Роль государства в развитии российско-арабского экономического сотрудничества.

Благоприятным фактором российско-арабского сотрудничества является уровень политических отношений. Россия занимает близкие позиции с подавляющим числом арабских стран по большинству актуальных международных проблем, в том числе в сфере борьбы с террором. Совпадение внешнеполитических подходов, несомненно, положительно влияет на налаживание связей на уровне деловых кругов. Об этом говорит, в частности, опыт отношений с Алжиром, Ливаном, Сирией, Суданом, Египтом и Саудовской Аравией. До 2003 года примером положительного влияния уровня двусторонних политических отношений на экономические связи было взаимодействие с Ираком, руководство которого активно содействовало налаживанию сотрудничества с российскими компаниями. В настоящее время отечественный капитал встречает поддержку своих инициатив на высшем уровне в Алжире, Египте, Саудовской Аравии и Сирии. О взаимном интересе к развитию отношений свидетельствует частота официальных и рабочих визитов глав государств, в ходе которых обсуждение экономических вопросов сотрудничества является предметом повышенного внимания. Например, за последние четыре годы российскую столицу посещали руководители Алжира, Египта, Иордании, Ирака, Ливана, Палестины, Саудовской Аравии, Сирии. В 2005 году российский президент совершил ближневосточное турне, посетил Египет и территории Палестинской национальной администрации, готовятся его поездки в другие страны региона.

Однако само по себе потепление политических отношений мало что сулит бизнесу. Опыт деятельности развитых государств, таких как США, Япония, члены ЕС, да и, отчасти, бывший СССР, свидетельствует, что успешная внешнеторговая деятельность в регионе БВСА сопряжена с  поддержкой национальных производителей через предоставление им государственных кредитных гарантий и механизмов финансирования экспорта. Например, объемы объявленных обязательств Экспортно-импортного банка США на поддержку американских компаний на рынках арабских стран составили в 2004 году 1,671 млрд. долл. (не включая 500 млн. долл., заявленных на обеспечение экспорта в Ирак), а за первое полугодие 2005 года – 1,4 млрд. долл.[1] Другой пример – Департамент экспортных кредитов Великобритании, который за 2003-2004 гг. выдал национальным производителям гарантий на экспортные кредиты в объеме 2,9 млрд. фунтов стерлингов, из которых больше трети пришлось на арабские страны – Саудовскую Аравию, Алжир, Египет, Марокко, Тунис, Катар и ОАЭ[2].

Поддержка, получаемая западными компаниями на рынках арабских стран, заведомо ставит отечественных предпринимателей в неравные условия. Кроме этого, прочные позиции западноевропейских, американских и японских корпораций обеспечены негласной схемой отношений по формуле «нефть в обмен на технологии» и «нефть в обмен на безопасность». Развитые государства «Большой восьмерки»  ежегодно выделяют крупные средства на общественно-политические акции. Например, страны Европейского Союза в 2000-2006 гг. выделяют арабским государствам Средиземноморья под реализацию различных проектов в рамках программы сотрудничества «Евромед» 5,3 млрд. евро, а Европейский инвестиционный банк предусмотрел 6,4 млрд. евро на финансирование проектов в 2000-2007 гг.[3]. Аналогичные программы, запускаемые с целью поддержки национальных производителей в регионе, имеют Япония в рамках «Японско-арабского диалога» и США в рамках инициативы «Большого Ближнего Востока и Северной Африки».

Государственные и полугосударственные структуры по поддержке национального экспорта существуют в большинстве развитых и развивающихся стран. Главная функция подобных ведомств и учреждений – поддержка экспорта продукции отечественных производителей, в том числе предприятий ВПК, через механизмы страхования и/или финансирования товарных поставок за рубеж с целью их защиты от риска неплатежа со стороны иностранных покупателей. Объемы государственного участия в подобных проектах варьируются от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен миллионов долларов. Правила и нормы поддержки экспорта регламентированы государствами-членами ОЭСР в Соглашении по официальным экспортным кредитам, которое было заключено в 2004 году в Париже.

Решения и действия на государственном уровне обеспечили бы возможность значительно расширить перспективы участия российских организаций в сооружении объектов электроэнергетики, нефте- и газоперерабатывающих предприятий, сельскохозяйственных систем мелиорации, поставках горнодобывающего оборудования, авиационной техники. Подобный подход востребован в большинстве арабских стран и активно практикуется развитыми государствами в конкурентной борьбе за заказы в арабских странах. Основные механизмы подключения государственных структур к процессу продвижения российских компаний – это двусторонние межправительственные комиссии, а также механизмы гарантий экспортных кредитов.

Межправительственные комиссии созданы с большинством арабских стран, однако реально и регулярно функционируют лишь некоторые из них – с Сирией, Египтом, Саудовской Аравией, ОАЭ и Марокко. Между тем, их работа особенно востребована в отношениях с Алжиром и Ливией, где существуют десятки привлекательных направлений для российских компаний. В Алжире государственной нефтегазовой компанией «Сонатрак» запущен крупный проект стоимостью 30 млрд. долл. В отношениях с Ливией оговорено участие российских компаний в крупных проектах в области энергетики, связи, транспорта, сельского хозяйства, добычи нефти и газа, строительства газопроводов и объектов инфраструктуры. Сдерживающим фактором в активизации экономических связей является проблема задолженности этих стран, достигающая 7-8 млрд. долл. Ее решение на основе компромиссных договоренностей зависит также от позиций государственных органов. Возможно, урегулирование этого вопроса по «сирийской схеме» (с поправкой, правда, на бóльшие финансовые возможности Алжира и Ливии) подтолкнет хозяйственные связи с этими странами.

Важным шагом в поддержку развития российско-арабского сотрудничества со стороны государства может стать принятие решения о кредитовании экспорта. Приоритетные отрасли по программе кредитования — оборонно-промышленный комплекс, машиностроение, химическая промышленность, экспортеры труб и производители бумаги и целлюлозы, т.е. производители тех товаров, продукция которых востребована на рынках арабских стран. Представляется, что государство может пойти на выделение средств из Стабилизационного фонда России для кредитования покупателей в странах БВСА.

В отличие от развитых и многих развивающихся стран в России отсутствует механизм поддержки отечественных экспортеров, хотя возможности для этого появились после создания Стабилизационного фонда. Так, известно, что Закон о Стабилизационном фонде разрешает размещать средства фонда в объеме неснижаемого остатка 500 млрд. руб. исключительно в высококлассных казначейских обязательствах стран с наиболее устойчивыми экономиками и запрещает тратить их внутри России. Между тем, финансирование экспорта представляет собой удобную возможность освоения отечественными производителями свободных государственных средств без риска вызывать инфляционный всплеск в экономике. Она обеспечивает развитие экспортных производств, увеличивает занятость и налоговые поступления, а также повышает авторитет России на мировой арене.

В этой связи представляется целесообразным рассмотреть возможность выделения из Стабфонда свободных средств для финансирования экспортных контрактов российских производителей, выполняющих обязательства по строительству промышленных объектов и поставок вооружений и военной техники. Операции по финансированию экспорта могли бы включать в себя выделение долгосрочных связанных займов (на покупку или лизинг), финансирование льготной процентной ставки, переоформление суверенного долга в капиталовложения. Для достижения наибольшей отдачи механизма экспортного финансирования ответственные министерства и ведомства могли бы подготовить специальный перечень государств-партнеров Российской Федерации, отвечающих набору политических критериев и экономический требований по платежеспособности.

Подвижки в деле поддержки отечественных экспортеров уже наметились. Важным событием 2005 года стало решение Правительства России о поддержке промышленного экспорта за счет механизма государственных гарантий. В прошлом 2004 году Минфин России собирался выделить на госгарантии для экспортеров 500 млн. долл. бюджетных средств. Но компании этих денег так и не увидели: правительство не утвердило порядок предоставления гарантий. В начале июня 2005 года премьер-министр М.Е.Фрадков подписал правила, по которым производители могут рассчитывать на госсубсидии в размере 2/3 процентной ставки по экспортным кредитам. На 2005 год 600 млн. долл. бюджет может дать предприятиям в виде гарантий и до 100 млн. долл. — в качестве экспортных кредитов[4]. Если правительство использует все заложенные в бюджете средства, а средняя ставка по стране составит 12%, экспортеры получат займы примерно на 37,5 млрд. руб., заплатив 4% годовых. Это существенно удешевит кредиты промышленным экспортерам, которые в настоящее время могут взять рублевый кредит на срок от года под 10-15%, а валютный — 8-10%.

Практика обеспечения льгот промышленным экспортерам является важным подспорьем в деле поддержки их деятельности за рубежом. Однако представляется, что для существенных подвижек в этой сфере нужно оформление полноценного механизма кредитования экспорта через заключение долгосрочных соглашений на правительственном уровне по выделению связанных кредитов на покупку машин и оборудования, произведенных в России. Кстати, последние решения российского правительства свидетельствуют о том, что в руководстве нашей страны укрепляется мнение в поддержку кредитования военного экспорта. Об этом говорит, в частности, заключение в августе 2005 года сделки объемом 100 млн. долл. на поставку транспортных самолетов Ил-76 МФ в Иорданию. Прорабатываются возможности применения подобного подхода в других странах региона. В целом, переход к практике кредитования экспорта существенно расширит возможности российских промышленников в арабских странах и позволит  им в равных условиях конкурировать с производителями из развитых стран.

Подключение государственных ведомств к развитию отношений с арабскими странами необходимо для решения проблемы транспортного сообщения с ними. В частности, остро стоит вопрос нехватки грузоперевалочных портовых мощностей для обработки товаропотоков между Россией и арабскими странами. Это было вызвано потерей в 1990-е гг. доступа к главному портовому терминалу СССР на Черном море – порту Иьичевск на Украине – и перегрузкой мощностей российских портов Новороссийск и Туапсе. Отсутствие устойчивого торгового коридора между Россией и арабскими странами объясняет высокие транспортные тарифы, портовые расходы на фрахт и страхование, а также снижает рентабельность экспортных операций, а в ряде случаев, по замечанию экспертов, делает эти операции убыточными.

Представляется, что активизации хозяйственных связей с арабским регионом должен способствовать запуск транспортного коридора «Север-Юг», пролегающий через Каспийское море и Иран и выходящий на юге к узловым перевалочным пунктам на берегу Персидского залива, а на западе – к арабским государствам Ближнего Востока. В консорциум государств, осуществляющих этот проект, согласованный и утвержденный осенью 2000 г., входит 10 стран, в том числе и три арабские – Ирак, Оман и Сирия. Интерес к нему проявляют также ОАЭ[5]. Проект «Север-Юг» призван сократить в два-три раза сроки и издержки транспортного сообщения с арабскими государствами Аравийского полуострова, а также с Иорданией, Ираком и Сирией.[6]. Значимость развития нового маршрута для России существенно возрастает, если принять во внимание риск дальнейшего ужесточения Турцией условий прохода российских судов через проливы Босфор и Дарданеллы в Средиземноморье.

Вместе с тем, проект «Север-Юг» при всей своей привлекательности не является полноценной альтернативой решения транспортной проблемы хотя бы в силу его географической ориентации на страны Южной Азии. Поддержка государства критически важна для расширения нынешних перевалочных возможностей черноморских портов России, которые обрабатывают грузопотоки в направлении североафриканских стран арабского региона – Алжир, Египет, Ливию и Марокко.

Принципиально важную роль в повышении эффективности экономических связей играет Министерство иностранных дел РФ. В его функции входит выполнение задач по «созданию благоприятных внешних условий для поступательного развития России, подъема ее экономики, повышения уровня жизни населения»[7]. Внешнеполитическое ведомство выступает в качестве главного координатора всех международных мероприятий, в том числе по линии МПК, а также содействует контактам отечественных компаний с арабскими странами. Качественно улучшить работу с регионом можно путем налаживания обратных связей между объединениями предпринимателей, специализирующихся на арабском направлении, и старшими должностными лицами МИД, курирующими страны БВСА. Например, было бы целесообразно проводить регулярные совещания, на которых можно согласовывать весь комплекс проблем экономических отношений и перспективных проектов. Такое взаимодействие внесло бы динамизм и последовательность в ближневосточную политику России.

Наконец, государство должно играть первостепенную роль в защите национальных интересов. Ряд стран арабского региона, с которыми Россию связывают экономические связи, испытывает заметные трудности с решением вопросов внутренней безопасности и обороны. Серьезные внутренние политические проблемы имеются в Саудовской Аравии, с которой намечены крупные проекты в нефтегазовой сфере. Непростая ситуация сложилась в Ливане, где нарушен этноконфессиональный баланс, а также в Судане, где с серьезными трудностями идет процесс гражданского примирения. Сирия, с которой заключены крупные экономические сделки, испытывает политическое и экономическое давление со стороны США и некоторых стран Европы. В случае осуществления угроз и дестабилизации обстановки в любом из государств прямые экономические потери России могут составить несколько сот миллионов долларов в год, а косвенные будут исчисляться на порядок большими суммами. Наиболее яркий пример такого сценария – известное развитие событий в Ираке после 2003 года.

Приложение
Карта перспективы российско-арабского сотрудничества (Pdf)
Российские интересы в БВСА (Pdf)



[1] Подчитано на основе пресс-релизов Эксимбанка США за 2004 и 2005 гг. // сетевой узел: http://www.exim.gov.

[2] Annual review and resource accounts. Export Credits Guarantee Department. 2003-2004. pp. 9-14.

[3] European Union, External Relations, Euro-Mediterranean Partnership, MEDA Program. // сетевой узел:http://europa.eu.int/comm/external_relations/euromed/meda.htm

[4] Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2005 года №357: // сетевой узел:http://www.government.ru//data/news_text.html?he_id=103&news_id=17679

[5] Пресс-коммюнике Министерства транспорта Российской Федерации. Пресс-служба Минтранса России. 04.02.2002. // сетевой узел: http://www.mintrans.ru/pressa/Novosty_020204_1.html

[6] Там же.

[7] МИД России, Концепция внешней политики Российской Федерации. // сетевой узел: http://www.mid.ru

39.67MB | MySQL:93 | 0,910sec