Размышления о военных успехах сирийской армии в Дейр эз-Зоре и их возможных последствиях

5 сентября сирийские правительственные войска прорвали блокаду города Дейр эз-Зор, продолжавшуюся в течение трех лет. Летом 2014 года город с населением 100 тысяч человек был осажден вооруженными формированиями террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). Гарнизон города составлял около 5 тысяч военнослужащих. Продовольствие, медикаменты и другие предметы жизненной необходимости  в Дейр эз-Зор доставлялись только по воздуху. Таким образом, приход сирийских войск был воспринят жителями Дейр эз-Зора как избавление от трехлетнего голода и блокады. Сама военная операция получила успех благодаря удару правительственных войск с двух направлений: с юго-востока элитная 4-я моторизованная дивизия, а с запада отряды «Нумур» («Тигры») под командованием бригадного генерала Хасана Сухейля. Успехи сирийской армии выражаются в том, что во-первых, впервые за несколько лет была открыта для сообщения трасса Дамаск-Дейр эз-Зор. Во-вторых, сирийская армия овладела стратегическими высотами в регионе.

До недавнего времени провинция Дейр эз-Зор наряду с Раккой и Идлибом оставалась одним из трех регионов Сирии, неподконтрольных правительству в Дамаске и занятым джихадистскими группировками. После прорыва блокады Дейр эз-Зора и неизбежного взятия Ракки сирийскими курдами, которые составляют основу «Сил демократической Сирии» (СДС), под контролем радикальных исламистов останется только Идлиб. Однако на следующем этапе возможны конфликты уже между победителями «Исламского государства».

Военные успехи сирийской армии в Дейр эз-Зоре не остались без внимания международных дипломатов и экспертов. Спецпосланник ООН по урегулированию сирийского кризиса Стафан ди Мистура, в интервью BBC изложил свое видение ситуации в Сирии на нынешнем этапе. Последние по времени победы сирийской армии он назвал «началом конца» войны в Сирии. По мнению дипломата, после взятия Ракки в Сирии наступит «момент истины». В этой связи С.ди Мистура призвал президента САР Башара Асада осуществить ряд политических действий для того, чтобы не допустить повторения конфликта. По убеждению С.ди Мистуры, было бы нежелательно, если бы достигнутые военные успехи был воспринят президентом Б.Асадом как его односторонняя победа. В этом случае произойдет возрождение суннитской  вооруженной оппозиции, и конфликт будет продолжаться еще многие годы. Он отметил, что без политического решения Сирия столкнется с «туманным будущим». «После Ракки и Дейр эз-Зора настанет момент истины. Если мировое сообщество заставит Асада и оппозицию начать реальные переговоры, то через год мы выйдем на демократические выборы в Сирии». Спецпредставитель ООН также подчеркнул необходимость восстановления сирийской экономики: «Международное сообщество должно спросить себя: заинтересованы ли мы в восстановлении Сирии и кто будет за это платить. Только всеобъемлющее и надежное политическое решение позволить начать возрождение сирийской экономики и приступить к выборному процессу».

Представляется, что после победы над «Исламским государством» Сирии придется столкнуться с новыми внутриполитическими и внешнеполитическими вызовами. Часть из этих вызовов можно обозначить уже сейчас. Это возможность военного конфликта на территории Сирии между Израилем и «Хизбаллой»; угроза конфликта Дамаска с курдами на севере Сирии; намерения США закрепить свое военное присутствие в курдских районах и возможно на востоке страны вдоль границы с Ираком. В настоящее время сирийская армия близка к тому, чтобы взять под контроль крупные нефтяные месторождения к северу и к западу от Дейр эз-Зора, а также установить сухопутное сообщение с Ираном через иракскую территорию. Все это заставляет США спешить и вступать в гонку с сирийцами за контроль над сирийско-иракской границей. По-видимому, в Вашингтоне не оставили идеи закрепить свое военное присутствие в восточных и юго-восточных районах Сирии. При этом такие планы вызваны несколькими причинами. Во-первых, это даст США возможность сохранять влияние на процесс сирийского урегулирования. Во-вторых, позволит Вашингтону сдерживать заметно усилившееся иранское влияние в Сирии и Ливане. В-третьих, администрация президента Д.Трампа чувствует себя обязанной обеспечить израильские интересы на фоне усиления иранских позиций.

В этом отношении любопытна статья американского аналитика Дэвида Игнатиуса, близкого к ЦРУ США , появившаяся в газете Washington Post (1). Д.Игнатиус считает, что администрация Дональда Трампа стоит перед дилеммой. С одной стороны президент США хотел бы минимизировать вовлеченность Америки в ближневосточные дела и связанные с этим затраты. С другой стороны, если вывести все американские войска сейчас, то, по мнению Д.Игнатиуса может повториться ситуация 2011 года (год вывода американского военного контингента из Ирака). Последствиями могут стать новый подъем джихадистских движений, геноцид малых этносов, таких как езиды и военные конфликты между сторонниками и клиентами региональных держав (Ирана, Турции, Саудовской Аравии). По информации Д.Игнатиуса, американские силовики, доминирующие в администрации Д.Трампа, внушают президенту необходимость оставить в Сирии около тысячи американских спецназовцев. Первоначально они будут дислоцироваться в курдских районах страны, к востоку от Евфрата. Однако впоследствии часть из них может передислоцироваться южнее по течению Евфрата в провинцию Дейр эз-Зор.

Слабым местом США в Сирии является то, что кроме курдских районов они нигде не имеют базы поддержки среди местных вооруженных формирований. Все попытки создания арабских вооруженных формирований по образцу СДС потерпели неудачу. Попытки создать так называемую Новую сирийскую армию во главе с Ахмедом Джарбой, а также обещания нынешнего руководителя Высшего переговорного комитета сирийской оппозиции Рияда Хиджаба отправить на помощь американцам для занятия Дейр эз-Зора 5 тысяч боевиков ни к чему не привели. Более того, правительство оказалось боле успешным в привлечении на свою сторону бедуинов восточной Сирии. В частности на стороне правительственных войск сражались представители племени шайтат, с которым боевики ИГ расправились в 2015 году за отказ приносить присягу «халифу» Абк Бакру аль-Багдади. Лояльно относятся к правительству и представители племени баггара, представитель которых Навваф аль-Башир вернулся в Сирию и примирился с правительством (до этого он был одним из лидеров сирийской оппозиции). Кстати, неудачи в мобилизации местного суннитского населения во многом объясняют странную информацию о том, что американцы эвакуировали из пустынного района Бадийя часть боевиков и полевых командиров «Исламского государства». По информации, приводимой в ливанской газете «Аль Ахбар» это были не джихадисты из ИГ, но «умеренные» боевики, которых американо-иорданский Центр военных операций (Military Operation Center), расположенный в Аммане направил в окрестности Дейр эз-Зора для взятия этого города. Однако они не смогли получить поддержку от местного населеняи и собрать достаточные силы (2).

Таким образом, американское военное присутствие может стать фактором, тормозящим объединение расколотой гражданской войной страны. Одновременно для закрепления контроля над Дейр эз-Зором сирийскому правительству необходимо привлечь на свою сторону местные суннитские племена, дав им часть доходов от нефтяной отрасли и гарантии политического представительства.

  1. https://www.washingtonpost.com/opinions/global-opinions/why-a-us-presence-in-syria-will-be-essential/2017/08/31/cad645d4-8e77-11e7-91d5-ab4e4bb76a3a_story.html?utm_term=.2f44c8c5d820
  2. http://www.al-akhbar.com/node/282802
28.4MB | MySQL:67 | 0,814sec