Влияние новой «афганской» стратегии США на военно-техническое сотрудничество КНР и Пакистана

Как известно, военно-политическое руководство США откровенно определило Пакистан в роли главного пособника террористов и исламистов в соседнем Афганистане, что обусловило пристальное внимание как пакистанских, так и китайских обозревателей к визиту министра обороны США Джеймса Мэттиса в Кабул и Нью-Дели. В некоторых публикациях китайские специалисты отметили низкую оперативность талибов в связи с обстрелом аэродрома столицы Афганистана и низкую квалификацию исполнителей этого неудачного нападения.

В отношении «индийского вектора» предстоящей кампании ВС США в Афганистане китайские специалисты указывают, что у Белого дома не получится заставить индийское руководство направить свой вооенный контингент или получить сколь-нибудь значимое содействие. Китайские специалисты отмечают:

– крайне низкую морально-психологическую подготовку индийских военных, на которых оказывает влияние плачевное состояние техники –  регулярные летные происшествия (по техническим причинам потеряно 30 истребителей Су-30МКИ);

– низкие характеристики систем вооружения индийского производства (отложено на год принятие нового ПТУР «Наг»);

– крайне низкая надежность боеприпасов. Так в сентябре 2017 г. индийские военные, используя заряд национального производства к гаубице М777А2 (пр-во США), спровоцировали разрыв орудия и гибель расчета в полном составе.

От внимания китайских наблюдателей не укрылся тот факт, что хотя представители оборонно-промышленного комплекса США и достигли понимания с индийскими партнерами о поставках истребителя F-16 и размещения линии по сборке, однако, фактически, ВВС Индии получат 60 самолетов с баз хранения ВВС США. Американские инженеры проведут комплекс работ по продлению срока летной годности и модернизации отдельных элементов бортового радиоэлектронного оборудования этих самолетов.

Очевидно, что американские стратеги ведут слишком сложную военно-дипломатическую игру с Нью-Дели, которая лишена всякого здравого смысла в сравнении с тем как взаимодействуют по военно-политической и военно-технической линии Пекин и Исламабад.

Как заявил премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси в интервью представителям национальных и зарубежных СМИ, «Пакистан больше не полагается на США в вопросе обеспечения обороноспособности, поскольку официальный Исламабад на протяжении последних 10-15 лет активно работал над диверсификацией поставок вооружения и военной техники из разных стран». Ш.Х.Аббаси откровенно заявил, что ВС Пакистана приняли на вооружение технику как американского, так и европейского, китайского и даже некоторые образцы российского производства и намерены расширять сотрудничество с теми поставщиками, которые желают работать с официальным Исламабадом на условиях взаимовыгодного и доверительного партнерства.

По данным китайских источников, представители ВМС Пакистана подписали соглашение о поставке сторожевых кораблей проекта 054А (по классификации НАТО Jiangkai II), которые помогут сохранить боевой потенциал в условиях масштабного перевооружения ВМС основного регионального конкурента – Индии.

Представляется возможным указать некоторые тактико-технические характеристики СКР проекта 054А:

– длина: 135 м;

– ширина: 16 м;

– осадка: 4,5 м;

– водоизмещение стандартное: 3500 тонн;

– водоизмещение полное: 4200 (4036) тонн;

– экипаж: 180 в/ч

В отношении силовой установки корабля известно, что она состоит из четырех дизельных двигателей 16РА6STC разработки французской компании S.E.M.T Pielstick, которые собирают и обслуживают по лицензии на заводе китайской компании Shaanxi Diesel Engine Heavy Industry Co.,Ltd  в провинции Шэньси. Эти проверенные временем двигатели передают крутящий момент через два вала на два винта постоянного шага, что позволяет кораблю развивать максимальную скорость 30 узлов. На экономической скорости 18 узлов дальность плавания достигает 4000 миль, что и позволяет этим сторожевым кораблям уверенно выполнять задачи по борьбе с пиратами в западной части акватории Индийского океана.

Вооружение корабля представлено следующими системами:

– артиллерийской установкой PJ-26 калибра 76 мм;

– 32 вертикальными пусковыми установками для зенитных управляемых ракет «Морское красное знамя 16А» (максимальная дальность перехвата воздушной цели 50 км);

– двумя счетверенными наклонными пусковыми установками противокорабельных ракет серии «Инцзи» (максимальная дальность пуска 290 км.);

– двумя 11-ти ствольными зенитными пушками «тип 1130» – формируют рубеж самообороны корабля.

Кроме того, на СКР установлено два пусковых устройства для постановки дымовых/аэрозольных/электромагнитных помех «тип 87». Для обнаружения подводных лодок вероятного противника корабль оснащен подкилевой и буксируемой активно-пассивной гидроакустическими станциями, которые позволяют уверенно обнаруживать дизель-электрическую подводную лодку проекта 636 на дальности от 18 до 25 км в зависимости от гидрологии водного района.  Поражение подводных целей возложено на противолодочные вертолеты Ка-28 или «Чжи-9», на вооружении которых находятся легкие торпеды китайского/итальянского производства.

Применение вооружения, обработку данных от радиолокационных станций и бортовых систем радиоэлектронной борьбы обеспечивает тактическая боевая информационно-управляющая система ZKJ-4B, которая скопирована с французской Tavitac.

Как видно из данных приведенных выше, такой корабль способен выполнять задачи по противовоздушной обороне корабельной ударной группы, наносить удары по кораблям противника и даже вести обстрел наземных объектов вероятного противника при помощи артиллерийского вооружения. По данным специальных служб США, Канады и Австралии в наклонные пусковые установки рассматриваемого СКР могут быть загружены крылатые ракеты СМ-602G, предназначенные для нанесения ударов по сухопутным объектам противника на дальности до 600 км.

Очевидно, что принятие на вооружение таких СКР позволит пакистанским военным морякам вывести из состава флота устаревшие фрегаты класса «Оливер Хазард Перри» (пр-во США) или СКР проекта 21 (пр-во Великобритания), которые уже давно исчерпали свои ресурсы и не подлежат модернизации.

В случае если официальный Исламабад приобретет такие корабли, то это будет означать, что пакистанское военно-политическое руководство получило более привлекательные условия в сравнении с турецкими кораблестроителями. Известно, что представители ОПК КНР также ведут активную конкурентную борьбу с голландскими кораблестроителями за заказ на поставку легких СКР для пакистанского флота.

Также, вполне вероятно, что китайские разработчики в конечном варианте предложат ВМС Пакистана модернизированную версию рассмотренного СКР в проекте 054В. На модернизированный СКР планируется устанавливать орудие калибра 130 мм; в ВПУ размещать ЗУР «Морское красное знамя 16В» (максимальная дальность пуска 75 км) и увеличить боекомплект ракет до 128 ед.

Кроме того, Китаю крайне важно поддержать пакистанских партнеров в свете начавшихся строительных работ по проекту «Китайско-пакистанского экономического коридора» и особо пристального внимания к этому инфраструктурному объединению двух стран со стороны Пентагона.

По словам Д.Мэттиса, именно китайские инвестиции в экономику соседнего государства и плотные контакты по линии спецслужб обусловили сохранение группировки «Талибан» в  сопредельном Афганистане. С учетом вышесказанного, представляется возможным согласиться с оценками китайских политологов, которые ожидают в ближайшее время разнонаправленных попыток США осложнить обстановку в Центральной Азии и Ближнем Востоке, а именно оказать согласованное давление на Пакистан, КНР и Иран – страны, которые тесно сотрудничают в вопросе разработки баллистического ракетного вооружения.

21.88MB | MySQL:65 | 0,439sec