О развитии политической ситуации в Ливане

Политическая ситуация в Ливане в течение последнего месяца определяется неожиданной отставкой премьер-министра Саада Харири, объявленной 4 ноября с.г. Согласно мнению большинства экспертов и аналитиков, ливанский премьер совершил этот поступок под сильным давлением со стороны Саудовской Аравии. Причиной стали планы нового саудовского руководства спровоцировать политический кризис в Ливане, расколов хрупкую правительственную коалицию, сложившуюся в октябре 2016 года. Главной целью здесь был подрыв иранского политического влияния в Ливане. Кроме того, в Эр-Рияде все больше воспринимают движение «Хизбалла» в качестве угрозы национальной безопасности КСА. Эта ситуация обострилась после распространившейся информации о причастности «Хизбаллы» к пускам йеменскими хоуситами баллистических ракет против КСА (самый значительный состоялся 2 ноября, при этом ракета была перехвачена рядом с аэропортом Эр-Рияда).   В ливанских СМИ писали о том, что фактический правитель КСА, наследный принц Мухаммед бен Сальман шантажировал С.Харири перспективой привлечения его в качестве обвиняемого в рамках антикоррупционной кампании, развернувшейся в королевстве. По информации ливанской газеты «Аль-Ахбар», Саад Харири находился в Саудовской Аравии под домашним арестом, и только вмешательство президента Франции Эмманюэля Макрона, совершившего остановку в Эр-Рияде по пути в Абу-Даби, где он участвовал в открытии «Ближневосточного Лувра». Именно Э.Макрон настоял на прекращении ареста С.Харири и обеспечил ему свободный проезд в Париж.

Тем более неожиданным для ливанской общественности стало возвращение Саада Харири в Ливан 22 ноября для участия в праздновании 74-й годовщины независимости страны. На военном параде по случаю Дня независимости присутствовало все руководство страны: президент Мишель Аун, спикер парламента Набих Берри и премьер-министр Саад Харири. При этом Саад Харири, кажется, готов вернуться на пост главы правительства и забыть об угрозах своей безопасности, которыми  он мотивировал отставку. «Наша возлюбленная родина нуждается в исключительных усилиях для того, чтобы защитить ее от рисков и вызовов». При этом 23 ноября С.Харири объявил о том, что по итогам разговора с М.Ауном он решил отложить свою отставку. «Я обсуждал мою отставку с президентом республики, который попросил меня подождать до проведения новых консультаций», — отметил С.Харири.

Сирийский аналитик Сами Мубайед, проживающий в настоящее время в Бейруте, связывает подобный поворот событий со смягчением позиций Эр-Рияда, решившего не конфликтовать с Ираном на ливанской площадке. В КСА поняли, что неприкрытое давление вызывает раздражение у западных лидеров, считающих лидера движения «Мустакбаль» своим человеком в Бейруте.

Одновременно между движением «Хизбалла» и Саадом Харири была достигнута закулисная сделка, предусматривающая смягчение антисаудовской позиции «Хизбаллы». Напомним, что лидер «Партии Бога» шейх Хасан Насралла 10 ноября обвинил саудовцев в том, что они держат премьер-министра Ливана в качестве заложника. Выступая на церемонии Арбайин (40 дней поминовения Имама Хусейна) Х.Насралла заявил о том, что Саад Харири содержится в Саудовской Аравии под арестом. Он обвинил саудовское руководство в том, что оно пытается навязать ливанцам нового премьер-министра против их воли  и спровоцировать раскол и нестабильность в ливанском обществе. Х.Насралла добавил, что такое политическое поведение является вызовом и оскорблением не только для С.Харири, но и для всего ливанского народа.

По мнению ливанских экспертов, «Хизбалла» во время последнего по времени политического кризиса, связанного с отставкой С.Харири, укрепила свою легитимность. По мнению бейрутского политолога Хусама Матара, «Хизбалла» стремится сохранить достигнутый год назад компромисс, связанный с избранием президентом страны Мишеля Ауна и созданием коалиционного правительства. Данные шаги позволили впервые за много лет принять бюджет страны и начать борьбу с коррупцией. Кроме того, в руководстве «Хизбаллы» опасаются, что новый правительственный кризис может стать прелюдией к военному вторжению со стороны Израиля при попустительстве и подстрекательстве со стороны Саудовской Аравии. Исходя из этого, «Хизбалла» заинтересована в том, чтобы С.Харири сохранил пост главы правительства Ливана.

По информации ряда ливанских  экспертов Саад Харири и движение «Хизбалла» заключили ряд неформальных соглашений. Во-первых, прекращается информационная война между телекомпанией «Аль-Манар», принадлежащей «Хизбалле», и телекомпанией «Мустакбаль» (Future TV). Телевидение С.Харири прекращает вести информационные кампании за разоружение отрядов «Хизбаллы», обвинять движение в причастности к убийству Рафика Харири в 2005 году и т.д. В свою очередь телевидение «Хизбаллы» прекращает обвинения С.Харири в коррупции и службе саудовским интересам. Во-вторых, движение «Хизбалла» в ближайшее время объявляет о выводе своих вооруженных формирований из Сирии. Конечно, какое-то количество бойцов «Хизбаллы» останется в САР в качестве инструкторов проасадовских милиций. В ряде стратегических пунктов также будет продолжаться присутствие «Хизбаллы». Однако основной контингент будет выведен. Это важно для того, чтобы подчеркнуть приверженность Ливана Декларации Баабды 2012 года о невмешательстве в сирийский конфликт. В-третьих, вне зависимости от результатов парламентских выборов, которые пройдут весной будущего года, «Хизбалла» не пошлет своих представителей в правительство. Этот пункт нужен для того, чтобы умиротворить Эр-Рияд. В настоящее время движение «Хизбалла» имеет в правительстве два министерских портфеля: министра спорта и министра промышленности. По большому счету они ничего не решают. В любом случае движение может эффективно блокировать невыгодные ему решения с помощью своих союзников: министров от движения «Амаль» и министров от СПД Мишеля Ауна. В настоящее время партия М.Ауна держит в ливанском кабинете министров большинство мест, включая важные посты министров иностранных дел, обороны, юстиции, экономики и туризма. В то же время «Амаль» представлена министрами финансов, сельского хозяйства и государственного строительства. В таком составе можно наложить вето на любое решение.

Интересно, что саудовская чистка, стартовавшая в начале ноября, коснулась не только самого королевства, но и ряда других стран, связанных с КСА. Наряду с Ливаном пострадала и Эфиопия. В числе крупных саудовских бизнесменов, арестованных по коррупционным делам оказался один из крупнейших инвесторов в экономику этой африканской страны шейх Мухаммед Хусейн аль-Амуди. По некоторым данным, он обладает вторым (по крайней мере официально) состоянием в КСА после принца Аль-Валида бен Талала, также арестованного в результате чистки. Мухаммед Хусейн аль-Амуди, известный по прозвищу «Шейх» родился в 1946 году от саудовского отца и эфиопской матери. В 1963 году перебрался на ПМЖ в КСА. Свой капитал, оцениваемый в 10 млрд долларов, он начал сколачивать в 1980-е годы, когда его компания взяла подряды на строительство подземных нефтехранилищ в Саудовской Аравии в период ирано-иракской войны. Шейх является значительным инвестором во многих странах мира, например в Швеции, где ему принадлежит крупнейший нефтеперерабатывающий завод. После того как в 1994 году в Эфиопии началась приватизация, компании аль-Амуди зашли практически во все отрасли экономики этой африканской страны. Шейх вкладывал деньги в туризм, строительство отелей, сельское хозяйство (плантации чая и кофе, мясное животноводство), в консервные и кожевенные заводы, производство красителей. По информации эфиопских экономистов, его бизнес дает работу 100 тысячам местных граждан. Одновременно он является крупнейшим проводником саудовского политического влияния в этой стране. Впрочем, некоторые эксперты полагают, что значение аль-Амуди для эфиопской экономики преувеличено, а китайские инвестиции в этой стране давно превысили вложения из Саудовской Аравии. Тем не менее, в Эфиопии арест Мухаммеда аль-Амуди вызвал большое беспокойство, связанное с экономическими рисками.

Обращаясь к ливанской ситуации, можно сказать, что возвращение Саада Харири в Бейрут дает шанс на хрупкую стабилизацию обстановки в стране, по крайней мере, в краткосрочный период. Руководство КСА во главе с наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом явно не достигло всех целей, которые ставились в комбинации с отставкой С.Харири. В то же время в политической элите Ливана появились явные победители, набравшие очки в результате кризиса. Это, прежде всего, сам С.Харири, который сейчас воспринимается в Ливане (вряд ли заслуженно) в качестве национального героя и  президент республики Мишель Аун, подтвердивший репутацию сильного лидера, защищающего ливанскую независимость и суверенитет.

33.62MB | MySQL:66 | 0,771sec