О ситуации в Алжире (август — сентябрь 2005 г.)

Проведенный 29 сентября общенациональный референдум по вопросу об отношении к предложенному президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой проекту Хартии мира и национального примирения стал основным событием из числа произошедших в Алжире в августе — сентябре. Этим документом предусматривается, в частности, полная амнистия для исламистов, которые не запятнали себя преступлениями, связанными с пролитием крови, а также запрет на любую политическую активность лицам, использовавшим ислам в политических целях. Первая мера касается примерно 500 тысяч человек, прямо или косвенно причастных к террористической деятельности. Последний запрет в первую очередь относится к руководству ныне запрещенного Исламского фронта спасения (ИФС). Еще одна мера касается лиц, пропавших без вести в годы внутриалжирского противостояния, таких насчитывается до 7 тысяч человек (по данным правозащитных организаций, 18 тысяч). В большинстве случаев речь идет о тех, кто «пропал», присоединившись к отрядам религиозных экстремистов. В то же время некоторые правозащитные организации утверждают, что нередко к практике похищения людей прибегали алжирские спецслужбы, якобы расправлявшиеся подобным образом с теми, кто симпатизировал исламистам. Проект Хартии предусматривает, что государство «займется выяснением судьбы всех пропавших», которые получат статус «жертв национальной трагедии».

Против проекта Хартии выступали влиятельные ассоциации родственников жертв терроризма. Они полагали, что Хартия в случае ее одобрения позволит избежать наказания виновным в алжирской трагедии, унесшей за 13 лет жизни свыше 150 тысяч человек. С призывом бойкотировать референдум выступили проберберские Фронт социалистических сил (ФСС) и Объединение за культуру и демократию (ОКД). Возможно, принять подобное решение эти партии побудило заявление президента Бутефлики, в очередной раз отказавшегося признать берберский язык тамазиг в качестве официального наравне с арабским. С призывом бойкотировать референдум выступили и некоторые другие светские и демократические партии.

В ходе референдума алжирцы должны были ответить на один вопрос: «Согласны ли вы с предложенным вам проектом Хартии мира и национального примирения?» Власти ожидают, что в случае одобрения Хартии могут сложить оружие несколько сотен исламистов. Ранее, после принятия закона о прощении в период правления Ламина Зеруаля (1995 — 1998 гг.) властям сдались около 4 тысяч исламистов. Еще 6 тысяч вернулись к мирной жизни после принятия в 1999 г. закона о гражданском согласии.

С учетом административного ресурса не приходилось сомневаться, что проект Хартии получит одобрение большинства алжирцев. Однако это мероприятие, как представляется, заранее обречено на провал, поскольку оно не сможет прекратить насилие в стране. Наиболее дееспособная из числа действующих в Алжире группировок религиозных экстремистов близкая к «Аль-Каиде» Салафистская группа проповеди и джихада (СГПД) заранее объявила, что любой исход референдума никоим образом не повлияет на нее.

Уже 30 сентября были опубликованы официальные данные о референдуме. «Да» проекту Хартии сказали 97,35% алжирцев, пришедших на избирательные участки. В плебисците приняли участие 79,49% из 18,3 млн алжирцев, имеющих право избирать. Наиболее низкие показатели участия избирателей в голосовании были зарегистрированы в городах Кабилии — 11,4% в Тизи-Узу и 11,55% в Беджаие. Тем самым их жители последовали призыву ФСС и ОКД бойкотировать голосование. В ряде коммун Кабилии местные жители попытались сорвать голосование и не допустить на избирательные участки даже тех немногих, кто попытался принять участие в референдуме.

Август в Алжире начался с трагического сообщения о смерти генерального секретаря партии Демократическое и социальное движение (ДСД — бывшая компартия) Хашеми Шерифа. Лидер ДСД родился в 1939 г. В период войны против Франции служил офицером в Армии национального освобождения. В 1966 г. выступил в качестве одного из основателей Партии социалистического авангарда. После основания ДСД собрал под знамена этой небольшой партии интеллектуальную элиту страны. Последние 15 лет Х. Шериф был на острие борьбы против религиозного экстремизма за демократический, республиканский и светский Алжир. Его взвешенные аналитические статьи в прессе с оценкой ситуации в Алжире были крайне неудобны для властей. Что касается радикальных исламистов, то они давно приговорили его к смерти.

После назначения в мае 2005 г. отставного генерала Абдельмалека Гуэназии на пост министра-делегата при министерстве обороны Алжира (пост министра занимает «по совместительству» президент страны. — Прим. авт.) в Национальной народной армии (ННА) быстрыми темпами идет «перетасовка» генералов на высших командных должностях. В августе генерал Лайяши Грид получил назначение на пост командующего Республиканской гвардией. Одновременно генерал Малек Несиб сменил генерала Моханда Ялу на посту командующего ВМС. Наиболее простое объяснение этих, а также проведенных ранее перестановок — «омоложение» высшего командного состава ННА. Впрочем, это далеко не так. Достаточно вспомнить, что в августе 2004 г.70-летний генерал Салах Гаид сменил на посту начальника генштаба ННА 56-летнего Мохаммеда Ламари. Как считают наблюдатели, новоназначенные генералы отбирались главой государства по двум критериям — преданность и компетентность.

Как бы то не было, многочисленные перестановки, проводившиеся в командовании ННА за последние 15 лет, никоим образом не коснулись только трех человек — главы департамента разведки и безопасности (бывшая военная разведка) генерал-майора Мохаммеда Медиена, его заместителя и главы дирекции контрразведки генерал-майора Смаила Ламари и командующего жандармерией генерал-майора Ахмеда Бустилы.

Из событий на антитеррористическом фронте следует отметить сообщение близкой к алжирским военным газеты «Аль-Ватан». Она утверждала, что за семь месяцев текущего года в Алжире задержаны свыше 40 пакистанцев, проникших в страну с территорий Мали, Нигера и Ливии. Цель их прибытия в АНДР понятна — пополнить ряды СГПД, численность бандформирований которой оценивается в настоящее время в 400 — 600 человек (общая численность отрядов религиозных экстремистов в Алжире оценивается в 1 тысячу человек). Можно только предположить, сколько в действительности пакистанцев пробрались в Алжир, поскольку понятно, что задержаны далеко не все, кто хотел присоединиться к СГПД. Надо добавить, что за два последних года алжирские спецслужбы перехватили три каравана с оружием, направлявшиеся в Алжир из стран — его южных соседей. Последний по времени такой случай произошел в июле 2005 г.

20 августа группа из сорока террористов устроила засаду на одной из автодорог в провинции Батна. В результате погибли шесть человек. «Почерк» этой бандгруппы явно отличался от деяний СГПД, атакующей, как правило, военных и представителей власти, что заставило говорить либо о «возрождении» Вооруженной исламской группы, либо о появлении некоего нового бандформирования.

В третьей декаде сентября французские спецслужбы арестовали девять человек — участников одной из ячеек СГПД во Франции. Всем им было предъявлено обвинение в подготовке терактов в этой стране. В то время как писалась эта статья, еще не было известно, что конкретно было найдено в местах проживания арестованных. Известно только, что в ходе рейдов по парижским предместьям спецназовцев сопровождали специалисты по работе с делящимися, химическими и бактериологическими материалами.

В августе во время работы авиакосмического салона МАКС-2005 в Жуковском (Московская обл.) представитель российского авиапредприятия «Иркут» Олег Демченко объявил, что в настоящее время ведутся переговоры о возможной продаже Алжиру партии истребителей Су-30МК. «В настоящее время мы ведем переговоры с алжирскими властями о возможной продаже Су-30МК. Перед потенциальным покупателем проводятся, в частности, демонстрационные полеты. Мы пока не обсуждали, какое количество самолетов может закупить Алжир», — сказал О. Демченко.

Как известно, портфель возможных алжирских военных заказов оценивается в несколько миллиардов долларов. Дело, однако, не сдвигается с мертвой точки, поскольку Алжир в качестве предварительного условия настаивает на списании своего долга так, как это было сделано в случае Сирии. Именно поэтому торговый оборот между двумя странами, формально связанными соглашением о стратегическом партнерстве, составил в 2004 г. всего 183 млн долларов.

В плане дальнейшего развития российско-алжирских отношений в сентябре состоялись два достаточно симптоматичных визита. Сначала в Алжире побывал Алексей Кузьмичев — спецпредставитель секретаря Совета безопасности России Игоря Иванова. Затем в Москву приехал госминистр, личный представитель президента Алжира Абдельазиз Бельхадем. Он передал Владимиру Путину послание Абдельазиза Бутефлики, провел переговоры с секретарем Совета безопасности Игорем Ивановым. Во время этих двух визитов стороны готовили заседание смешанной российско-алжирской межправительственной комиссии, которое пройдет в Москве 7-9 октября, а также предстоящий в феврале 2006 г. визит президента России в Алжир.

51.03MB | MySQL:91 | 0,750sec