О ситуации в Марокко /июль — август 2005 г./

Обострение кризиса вокруг Западной Сахары и 4-й съезд Всемирного конгресса амазигов (ВКА) стали основными событиями, затронувшими интересы Марокко в июле — августе 2005 г.

В начале июля через марокканскую газету «Ан-Нахар аль-Магрибия» была сделана «утечка», согласно которой Рабат и Фронт ПОЛИСАРИО в обстановке повышенной секретности якобы ведут переговоры с тем, чтобы найти выход из западносахарского конфликта. Обсуждались все вопросы, в том числе проблема марокканских военнопленных, а также будущее сахарских провинций в контексте их широкой автономии. Последний вариант всегда отвергался сепаратистами, поэтому информация о секретных переговорах была тут же опровергнута Фронтом. Его представитель утверждал, что «утечка» была якобы организована Рабатом с целью «отвлечь мировое общественное мнение от серьезных событий, которые происходят в Западной Сахаре». Забегая вперед, приходится констатировать, что переговоры скорее всего действительно состоялись, поскольку некоторое время спустя Фронт освободил всех 408 удерживавшихся им марокканских военнопленных.

Через несколько дней Париж высказался о том, каким он видит урегулирование конфликта в Западной Сахаре. По мнению главы МИДа Франции Филиппа Дуст-Блази, его страна выступает за «прямой политический диалог» между Рабатом и Алжиром с тем, чтобы через него выйти на политическое решение, приемлемое для всех сторон. Такая позиция едва ли может быть конструктивной, если вспомнить, что подходы Рабата и Алжира к западносахарскому урегулированию диаметрально противоположны.

16 июля Марокко начало «дипломатическое наступление» с тем, чтобы разъяснить свою позицию по западносахарской проблеме ряду африканских и латиноамериканских стран, поддерживающих Фронт ПОЛИСАРИО. Для реализации этого «наступления» Рабат отправил высокопоставленных эмиссаров, в частности, в Мексику, Гватемалу, Коста-Рику, Сьерра-Леоне, Либерию, Кабо-Верде, Анголу Малави, Свазиленд. Озабоченность Рабата понятна, если вспомнить, что в июне так называемую Сахарскую Арабскую Демократическую Республику (САДР) признала Кения. В сентябре 2004 г. аналогичный шаг сделала ЮАР.

Тем временем в июле марокканские спецслужбы провели серию арестов среди активистов борьбы за независимость сахарских провинций. Сам этот факт развеял созданный Рабатом миф о единодушной поддержке сахарцами марокканской принадлежности этой территории.

В июле — августе состоялось несколько важных назначений, напрямую связанных с западносахарским урегулированием. 26 июля генеральный секретарь ООН Кофи Аннан назначил на пост своего личного представителя по западносахарскому урегулированию бывшего посла Голландии при ООН Петера ван Вальсума. 11 августа назначение на пост специального представителя генерального секретаря ООН в Западной Сахаре и главы Миссии ООН в Западной Сахаре (МИНУРСО) получил итальянский дипломат Франческо Бастагли.

4-й съезд ВКА прошел с 5 по 7 августа в марокканском городе Надор. В нем приняли участие свыше 500 человек, представлявших берберские организации Марокко, Алжира и других стран Северной Африки и Европы. На церемонии открытия съезда выступил действующий председатель ВКА алжирец Юнес Белькасем. Он вновь подчеркнул, что ВКА представляет собой «неправительственную организацию, цель которой — защита прав, интересов и социально-культурного наследия амазигов».

ВКА был основан в 1995 г. Предыдущие съезды ВКА проходили на Канарских островах (Испания), в Лионе и Рубе (Франция). 4-й съезд ВКА впервые прошел на земле тамазга — территории Северной Африки, на которой исторически проживали берберы. В настоящее время, по данным ВКА и в отсутствие официальных данных, в Марокко проживают 17 млн берберов, в Алжире — 10 млн. Власти же этих стран предпочитают говорить о них как об арабских.

Наблюдатели отмечали, что на съезде присутствовали многочисленные представители молодежных берберских организаций. Они ясно дали понять, что новые поколения берберов прекрасно осознают свою специфичность, против признания которой выступают арабские элиты. «Они (арабы) не могут и никогда не смогут заставить нас подчиниться иностранцам, живущим у нас», — так звучал один из лозунгов съезда. В то же время на съезде не были замечены видные представители берберского движения, числящиеся среди умеренных. Это означает только одно: в условиях быстрого подъема берберского самосознания ближайшее будущее не сулит спокойствия арабским элитам в ряде стран Северной Африки.

Ранее, как бы показывая, что в Марокко не все обстоит благополучно в части, касающейся признания прав берберов, Марокканская ассоциация по правам человека призвала власти признать проберберскую организацию «Амазиги за гражданственность».

Достаточно интересной стала реакция Марокко на военный переворот в соседней Мавритании. Из стран Магриба только Тунис осудил путч в этой стране. Другие предпочли не реагировать. Первым же зарубежным эмиссаром, посетившим Нуакшот, стал представитель Марокко в лице шефа службы внешней разведки Ясина Мансури. Он доставил в столицу Мавритании послание короля Мохаммеда VI.

За прошедшие два месяца немало событий произошло на антитеррористическом «фронте». 1 июля криминальная палата столичного суда (она занимается рассмотрением дел, связанных с терроризмом. — Прим.авт.) приговорила к двум и трем годам тюремного заключения двух марокканцев. В 2004 г. они были арестованы в Сирии при попытке проникнуть в Ирак для участия в джихаде против войск западных союзников и позднее выданы Марокко. Мимун Бельхадж и Яхья аль-Аасайси обвинялись в «создании криминальной банды с целью подготовки и совершения терактов, а также в фальсификации документов». Согласно обвинительному акту, осужденные поддерживали тесные связи с террористическими ячейками в Марокко, Бельгии и Испании. Брат Мимуни Бельхаджа — Юсеф — подозревается в причастности к терактам в Испании 11 марта 2004 г. По данным испанских СМИ, Юсеф (его боевой псевдоним Абу Дуджана) до ареста в Бельгии и выдачи Испании являлся официальным представителем «Аль-Каиды» в Европе.

Три дня спустя тот же суд приговорил к высшей мере наказания двух исламистов за «создание преступной организации с целью совершения терактов». Приговоренные к смертной казни Тауфик Хануши и Мохсен Буарфа проходили на процессе вместе с 44-мя своими сообщниками, среди которых были шесть женщин. Еще четверо получили пожизненное заключение. Большинство из осужденных были арестованы 26 января 2004 г. в рамках антитеррористической кампании, проведенной в городах Мекнес и Фес. Оба приговоренных к смерти возглавляли так называемую Мекнесскую ячейку. Им вменялось в вину убийство двух полицейских, чиновника, жандарма и марокканского еврея. Наказание в виде смертной казни выносится марокканскими судами, и в частности, по делам, связанным с терроризмом, однако такие приговоры не исполнялись с 1993 г.

9 июля заставило заволноваться многих марокканских высокопоставленных чиновников, и не только в связи с терактами в Лондоне. В тот день газета «Ас-Сабах» сообщила, что получила письмо от одной из исламистских групп «салафистской» направленности. В нем эта группа представила список чиновников, которых она расценивает как «вероотступников» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Авторы письма предлагали главному редактору газеты опубликовать этот список. В случае отказа ему угрожали смертью. Понятно, что данный список не был опубликован. Что касается фигурантов списка, то фактически исламисты вынесли смертный приговор им и их близким родственникам.

10 июля марокканский официальный источник напомнил, что британец марокканского происхождения Мохаммед аль-Гуэрбузи, имя которого упоминалось в британской прессе в связи с терактами в Лондоне, еще с декабря 2003 г. был подан Рабатом в международный розыск. С тех пор Марокко неоднократно добивалось от Великобритании выдачи Аль-Гуэрбузи, однако напрасно. Лондон предпочел, чтобы этот исламист еще «поработал» в Великобритании. Что касается Марокко, то в этой стране Аль-Гуэрбузи (боевой псевдоним Абу Иса) 19 декабря 2003 г. был заочно приговорен к 20 годам тюрьмы в связи с причастностью к организации терактов в Касабланке 16 мая 2003 г. Согласно этому же приговору, 20 лет тюрьмы по аналогичному обвинению получил и двоюродный брат Аль-Гуэрбузи — Карим Ута.

По данным марокканских спецслужб, Аль-Гуэрбузи родился в 1957 г. в Лараше. По профессии — повар. Перебравшись в Лондон в начале 80-х гг., он натурализовался. Выступил в качестве одного из создателей Вооруженной исламской группы — марокканской (ВИГ-М), от которой получил поручение «изучать экономическую и политическую ситуацию в Марокко, а также собирать средства для этой организации». В его функции входило также отдокументирование боевиков, прибывавших в Великобританию. Он неоднократно посещал Афганистан, где в районе Кандагара неоднократно встречался с Усамой бен Ладеном, и присягнул ему на верность. От имени ВИГ-М неоднократно размещал в издаваемой в Лондоне исламистской газете «Аль-Ансар» коммюнике. Кстати, сама ВИГ-М еще в 2002 г. была включена американским Госдепом в список террористических организаций.

Со своей стороны, испанские спецслужбы установили, что марокканец Джамаль Зугам, которого считают одним из основных исполнителей терактов в Мадриде в марте 2004 г., неоднократно звонил в Лондон на мобильный и стандартный телефоны Аль-Гуэрбузи.

Согласно оценке Алена Шуе, бывшего офицера одной из французских спецслужб, Аль-Гуэрбузи — «рыба среднего размера в международной террористической сети». «Он входит в число организаторов, однако таких, которые не принимают участия в операциях непосредственно, — подчеркнул он. — Аль-Гуэрбузи поддерживал контакты с группами в Касабланке и Мадриде до терактов в этих городах, однако для британского правосудия этого оказалось недостаточно».

Угроза совершения терактов вынудила марокканские власти в июле резко ужесточить меры безопасности в основных туристических центрах страны — Марракеше, Агадире, Касабланке и Фесе, а также в международном аэропорту Касабланки.

Тем временем еще один «фронт» открылся в летние месяцы вокруг испанских анклавов Сеута и Мелилья. На их «штурм» пошли незаконные иммигранты из Марокко и стран Черной Африки. 1 августа один марокканец был убит в ходе столкновения между подразделением вспомогательных сил и группой из 70 марокканцев, попытавшихся отправиться в плавание к берегам Испании с пляжа Мрирт близ Надора. Уже 27 августа группа примерно из 250 иммигрантов попыталась взять штурмом инженерные сооружения, возведенные испанцами по периметру Мелильи. Примерно десяти из них эта попытка удалась. Два дня спустя попытка повторилась. На сей раз на штурм проволочных заграждений пошли около 150 выходцев из африканских стран.

Из экономических новостей следует отметить перенос на 2006 г. вхождение в силу соглашения о свободном торговом обмене между США и Марокко, подписанного еще в 2004 г. Годовая задержка связана прежде всего с тем, что марокканские парламентарии не успели внести необходимые изменения в действующее законодательство королевства, в частности, о защите интеллектуальной собственности. Марокко стало вторым в арабском мире после Иордании и первым на африканском континенте государством, подписавшим с США подобное соглашение. США является четвертым по значимости торговым партнером Марокко. Торговый оборот между ними превышает 1 млрд долларов.

28 июля в Брюсселе между Марокко и Евросоюзом было подписано соглашение о морском рыболовстве. ЕС добивался подписания этого документа в течение шести лет после того, как в 1999 г. истек срок действия предыдущего соглашения. Новое соглашение войдет в действие 1 марта 2006 г. и рассчитано на четыре года. Он относится к акватории «вдоль Атлантического побережья, которая находится под юрисдикцией Марокко», то есть и к водам, омывающим сахарские провинции. Согласно условиям соглашения, право на лов марокканских морепродуктов получат 119 европейских судов (до 1999 г. их было 600). В частности, им позволено ежегодно вылавливать 60 тыс. тонн ценных прибрежных пород морепродуктов (анчоусов, сардин). Европейцам запрещено вести лов креветок и кальмаров. Большинство судов придет в марокканскую экономическую зону из Испании и Португалии. В ней также появятся суда из Германии, Франции, Греции, Ирландии, Италии, Литвы, Латвии, Голландии и Польши. За право лова ЕС будет ежегодно платить Марокко 144 млн евро (до 1999 г. — 500 млн). На каждом из европейских судов должно трудиться определенное число марокканских рыбаков.

Первым на подписание соглашения между Марокко и ЕС отреагировал Фронт ПОЛИСАРИО. Его представитель предупредил европейцев, что этот документ «не имеет никакой легальной основы».

В июле стало известно, что российская финансовая группа «Метрополь ИФК» примет участие в проекте строительства близ Марракеша гостиничного комплекса на 1200 мест. Стоимость проекта оценивается в 150 млн евро, из них половину представит российская группа. Завершение строительства планируется в июле 2008 г.

39.91MB | MySQL:86 | 0,686sec