Энергетическая политика в Восточном Средиземноморье и роль Турции. Часть 1

В конце сентября месяца этого года Фонд политических, экономических и социологических исследований (SETAV), базирующийся в Анкаре, опубликовал исследование под заголовком «Роль Восточного Средиземноморья в становлении Турции в качестве центра энергетической торговли».

Многолетние усилия Турции по замыканию на себя коридоров энергетических поставок, а также по созданию на своей территории «бирж» — центров торговли энергоносителями (нефтью и природным газом), в том числе с российским участием, – интересующимся специалистам хорошо известны. Открытие же значимых газовых месторождений в Восточном Средиземноморье лишь придало импульса турецким поискам своей «идентичности» в качестве энергетической державы и создало очаг возросшей конкуренции между региональными и международными игроками.

Так что, неснижающийся интерес турецких исследователей к энергетической проблематике вполне объясним. С другой стороны, с учётом того, что в центре российско-турецкого диалога была, есть и, по всей видимости, в обозримой перспективе останется энергетика, турецкий анализ не может не вызывать законного интереса и у российской читающей публики.

Данной публикацией начинаем серию материалов, посвященных Отчёту SETAV, подготовленному экспертами Фонда – Эрдалом Танасом Карагёлем (Erdal Tanas Karagol), Бюшрой Зейнеп Оздемир (Büşra Zeynep Özdemir), при участии Мерве Сарыкайя (Merve Sarıkaya).

Начнем со «Введения», где авторы отмечают, что Восточное Средиземноморье, до сих пор служившее важным коридором поставок энергоносителей из богатого ресурсами региона Ближнего Востока на рынки Европейского Союза, в последнее время привлекло к себе самое пристальное внимание, с учётом открытия там значимых в мировом масштабе запасов углеводородов. В результате проведенных со стороны международных энергетических корпораций изысканий, в территориальных водах Израиля, Кипра (как он именуется в документе, греческой администрации Южного Кипра — В.К.), Египта, Ливана и Палестины (в отличие от Кипра, администрацией не именуется — В.К.) найдено множество месторождений природного газа различного масштаба. Среди них предметом особого внимания и споров являются «Тамар» и «Левиафан» (Израиль), «Афродита» (Кипр) и «Зохр» (Египет). Таким образом, открытие этих месторождений увеличило и без того высокий энергетический потенциал региона и, кроме того, создало дополнительные возможности для близлежащих стран, испытывающих острую потребность в энергоносителях. Страны с высоким спросом на энергоносители, прежде всего из Европейского союза, не имеющие собственных существенных запасов, начали включать вышеупомянутые месторождения в свою повестку дня с целью обеспечения диверсификации своих поставок и следовательно – повышения безопасности спроса.

На этой почве возникло множество проектов по организации экспортных поставок энергоносителей Восточного Средиземноморья в страны высокого спроса на энергию. Главным из них является газопровод Восточного Средиземноморья (Eastern Mediterranean Natural Gas Pipeline), маршрут которого включает в себя и турецкую территорию. Предполагается, что он, беря своё начало в территориальных водах Кипра, достигнет берегов Греции. Данный проект транспортировки газа с месторождения «Афродита» через Грецию в Европу поддерживается со стороны Европейского союза. Кроме того, проект пользуется поддержкой и Израиля, являясь (логистической — В.К.) альтернативой для газа с месторождения «Левиафан». С другой стороны, есть реальность претворения Турцией в жизнь к настоящему времени целого ряда крупных инфраструктурных проектов, а также доступности транспортной инфраструктуры и удобства географического положения страны. Именно эти обстоятельства, по словам авторов документа, с течением времени начинают всё больше приниматься в расчёт лицами, ответственными за принятие решений (в отношении формата реализации проекта — В.К.). Как указывают авторы, в случае, если Турция примет участие в реализации проекта речь будет идти о ситуации «win — win», при которой в выигрыше окажутся обе стороны – как добывающие страны, так и страны-импортёры энергоресурсов.

Таким образом, авторы документа завершают вводную часть документа сентенцией о том, что стратегической целью Турции, чьим важнейшим конкурентным преимуществом является выгодное географическое положение, является стать центром торговли энергоносителями и энергетическая политика страны строится вокруг этой цели. Как отмечают авторы документа, в ближайшее время Турция планирует обеспечивать поставку природного газа с Каспийского моря в Европу, помимо обсуждаемой транспортировки «голубого топлива» с Восточного Средиземноморья. И по их словам, это будет ещё одним шагом на пути к тому, чтобы стать «центром энергетической торговли».

Примечание: Тут надо отметить следующее. Если называть вещи своими именами, то отнюдь не прокладка, пусть и многочисленных, трубопроводов по своей территории делает ту или иную страну «центром энергетической торговли». Ведь не является же таковым, к примеру, Украина. Центром энергетической торговли являются те страны, которым платят не экспортёры за транзит, а потребители за поставляемую продукцию. А это в свою очередь требует, с одной стороны – наличия крупных нефте- и газохранилищ, а с другой – договоренностей со странами экспортёрами на то, чтобы стать их, если можно так вызазиться, «официальным дилером». Пока ни того, ни другого условия Турцией не соблюдается для того, чтобы можно было сказать, что в «конце туннеля» показалась конечная цель энергетического хаба.

43.82MB | MySQL:87 | 0,720sec