О бюджете Саудовской Аравии на 2018 год

Государственная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco («Сауди Арамко») преобразована в акционерное общество, сообщило в пятницу агентство Рейтер со ссылкой на официальный бюллетень королевства. Изменение юридического статуса нефтяной компании связано с планами выйти на публичное размещение акций (IPO). Согласно данным агентства, капитал Saudi Aramco оценивается в 16 млрд долларов или 200 млрд обыкновенных акций. Кроме того, предполагается, что в состав правления войдут 11 человек. В январе 2016 года Saudi Aramco заявила о планах выйти на фондовый рынок (первичное размещение 5% акций, пакет оценивается в 2 трлн долларов). Агентство Рейтер утверждало, что компания остановила свой выбор на Нью-йоркской фондовой бирже (NYSE), однако в компании эти данные не подтвердили. В октябре сообщалось, что организаторы сталкиваются с многочисленными проблемами финансового, правового и нормативного характера. По данным агентства Блумберг, выход Saudi Aramco на IPO может быть отложен до 2019 года. Таким образом, интрига сохраняется, но один факт остается практически неизменным. Этот то, что деньги от приватизации компании в этом году вряд ли смогут пополнить национальный бюджет. Как и финансы, конфискованные у «коррумпированных» оппонентов нынешнего наследного принца Мухаммеда бен Сальмана. Несмотря на все победные реляции молодого принца о том, что уже конфисковано и передано в бюджет порядка 100 млрд долларов, Министерство финансов королевства об этих поступлениях ничего не знает. По крайней мере, при верстке бюджета на нынешний год никаких подобных источников дохода указано не было. При этом бюджет Саудовской Аравии на 2018 год предусматривает рекордную расходную часть, что, основываясь на прецеденте, по факту наверняка будет еще больше. При этом около 20 процентов бюджета будет направлено на военные расходы, а также предусмотрено существенное увеличение расходов на социальные программы. При этом резко возрастет налоговое бремя как для саудовских, так и для иностранных рабочих и предпринимателей, что, по оценке экспертов, свидетельствует о попытках правительства ослабить бремя зависимости поступлений в бюджет исключительно за счет продажи углеводородов. Однако при этом надо понимать, что налоговый маневр в данном случае абсолютно непривычная для саудовской экономики вещь, и ее последствия никто толком предсказать не может. При этом по тем же оценкам логичности такого подхода серьезно мешает серьезный объем расходов на социальные нужды и оборону, что в условиях фактического отсутствия у королевства собственного ВПК, означает только лишь траты на закупку импортируемого вооружения без всякой отдачи с точки зрения роста внутреннего ВВП. В обоих случаях мы имеем дело с чистой политикой. В первом — в связи с планируемой передачей королевского трона от отца к сыну, которая по всем прогнозам должна состояться в этом году, и смягчения в этой связи шоковой терапии в рамках предложенной наследным принцем программы экономических реформ, которая предполагает снижение уровня государственных субсидий населению на воду и электричество. Во втором —  явный реверанс в сторону крепнущего альянса с США через закупки у них вооружения, что полагается Мухаммедом бен Сальманом основой своей линии во внешней политике. В целом, по оценке аналитиков, после двух лет мер жесткой экономии и бюджетного дефицита в силу падения мировых цен на нефть в 2014 году, объем запланированных расходов соответствует текущему поворотному моменту для саудовской экономики, которая занимает 20-е место в мире по объему валового внутреннего продукта, и жестко коррелируется с планами, изложенными Мухаммедом бен Сальманом с точки зрения формирования долгосрочного экономического будущего страны. Как и в прошлом году, бюджетный план на 2018 год предусматривает высокие государственные расходы по отношению к ВВП, с общей прогнозируемой стоимостью 978 млрд риалов (261 млрд долларов). И если обычная практика сохранится, фактические расходы гарантированно затмят заложенную в бюджет сумму расходов. При этом расходы на оборону, составляющие 20 процент от общих расходов, представляют собой наибольшую долю бюджета 2018 года. Кроме того, королевство увеличивает объем средств, предназначенных на инфраструктурные проекты, и на 86 процентов увеличивает объем средств, выделяемых на субсидирование коммунальных услуг населения. По оценкам экспертов, такие пропорции серьезно конфликтуют с агрессивным планом реформ. Правительство в Эр-Рияде продолжает рассматривать свои расходы как необходимый механизм для стимулирования долгосрочного роста, но при этом пока оно не сможет больше опираться на частный сектор в силу введения новых налогов. Основным моментом, который сможет обеспечить стабильность выполнения бюджетного закона, является сохранение устойчивого тренда по высокому и стабильному уровню цен на углеводороды в течение нынешнего года, что позволить правительству направлять доходы от нефти и ненефтяных инвестиций в такие развивающиеся отрасли, как производство, горнодобывающая промышленность, туризм, финансы и технологии. Его цель также включает в себя укрепление государственных предприятий, таких как почтовая служба, аэропорты и коммунальные компании, все с прицелом на приватизационный толчок, начинающийся в следующем году. Пока усилия государства по осуществлению реформ направлены в основном на сокращение бюджетного дефицита при его полной ликвидации к 2023 году. Королевству удалось сократить дефицит бюджета в 2017 году до 230 млрд риалов (8,9% ВВП в 2017 году) по сравнению с уровнем дефицита в 2016 году в 297 млрд риалов, что составило 12,8% ВВП. Но пока такие успехи связаны исключительно с достижением стабильности нефтяных цен. Прежде всего, за счет сделки в рамках ОПЕК и остальных нефтедобывающих стран. Это позволяет уверенно предполагать, что Эр-Рияд и в дальнейшем планирует использовать этот механизм, без чего возможны скачки цен на углеводороды. При этом именно этот компонент насыщения бюджета останется, по оценкам экспертов, ключевым на среднесрочную перспективу, несмотря на все реформы по диверсификации саудовской экономики. При достижении 256 млрд риалов в 2017 году Саудовская Аравия превысила свой показатель ненефтяного дохода примерно на 30 процентов. Ожидается, что рост в этой области продолжится в 2018 году с прогнозируемыми ненефтяными доходами в 291 млрд риалов. В этой связи предполагаемый рост в ненефтяных секторах будет иметь решающее значение для Саудовской Аравии с точки зрения трат своих золотовалютных запасов. Первоначальное размещение IPO Saudi Aramco, которое, как ожидается, произойдет в конце этого года или в 2019 году, станет еще одним средством, с помощью которого Саудовская Аравия надеется увеличить ненефтяные доходы. Выручка от продажи предназначена для пополнения казны государственного инвестиционного фонда, что в конечном итоге позволит ему получать еще больше ненефтяных доходов. Однако значительная прибыль от не связанных с нефтью инвестиций фонда может занять годы.
В этой связи основным и ключевым параметром, который будет определять прогресс в вопросе реализации программы реформ — это поддержка и сохранение доверия населения к правительству. При этом аналогичный вопрос с точки зрения поддержки нынешнего курса Мухаммеда бен Салмана со стороны очень значительной части членов королевской семьи и аффилированной с ней элиты вызывает большие сомнения. Программы для саудовских подданных в 2018 году включают в себя 32 млрд риалов денежных субсидий, предназначенных для компенсации бремени новых налогов для семей с низким и средним уровнем дохода. Бюджет также предусматривает увеличение расходов на государственные программы на 169%. При этом большое внимание уделяется информированности населения о предстоящих непопулярных реформах, что связано в первую очередь с опасениями крупных социальных волнений. При этом особое внимание обращается на общественное реагирование на резкий рост военных расходов по сравнению с социальными тратами. При этом программы финансирования участия саудовских военных в йеменском конфликте и финансирования подконтрольных себе групп в Сирии засекречены. Некоторые эксперты говорят при этом о том, что на это уйдет порядка четверти всей соответствующей статьи бюджета. При этом участие Саудовской Аравии в войне в Йемене становится все более непопулярным среди разных слоев населения.
Страна будет стремиться удвоить объем ненефтяных доходов от налогов с 97 млрд риалов сегодня до 189 млрд риалов к 2020 году. Эта тема особенна чувствительна для КСА. При этом, хотя трансформация налога на прибыль и не являлась изначально планами правительства, 5-процентный налог на добавленную стоимость и новые акцизы вступили в силу в январе. Еще одним источником новых ненефтяных доходов должен стать налог, взимаемый с саудовских предприятий, которые используют работников из других стран. Это, по сути, ежемесячный налог на бизнес, который будет увеличиваться ежегодно. Ставки, которые будут взиматься с предприятий, колеблются в зависимости от соотношения числа иностранных сотрудников к саудовским подданным и рассчитаны на то, чтобы принести десятки миллионов риалов дохода в первый год, увеличившись до сотен миллионов в последующие годы. Помимо доходов, сбор представляет собой попытку увеличить занятость собственно молодых саудовцев и снизить уровень безработицы в стране с 12,6 процента в настоящее время до 10,6 процента к 2020 году. Новый сбор может вызвать очень серьезное недовольство в случае, если саудовский частный бизнес не сможет быстро приспособиться к ситуации. В любом случае эксперты прогнозируют стагнацию частного сектора в силу отсутствия в КСА достаточного количества подготовленных национальных кадров.

49.5MB | MySQL:112 | 0,756sec