О причинах активизации террористов в Афганистане

Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) взяла на себя ответственность за теракт, произошедший в четверг 28 декабря в столице Афганистана, Кабуле. Об этом сообщило агентство Франс Пресс. По уточненным данным, два взрыва произошли в западной части города вблизи здания местного информационного агентства. В результате теракта по меньшей мере погибли 40 человек, пострадали более 30. За день до этого не менее 14 военнослужащих получили ранения в результате взрыва, произошедшего  на юге Афганистана. Об этом сообщил телеканал «Толо ньюс» со ссылкой на местных чиновников. По его сведениям, заминированный автомобиль взлетел на воздух около полицейской зоны в городе Лашкаргах (административный центр провинции Гильменд). По словам представителя губернатора провинции Омара Звака, взрыв произошел около 14:40 по местному времени (13:10 мск), в то время когда солдаты покидали военную базу, чтобы начать военную операцию, передает телеканал. Террористическая группировка «Исламское государство» взяла на себя ответственность за взрыв, прогремевший в понедельник в столице Афганистана. Об этом сообщило агентство Рейтер. 25 декабря  боевик-смертник привел взрывное устройство в действие у входа в здание Национального директората безопасности (афганской разведывательной службы). По данным МВД республики, не менее пяти человек погибли, двое получили ранения. 18 декабря тот же самый злосчастный директорат атаковала целая группа боевиков из 6 человек. При этом обратим внимание, что никаких выводов из произошедшего местные спецслужбы не сделали. Видимо полагая, что «снаряд в одну воронку два раза не падает». Это хорошая иллюстрация  к степени профессионализма афганских спецслужб, которые, по оценке американцев, должны играть одну из основных ролей в рамках реализации их новой концепции действий в Афганистане.  Все эти «ответки» происходят на фоне активизации американских беспилотников в зоне действия местных сторонников ИГ. 26 декабря ВВС США уничтожили по меньшей мере 15 боевиков ИГ в ходе спецоперации на востоке Афганистана.  По имеющимся данным, террористы были уничтожены в результате ударов беспилотных летательных аппаратов в уезде Ачин провинции Нангархар. Отмечается, что среди мирных жителей пострадавших нет.  Ранее об уничтожении 11 боевиков ИГ в провинции Нангархар в результате удара афганских ВВС сообщил телеканал «Толо ньюс». Также отмечалось, что в результате удара уничтожены схроны с оружием и боеприпасами террористов. Другими словами, мы наблюдаем обмен ударами  между местными сторонниками ИГ, американцами и афганскими силовиками. При этом безусловно в указанных актах принимают участие и деньги наркоторговцев из Гильменад, которые очень недовольны тем, что уничтожаются из склады и лаборатории.

Но данный аспект оперативной ситуации надо рассматривать более глубоко. Прежде всего в рамках недавно завершившихся под эгидой Пекина встречи пакистанских и афганских официальных лиц в рамках урегулирования афганского кризиса. Мы уже сообщали, что это означает кардинальный поворот в тактике США по прекращению попыток игнорировать КНР и Пакистан в рамках достижения стабильности в Афганистане. Американские аналитики на всех уровнях говорят об этом прямо, оценивая  диалог в таком формате как ключевой элемент недавно обновленной стратегией Вашингтона в отношении Афганистана, а также преодоления давних политических тупиков в политическом процессе. Американские эксперты оценивают усилия Пекина пока осторожно, но с определенным оптимизмом. В основе их рассуждений лежат примерно следующие выводы.  Вакуум силы в Афганистане делает его приграничные к КНР округа критически важным аспектом для китайской безопасности в западной части Синьцзяна и для реализации его инициативы по вопросу «Нового шелкового пути» через территорию Афганистана. В этой связи китайские военные активизировали свое присутствие в регионе, о чем свидетельствуют усилия Китая по укреплению потенциала Таджикистана и Пакистана по защите своих границ с Афганистаном. Надежный и стабильный Афганистан является ключом к растущему инвестиционному присутствию Китая, учитывая информационно-пропагандистскую деятельность Пекина в области реализации по инвестированию в проекты строительства новой инфраструктуры в Южной Азии и на Ближнем Востоке. Китай рассматривает проблемы безопасности Афганистана, как препятствие для создания единой региональной логистической системы. Теоретически дружественные отношения Пекина с Исламабадом и Кабулом, его сдержанные связи с талибами и его экономические рычаги дают китайскому правительству серьезный импульс для участия  в разрешении афганского конфликта. В этой связи Пекин был признан Вашингтоном  необходимым звеном для заполнения вакуума внешних политических центров силы, которые американцы и нынешнее руководство в Кабуле сознательно ранее создали своими руками, дистанцировав Исламабад  от участия в решении этого кризиса. Такая позиция Пекина, тем не менее, пока развивается, по оценке американских аналитиков,  очень медленно и ограничена в основном пока только соответствующей риторикой.  Тем не менее, роль Китая в Афганистане может стать еще одним испытательным полигоном для утверждения КНР в качестве новой региональной силы. То есть, американцы пока не верят в конечной успех своей новой идеи, но делают на этом направлении ясные шаги. И все это очень не нравится Катару, которого по-прежнему дистанцируют от любого участия в переговорных форматах в отношении новой политической архитектуры Афганистана. И не только его самого, но и подконтрольные ему отряды бывших талибов  в том же Нангархаре и Гильменде, которые сейчас называют афганским «Исламским государством». И это игнорирование наряду с активизацией переговорного процесса с китайцами и пакистанцами безусловно катарцев очень нервирует, что и определяет нынешнюю активизацию террористической активности сторонников ИГ в отношении прежде всего государственных и военных объектов в Афганистане.

33.63MB | MySQL:69 | 0,968sec