Продолжение антикорупционной кампании в КСА: новые аспекты

Как передали западные и региональные СМИ 27 с.г. был освобожден принц Митеб бен Абдалла, бывший командующий саудовской Национальной гвардией, и главный политический конкурент наследного принца Мухаммеда бин Сальмана (МБС). Подробности освобождения не совсем ясны, т.к. многие СМИ ссылаются на собственные источники информации, которые на условиях «анонимности», представляют весьма противоречивую картину произошедшего события. Якобы он был освобожден после «сделки с правительством», а также «признания в участии в известных коррупционных делах». Причем, по некоторым данным «выкуп» был внесен его ближайшими родственниками, которые сумели собрать необходимую сумму около 1 млрд долл., включая конфискацию части собственности принца Митеба за рубежом и на территории королевства. Помимо прочего, эта «сделка» включала такое важное условие как отстранение принца Митеба от всех занимаемых военных и административных должностей, а также отказ от любой формы политической деятельности в будущем. Также нет полной ясности относительно его нынешнего статуса на территории королевства. Предоставлена ли ему свобода передвижения или она ограничена, находится ли он под домашним арестом, как и принц Мухаммед бен Найеф или нет? Другие источники сообщают, что одной из главных причин освобождения стало критическое ухудшение его здоровья, якобы вызванное, условиями содержания, поэтому он был переведен в отделение сердечно-сосудистой хирургии военного госпиталя, т.к. МБС «опасается, что на него будет возложена ответственность за его гибель, а это дает право требовать мести». Среди других освобожденных называется имя его родного брата принца Турки бен Абдаллы, который  также находился три недели под арестом в гостинице Ritz-Carlton. Особую роль в этом деле отводится их родному брату принцу Абдель Азизу, бывшему заместителю министра иностранных дел, который сейчас проживает в политической эмиграции во Франции. Он якобы пригрозил властям «спутать все карты», если его брат не будет освобожден. Также сообщается, что уже несколько принцев подали заявление о предоставлении убежища во Франции, Германии и Испании (имена пока не раскрываются в целях их личной безопасности). Тем более, когда один из влиятельных противников МБС — принц Ахмед бен Абдель Азиз находится под домашним арестом, все его активы заморожены, а часть имущества конфискована. По некоторым данным, дополнительные задержания прошли и в регионах. Например, в Восточной провинции, где местом содержания подозреваемых в коррупции бывших чиновников и бизнесменов стал отель Al-Maridiya. Среди арестантов называется имя бывшего министра сельского хозяйства (2003-2014 гг.) Фахда Балгунаима. Однако власти понемногу стали отпускать задержанных после проведения следственных мероприятий. Как стало известно, свободу получил Мухаммед аль-Тубейши, занимавший до весны 2015 г. должность главы протокола Королевской канцелярии после согласия передать оговоренные финансовые средства и часть имущества (включая обширные земельные владения, которые оцениваются в «кругленькую» сумму) в государственную казну.

Однако пока нет объективной информации о судьбе принца Аль-Валида бен Талала, что вызывает беспокойство не только внутри страны, но и среди западных деловых кругов, особенно его многолетних бизнес-партнеров. Свою озабоченность уже высказал Билл Гейтс, который назвал принца Аль-Валида «важным партнером» в деятельности его благотворительного детского фонда, а также клан Мердок и другие влиятельные представители американской бизнес-элиты. Причем некоторые аналитики полагают, что «чистка», затеянная МБС может замедлить темпы инвестиций в саудовскую экономику, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. По сообщению некоторых информированных источников, саудовские власти ощущают на себе давление вышеупомянутых кругов, поэтому ведут тайные переговоры относительно условий освобождения принца Аль-Валида бен Талала.

Тем не менее, чтобы преодолеть негатив и критику «кампании о борьбе с коррупцией», которая имела место в серии публикаций на протяжении последних недель в ряде американских СМИ, в Эр-Рияде решили улучшить собственный имидж через публикацию в газете New York Times. В своей статье «Арабская весна в Саудовской Аравии. Наконец-то» от 24 ноября с.г. журналист Т.Фридман опубликовал свое интервью с наследным принцем, где доказывал, что вся «чистка» не имеет под собой политического подтекста, а направлена исключительно на борьбу с коррупцией, которая готовилась на протяжении последних двух лет. МБС с ходу отверг все предположения, что затеянная кампания имела целью захват власти, назвав это просто «смехотворным». По его словам, каждому подозреваемому и арестованному миллиардеру или принцу были показаны собранные против него материалы, после ознакомления с которыми, 95 % из них, соглашались на сделку – передать наличные или часть их бизнеса государству. Далее он заявил, что 1% задержанных, после того как они доказали свою невиновность, были немедленно отпущены, а следственное дело в отношении них прекращено. Что касается остальных 4%, то они отвергают свою причастность к коррупции и решили обратиться в суд со своими адвокатами, поскольку «по законодательству Саудовской Аравии, генпрокурор является независимым, мы не можем вмешиваться в его работу — король может уволить его, но он ведет этот процесс». В целом автор статьи пытался представить, что процесс, начатый МБС, может реально изменить Саудовскую Аравию, и повернуть консервативное общество на путь модернизации.

Несмотря на то, что многие коллеги Т.Фридмана иронично отнеслись к представленной им апологии МБС, но вопрос о дальнейшем развитии ситуации в КСА по-прежнему волнует американские и западные СМИ. Вызовут ли все эти реформы негативную реакцию со стороны консервативных кругов, особенно салафитских улемов, которые пока не заявляли открыто о своей оппозиции новому курсу? Однако ряд аналитиков согласны с тем, что МБС сумел привлечь на свою сторону симпатии большой части саудовской молодежи, включая и некоторых молодых принцев, многие из которых получили образование на Западе и не приемлют «устаревшие схемы управления» своих отцов». В пользу этого говорят социологические опросы, результаты которых, конечно, должны быть скорректированы с учетом местных особенностей. В саудовском секторе социальных сетей тема «борьбы с коррупцией» продолжает оставаться одной из самых популярных вот уже почти целый месяц. Для местной «арабской интернет-улицы» и «креативной молодежи» вся эта кампания стала почти бесконечным «сериалом» с захватывающим сюжетом, слухами и информационными вбросами. Особенно это касается сообщений об арестах, задержаниях, конфискации имущества представителей саудовской политической элиты, чей авторитет еще вчера казался незыблемым. Многие молодые саудовцы, вероятно, искренне считают, что в их стране теперь есть лидер способный решить все накопившиеся проблемы за короткий срок, и главное — сломать устоявшуюся систему, которая во многом препятствовала их карьерному росту, когда неоправданные льготы предоставлялись вне зависимости от способностей и образования тем, кто принадлежал к королевской семье или был связан с родственными с ней кланами. Хотя ради справедливости отметим, что в последние десятилетия это было далеко не так, особенно при короле Абдалле, умевшим находить «нужных людей» и доверять им ответственные посты вне зависимости от семейных связей (классический пример «разночинца» во власти – нынешний министр иностранных дел А.аль-Джубейр). Конечно, никто из аналитиков не считает, что страна в ближайшее время перейдет на режим демократии, но многие согласны с тем, что фасад королевства будет «отреставрирован». Предполагается, что МБС решился на построение своего «Третьего саудовского государства» еще и после проведения обстоятельного исследования по выяснению настроений в саудовском обществе, чтобы громкими арестами чиновников высшего ранга, которые не отменяют сведения личных его счетов со своими политическими оппонентами, снизить протестные настроения в королевстве. Однако успех саудовской «перестройки» при правлении МБС будет зависеть во многом от текущей ситуации внутри страны («дворцовый переворот» со стороны обиженных кланов, разочарование большей части населения «ходом реформ» и т.д.), а также геополитического расклада сил в регионе (затянувшаяся война в Йемене, возможная открытая конфронтация с Ираном и т.д.).

33.64MB | MySQL:69 | 0,846sec