Религиозно-политическая составляющая реформаторского курса «младоаравийцев». Часть 1

Важное место в деятельности «младоаравийцев» занимает религиозное реформаторство, выражающееся в анонсированной борьбе против религиозного экстремизма, переходящей в борьбу против, как минимум, отдельных, наиболее скандальных аспектов (типа смертной казни за «вероотступничество») господствующей в Аравии формы салафизма – ваххабизма.

Почему «младоаравийцы» вынуждены позиционировать себя по отношению к религии в тех конкретных формах, которые существуют в Аравии? Первое, что называется, лежащее на поверхности объяснение: индустриализация, а также модернизация невозможны при тотальном господстве в обществе религии. И недаром реформаторы прошлых эпох – Иосиф Сталин в России, Кемаль Ататюрк в Турции, Мао Цзэдун в Китае процесс модернизации (индустриализации) сочетали с ограничением, а то и подавлением религии. Аравийский салафизм (ваххабизм) программно антимодернизаторский, ибо полагает обязательной и безусловной социальной нормой реализацию установлений и принципов, на которых строилась жизнь мусульманской общины в период так наз. «добродетельных предков» — салафов (VII в.). Хрестоматийный пример – религиозный салафитский запрет женщинам в КСА водить автомобиль. А «младоаравийцы» имеют крайне амбициозные планы. В ОАЭ строят для тренировок «марсианский» город и подбирают космонавтов для полёта на Марс, и что-то подсказывает, что в экипаже будет представлен женский элемент. Что же, спрашивать у ваххабитских улемов (религиозных учёных) разрешения для женщины управлять космическим кораблём? И борьба «младоаравийцев» против экстремизма как наиболее ретроградного проявления религии имеет конечной целью сбросить религиозные оковы с аравийского общества. «Младоаравийцы» прямо заявляют о своих нерелигиозных (чтобы не сказать: антирелигиозных) настроениях. В июле 2017 г. посол Объединённых Арабских Эмиратов (ОАЭ) в США Юсуф аль-Утайба в интервью американскому телеканалу PBS сделал сенсационное заявление, сказав, что «антитеррористическая четвёрка», возглавляемая Саудовской Аравией, стремится к установлению светского, секулярного правления (светской власти) в аравийских государствах (https://www.albawaba.com/news/uae-ambassador-claims-saudi-bloc-want-secularism-middle-east-1004746).

Сильный антиэкстремистский тренд, обращённый не столько на внешнего противника, сколько на внутреннего, возник в Саудовской Аравии в десятых годах нынешнего века. Когда возникло и с пугающей многих быстротой стало территориально разрастаться «Исламское государство»* (здесь и далее «звёздочка» у названий группировок означает, что они входят в российский список запрещённых террористических организаций). Это квази-государство, объявившее себя «халифатом» было пародией на Саудовскую Аравию. Его идеологией был салафизм ваххабитского толка в трактовке Усамы бен Ладена. Свой «исламский» характер это квази-государство утверждало шариатскими казнями. Особенно популярны были отрубания рук ворам, отрубание голов «вероотступникам» и т.п. В Саудовской Аравии в социальных сетях была популярна тема: «Исламское государство»* делает то, что провозглашается соответствующим исламу, но не делается в Саудовской Аравии. ИГ* заявляло, что цель их территориальной экспансии – Святые места, Мекка и Медина, из которых должны быть изгнаны «узурпаторы» — королевской династии Саудитов (тут, кстати отметим, совпадение между ИГ* и иранцами). И, тем самым, утверждали сторонники ИГ*, саудовские монархи не являются мусульманскими правителями, ибо настоящий мусульманский правитель – не король, а халиф. К тому же династия Саудитов тесно сотрудничает, указывали пропагандисты ИГ*, с «неверными», «крестоносцами» — американцами и другими западниками. (Да и сама модернизация есть не что иное как вестернизация, т.е. перенимание всего западного.) В Саудовской Аравии стали возникать филиалы («вилаеты») «Исламского государства»*. И вовсе не исключалось, в случае агрессии ИГ* против КСА, восстание по типу мятежа Джухаймана 1979 г. – «за чистоту исламской веры». С 2014 г., времени «расцвета» ИГ* датируется в Саудовской Аравии антиэкстремистский тренд, обращённый вовнутрь.

Анонсируя амбициозную социально-экономическую программу «Саудовское видение – 2030», наследный принц Мухаммед бен Сальман недаром много внимания уделил религиозному фактору (http://www.ng.ru/courier/2017-09-18/9_7075_young.html). В предшествующий период, начиная с XVIII в., когда возникло движение ваххабитов, особая форма салафизма – ваххабизм смог установить тотальный, всепроникающий и мелочно подробный контроль за всеми без исключения аспектами жизни аравийского общества – вплоть до растительности на лице у мужчин, длины их штанов и отказа от «западного» нижнего белья типа трусов. За всем этим и за очень и очень многими другими вещами до недавнего времени следила салафитская «полиция нравов» — «Комитет по поощрению добродетели и искоренению порока».

И любое действие «младоаравийцев» приобретает религиозные коннотации (связи, ассоциации), отсылает как к критерию к, ещё раз повторим, мелочной системе идей и норм ваххабитского салафизма, проверяется мощным и влиятельным классом ваххабитского духовенства и массой консервативных аравийских верующих-салафитов на соответствие салафизму (ваххабизму) – как его внедрило в умы и души на протяжении трёх веков духовенство в системе просвещения и образования в государстве.

«Младоаравийцы», действующие в этой атмосфере, раскованы и рискованы. И кажется иногда, что они умышленно провоцируют мощнейший религиозно-политический комплекс. Провокативным является процитированное выше заявление посла ОАЭ в США Юсуфа аль-Утайбы о секулярном правлении. Секуляризм (араб. аль-ильманийя, англ. secularism), что бы под ним не понималось разными интерпретациями, в аравийском и в целом – в арабском сознании жёстко и однозначно противопоставлен исламу.

Едва ли не вся деятельность «младоаравийцев» оказывается вызовом религиозному (салафитскому) сознанию. в Эр-Рияде в октябре 2017 г. на международной конференции по инвестиционным инициативам, которую вёл наследный принц Мухаммед бен Сальман, роботу-андроиду Софии было предоставлено саудовское подданство —

С уверенностью утверждаем, что у немалой части аравийцев это вызвало когнитивный шок на религиозной почве. В исламе в целом и в салафизме в особенности крайне сильно идолоборчество. В VII в. Пророк Мухаммед, завоевав Мекку, первым делом разрушил находившихся в Каабе племенных идолов, и самого главного из них – Хубаля (неизвестного пола). И этот жест Мухаммеда бен Сальмана трактуется верующими-салафитами как богопротивное возвращение в Аравию, на Землю Двух Святынь идола. К тому же, София ассоциируется с Аллат (букв. «богиня», ж. род слова «Аллах»), одним из божеств доисламских арабов (внизу: Аллат, барельеф из Таифа, Саудовская Аравия, ок. 100 г. н.э.), чей идол тоже, вместе с Хубалем, был выброшен Пророком Мухаммадом из Каабы, —

В середине ноября 2017 г. на аукционе в Нью-Йорке картину «Спаситель мира» Леонардо да Винчи приобрёл за полмиллиарда долларов саудовский принц Бадар бен Абдалла бен Мухаммед бен Фархан Аль Сауд, друг, однокашник (они вместе учились в королевском университете в Эр-Рияде) и ближайший сподвижник Мухаммеда бен Сальмана —

Это – открытый вызов салафизму (ваххабизму). На картине изображён Иисус Христос, которого христиане почитают как Сына Божьего и Бога, Спасителя мира («Salvator Mundi» — так названа картина.) Что однозначно трактуются салафитами (ваххабитами), и не только ими, как «вероотступничество» или «заблуждение», противопоставляемое истинной исламской вере, о чём говорится во многих местах вероучительной книги ислама – Коране: «Аллах не брал [не порождал] Себе никакого сына, и не было [рядом] с Ним никакого [другого] божества» (Коран, 23:90–91. См. также: 10:68; 21:26 ; 25:2; 37:151–152). Коранический символ исламской веры сформулирован как антитеза веры Иисуса Христа: «Он – Аллах, Единый, Аллах Вечный. Он не родил и не был рождён, и нет никого, равного Ему» (112:1–4). Ещё до возникновения ислама на аравийском полуострове арабы-христиане в речевом обиходе, в переведённых тогда на арабский язык отрывках из Евангелий, в молитвах употребляли (и делают это сейчас) для обозначения Иисуса Христа — Сына Божьего имя Ясу (от древнеевр. Иешуа). Мусульмане же верят в то, что человек по имени Иса – это один из пророков ислама как истинной веры. И обожествлять его, тем или иным образом признавать его Божественность – тягчайшее преступление против исламской религии.

Соответственно, вся Священная История христианства со всеми её эпизодами является вызовом салафизму (ваххабизму). И кораническая Марьям, родившая пророка ислама Ису, — вовсе не Богоматерь. Потому, что Иса, напомню, в представлении мусульман не Бог, а человек.

Картина «Спаситель мира» была приобретена для направляется в созданный эмиратскими «младоааравийцами» Лувр-Абу-Даби, который, с экспонируемыми статуями, бюстами («идолами» в терминологии салафитов) и картинами, весь является вызовом салафизму (ваххабизму), который однозначно не приемлет никаких «идолов» и даже простое любование предметами искусства расценивает как богопротивное «поклонение» (араб. ибада) кому-то, кроме Аллаха, что подводится салафитами под «многобожие» (араб. ширк) и «вероотступничество» (араб. ридда).

В Лувре-Абу-Даби широко представлено христианское искусство, запечатлевшее в красках христианские вероучительные идеи. И примечательно, что рекламный ролик музея Лувра-Абу-Даби начинается с картины Джованни Беллини (1430/1433-1516) «Мадонна с Младенцем».

В музее царит вопиющее нарушение салафитских (ваххабитских) норм: женщины не отделены от мужчин, да и сами женщины в открытой одежде —

Все эти, и многие другие, жесты и акции «младоаравийцев», становящиеся антисалафитскими (антиваххабитскими) вызовами, подпадают под преследуемые в Саудовской Аравии «преступления против исламской веры», или «вероотступничество», караемое смертью — шариатской казнью хадд ар-ридда, осуществляемой через обезглавливание «вероотступника» мечом.

42.5MB | MySQL:94 | 1,088sec