правительство Ирака главными приоритетами своей работы считает обеспечение безопасности, принятие новой конституции, укрепление государственных институтов и полную интеграцию страны в международное сообщество. Власти намерены осуществлять политический процесс в намеченных ранее временных рамках, то есть в начале 2006 года завершить на основе новой конституции и проведения новых выборов формирование постоянных высших органов исполнительной и законодательной власти Ирака. Однако, как видится, сделать это будет очень нелегко. И самую значительную трудность представляет курдская проблема: вопрос о разделении полномочий между центральной властью и Курдистаном, проблема Киркука, порядок подчиненности курдских вооруженных формирований «пешмерга» и целый ряд других тоже весьма не простых вопросов.

В курдском блоке наиболее трудноразрешимой является, пожалуй, проблема Киркука. Курдские руководители единодушно и настойчиво требуют незамедлительного присоединения города и прилегающих к нему районов к территориям, подвластным курдской администрации, считают, что Киркук должен стать столицей Курдистана. Со своей стороны, арабские политики настаивают на постепенном решении вопроса о дальнейшей судьбе Киркука.

Курды заявляют о необходимости выселения из города арабов, переселенных сюда при С. Хусейне взамен высланных из Киркука курдских жителей. При этом они ссылаются на ст. 58 ныне действующего временного иракского законодательства.

4 июня в Эрбиле состоялось первое после выборов 30 января заседание регионального курдского парламента. Характерно, что на его открытии отсутствовал премьер-министр страны И. аль-Джаафари, находившийся в списке наиболее важных лиц, приглашенных на это мероприятие. И еще один штрих – в зале заседания не был вывешен ни один иракский национальный флаг.

12 июня парламент автономии избрал первым президентом Курдистана лидера Демократической партии Курдистана Масуда Барзани. Этот шаг можно рассматривать как значительное упрочение его позиций в курдском регионе. В то же время избрание М. Барзани на высший пост в Курдистане отнюдь не свидетельствует о преодолении глубоких разногласий между ведущими курдскими политическими партиями ДПК и ПСК.

Следует отметить, что, утверждая свою власть на севере Ирака, курды занимаются запугиванием и похищением своих политических противников. Причем, по информации американской печати, это делается при прямом попустительстве военных США. Так, в Киркуке были похищены несколько сотен арабов и туркоман, которых затем бросили в тюрьмы в Эрбиле и Сулеймании и держали там в течение нескольких месяцев. Госдепартамент США в своем заявлении был вынужден признать, что содержание людей в заключении без суда и следствия является составной частью заранее «согласованной и широко распространенной инициативы» курдских политических партий, которые «демонстрируют свою власть в Киркуке во все более провокационной манере». Оценивая эти действия, министр иностранных дел Турции Абдуллах Гюль заявил, что ситуация в Киркуке находится на грани этнических столкновений, которые могут взорвать ситуацию в регионе. Министр подчеркнул, что Анкара не сможет оставаться сторонним наблюдателем этих тревожных событий, которые угрожают территориальной целостности Ирака.

19 июня М. Барзани, выступая в парламенте автономии, призвал депутатов признать принадлежность к Курдистану Киркука и прилегающих к нему районов.

Новый губернатор Киркука Абдул Рахман Мустафа Фаттах (курд по национальности) заявил, что он не принуждает арабов покидать город и решение по этому вопросу они должны принимать самостоятельно.

Все чаще раздаются голоса о необходимости предоставления автономии шиитским районам юга Ирака. Сторонники этой идеи — главным образом светские шиитские политики, в частности, небезызвестный бывший ставленник Пентагона Ахмад Чаляби, а также Бакр аль-Мамлок, долгое время находившийся в эмиграции в Сирии. Их требование заключается в создании автономного региона южного Ирака наподобие Иракского Курдистана с независимыми от центральной власти парламентом, министрами и силовыми структурами. В то же время шиитские религиозные партии не желают федерализации страны. Одним из наиболее активных противников федерализации является шиитский радикальный религиозно-политический деятель Моктада ас-Садр, считающий, что мусульманским странам исторически присуща централизованная форма правления. Здесь же подчеркнем, что ас-Садр намеревается стать полноправным лидером шиитской оппозиции. Он заявляет об отказе от вооруженного сопротивления и приверженности «мирной политической борьбе». В ближайшее время сторонники радикального имама планируют полностью трансформироваться в политическую партию с тем, чтобы составить конкуренцию правящим шиитским структурам. Ас-Садр также предпринимает посреднические усилия в налаживании диалога между шиитской милицией и влиятельными суннитскими ассоциациями.

Шиитские и арабские суннитские политики договорились о распределении мест в комитете по разработке проекта новой конституции Ирака. Ее состав намечено увеличить за счет суннитов с 55 до 70 человек. Таким образом, в комиссии должны заседать 28 шиитов,18 курдов, 17 суннитов и 7 представителей других национальностей и религиозных конфессий.

В отличие от шиитско-курдского правящего большинства суннитские политические и религиозные деятели в большинстве своем продолжают стоять на позициях незамедлительного вывода иностранных войск с территории страны.

В июне была предпринята еще одна попытка создать легальное арабское суннитское оппозиционное политическое движение. Ряд суннитских политиков и представителей племен объявили о создании Национального совета по единству и строительству Ирака. Главной целью своей деятельности Совет считает сохранение национального единства страны и отстаивание права иракцев на сопротивление иностранной оккупации любыми средствами, четко различая при этом собственно борьбу с оккупантами и террор. В учредительном манифесте организации его авторы призывают мировое сообщество «признать право иракского народа на сопротивление оккупации».

Трудная ситуация сохраняется в экономике и социальной сфере Ирака. Страна не может обеспечить себя бензином и вынуждена ежедневно импортировать до 10 млн литров это топлива. Причем импорт покрывает от 40 до 60% потребностей Ирака в бензине. Главными причинами резкого повышения спроса на бензин являются ввоз в страну после войны примерно одного миллиона новых автомашин и повсеместное использование населением электрогенераторов из-за постоянных перебоев в снабжении электричеством. Снижение собственного производства бензина произошло из-за износа оборудования и постоянных диверсий на иракских нефтеперерабатывающих заводах.

Не прекращающиеся теракты и диверсии стали причиной сокращения экспорта иракской нефти. Вместе с тем у правительства имеются планы увеличить ее добычу за десять лет втрое, для чего требуются иностранные инвестиции в сумме около 20 млрд долларов. А их в свою очередь можно получить при условии коренного улучшения ситуации в сфере безопасности и создания надежных правовых гарантий для инвесторов.

И все же, несмотря на имеющиеся значительные трудности и риски, иностранные компании идут на сотрудничество с Ираком в нефтяной области. Так, в конце июня три крупнейшие нефтяные компании – американская «Экссон-Мобил», французская «Тоталь» и испанская «Репсол» — заключили с иракскими властями крупные контракты на покупку сырой нефти.

Сохраняющаяся массовая безработица, отсутствие реальных перспектив для трудоустройства в ряде мест периодически приводят к возникновению массовых беспорядков, как это случилось в конце июня в городе Эс-Самава на юге страны.

К позитивным новостям можно отнести возобновление пассажирского авиасообщения между Багдадом и Басрой.

Губернатор Басры обратился к торговым и транспортным компаниям, экспортерам с просьбой использовать в своей деятельности иракские порты, а не порты соседних государств, подчеркнув, что гавани страны безопасны, а охранные структуры готовы гарантировать круглосуточную нормальную и безопасную работу.

В целом внутриполитическая ситуация в Ираке вряд ли значительно изменится в ближайшее время в позитивном направлении. Учитывая имеющиеся огромные сложности и противоречия в «треугольнике» сунниты — шииты – курды, путь к достижению национального согласия в Ираке будет очень долгим и весьма непростым. При этом нельзя исключать, что примирение между ведущими политико-религиозными и этнополитическими силами страны может и не быть достигнуто.

Внешнеполитическая деятельность вокруг Ирака и руководства этой страны в июне 2005 года отличалась повышенной активностью. По заявлению иракских руководителей, суть внешней политики страны «заключается в том, чтобы Ирак был фактором стабильности, а не источником угроз». В целом можно говорить о постепенном укреплении международных позиций нынешнего иракского руководства.

21-22 июня в Брюсселе состоялась международная конференция по Ираку, в работе которой приняли участие делегации из 85 стран и крупнейших международных организаций. Были обсуждены вопросы обеспечения безопасности, политического и экономического развития Ирака. В качестве инициаторов созыва конференции выступили США и Евросоюз.

В Брюсселе иракские представители в очередной раз обратились к международному сообществу с просьбой о помощи в продвижении политического процесса, в деле восстановления экономики, инфраструктуры, государственных институтов, а главное – в вопросах укрепления безопасности. В целом же решения конференции, как и проведенных ранее мероприятий аналогичного характера, носили общий характер.

Соединенные Штаты продолжают играть главную роль в Ираке, считая, что происходящие в этой стране события имеют исключительно важное значение для обеспечения американской национальной безопасности. Вместе с тем в последнее время в Вашингтоне начинают все больше осознавать, что решение многочисленных и сложных иракских проблем вряд ли по плечу одним США, что стабилизировать ситуацию в Ираке можно только при более активном и широком привлечении возможностей других стран. К большему участию международного сообщества в решении проблем Ирака призывала в Брюсселе госсекретарь США К. Райс. При этом, по ее словам, сами иракцы должны «продолжать укрепление безопасности, либерализацию экономики и включать в политический процесс всех членов общества, отказавшихся от насилия».

В июне Вашингтон посетил иракский премьер-министр И. аль-Джаафари. Он провел переговоры с президентом США Дж. Бушем и другими высокопоставленными представителями американской администрации. В основном обсуждались вопросы, связанные с обеспечением безопасности в Ираке, ходом подготовки иракской армии и служб безопасности, общего развития ситуации в стране.

Официальные лица США вынуждены все чаще признавать, что процессы, происходящие в Ираке, идут далеко не так гладко, как хотелось бы Вашингтону. В Соединенных Штатах растет критика в адрес администрации за ее иракскую политику. Представители Демократической партии обвиняют Белый дом в том, что его заявления о достижениях и прогрессе в Ираке не соответствуют реальной обстановке в этой стране. Подобные оценки звучат и со стороны представителей правящей Республиканской партии. В то же время предварительно широко разрекламированное выступление Дж. Буша перед военнослужащими на базе Форт-Брагг 29 июня показало, что у нынешней вашингтонской администрации нет четких, хорошо продуманных планов урегулирования ситуации в Ираке.

Заметно расширяются связи Ирака с соседними государствами, хотя здесь и имеются нерешенные проблемы и противоречия.

Развиваются отношения с Ираном, в том числе по экономической линии. В Тегеране категорически отвергают обвинения во вмешательстве во внутренние иракские дела.

В июне Ирак и Кувейт договорились о назначении дипломатических представителей в ранге послов. Кувейт заявил о готовности предоставить Ираку финансовую помощь в размере 120 млн долларов на развитие инфраструктуры, образования и здравоохранения.

О своем намерении направить послов Багдад сообщили Египет, Йемен, Саудовская Аравия, Сирия.

Турция «продолжает активно поддерживать политический процесс в Ираке» и подтвердила свое доверие к правительству И. аль-Джаафари. В настоящее время Турция поставляет в соседнюю страну продовольствие, топливо, воду, электроэнергию.

Турецкое руководство твердо стоит на позиции сохранения территориальной целостности Ирака. В этой связи Анкара серьезно обеспокоена событиями, происходящими на севере этой страны, особенно в районе Киркука. Турецкое правительство настаивает также на том, чтобы командование ВС США в Ираке и иракское руководство приняли действенные меры по пресечению деятельности курдских сепаратистских экстремистских организаций, находящихся на территории Иракского Курдистана и ведущих вооруженную борьбу, в том числе террористическими методами, за отделение от Турции районов с преимущественно курдским населением.

В Багдаде считают, что отношения с Саудовской Аравией «развиваются позитивно и гармонично», хотя в настоящее время в королевстве «есть силы, пытающиеся переправлять молодежь через иракскую границу для совершения террористических актов».

Сложно развиваются отношения между Ираком и Сирией. В Багдаде, как уже говорилось, продолжают обвинять Дамаск в неприятии эффективных мер по пресечению проникновения боевиков через сирийско-иракскую границу. Со своей стороны, сирийское руководство в последнее время предпринимает практические шаги по улучшению отношений с Ираком. В решениях прошедшего в июне 10-го съезда правящей в САР партии Баас говорится, что «оздоровление двусторонних отношений с Ираком станет одним из приоритетов внешней политики Сирии на предстоящем этапе». Последние позитивные шаги Дамаска в целом встречают понимание у официального Багдада.

Франция считает, что «народу Ирака следует предоставить четко обозначенную перспективу передачи ему полного суверенитета над страной».

В ближайшее время в Багдаде откроется постоянное представительство Евросоюза.

Исламский банк развития заявил о готовности оказать Ираку финансовую помощь в размере 500 млн долларов на цели восстановления его экономики.

Некоторые российские компании направили своих сотрудников в Ирак для реконструкции энергетических объектов. По заявлению главы российского МИДа С. Лаврова, их число будет больше, как только это позволит ситуация в сфере безопасности.

Таким образом, в июне 2005 года военно-политическая обстановка в Ираке оставалась очень сложной и напряженной. Американскому военному командованию и иракскому правительству не удалось снизить активность террористических и боевых акций сил местного сопротивления и иностранных боевиков. По всей видимости, значительного улучшения положения дел в сфере безопасности в Ираке в ближайшее время не ожидается. Учитывая наличие серьезных противоречий между основными политическими силами страны, вряд ли можно ожидать и крупных позитивных сдвигов в иракском политическом процессе.

43.17MB | MySQL:92 | 1,307sec