Берберы Ливии: против Х.Хафтара и Ф.Сараджа?

Представители берберских ливийских организаций квалифицируют последние по времени атаки против своих активистов и интересов на востоке и западе Ливии как свидетельство «по факту развязанной против амазигов войны как со стороны маршала Халифы Хафтара, так и правительства Файеза Сараджа».

Так, 27 декабря в Бенгази был арестован «амазигский правозащитник» Рабеи Джаяша. Согласно члену Верховного совета амазигов Ливии (ВСА) Хишаму аль-Хаммади, силы Хафтара арестовали Джаяша за разговор на берберском языке на одном из культурных мероприятий, проходивших в городе.

По мнению руководства ВСА, одновременно Х.Хафтар, «используя вооруженные этнические группы, пытается покончить с существованием неарабских рас в Ливии».

Одновременно ВСА подчеркивает, что «амазиги не признают его и не будут воевать в рядах его армии», а также призывает международное сообщество вмешаться в дело с арестом Джаяша и добиться его освобождения.

Вслед за этим ранним утром 5 января текущего года контролируемый берберами химический комплекс Абу-Каммаш в Западной Ливии и пограничный переход Рас-Адждир на границе с Тунисом подверглись атаке Зинтанской бригады, до недавнего времени ориентировавшейся на союз с Хафтаром.

Накануне, 4 января один из ее лидеров, Усама Джваили, в своем телевизионном заявлении сообщил, что его силы намерены осуществить «операцию по борьбе с преступностью» в Западной Ливии, которая, по его данным, будет осуществляться в координации с различными силами и «аппаратами безопасности», подчиненными правительству в Триполи.

Также он указал: «Наши силы уже заняли позиции в районе Эд-Джамиля и прилегающих к нему городах для того, чтобы контролировать административные границы Западного региона».

Необходимо напомнить, что в июне 2017 года премьер-министр правительства национального согласия (ПНС) Ф.Сарадж попытался привлечь Зинтанскую бригаду, одно из самых боеспособных подразделений на западе страны на свою сторону.

С этой целью он назначил тогда одного из ее лидеров Усаму Джваили «командующим Западной военной зоной Президентского совета», подчиненной ПНС.

Лидеры ливийских берберов, находившиеся с зинтанцами во враждебных отношениях, жестко раскритиковали это решение, указав, что «Включение берберской округов в пределы этой военной зоны — это навязанное извне политическое решение» и что «такие действия Триполи могут привести к разрыву с ним амазигского народа».

Не случайно, что 30 июня 2017 года муниципальные советы нескольких берберских городов Нафуса, включая Джаду, Налут, Ефран, Аль-Кала и Вазин, заявили о намерении отозвать свое признание Президентского совета, одобренного миссией ООН в Ливии в соответствии с ливийским политическим Соглашением декабря 2015 года, что означает фактический разрыв с Ф.Сараджем.

В качестве ответа на попытку союза между Триполи и Зинтаном 22 июня они объявили о подготовке к созданию особого «Военного совета амазигов», который должен был взять на себя оборону контролируемых ими территорий.

Этот шаг берберы мотивировали «политикой изоляции и маргинализации, практикуемой Президентским советом и его правительством в отношении амазигов в Ливии, создающей угрозу нашей национальной безопасности амазигов».

Между тем, согласно данным ливийских берберов, полиции Абу-Каммаш удалось отбить этот удар и отбросить нападавших еще до получения подмоги, однако зинтанцам удалось повредить химический комплекс. О степени повреждений не уточняется.

Как бы там ни было, власти берберских районов провели оттуда эвакуацию местных жителей «по соображениям безопасности» и также закрыли границу в Рас-Адждир.

В связи с этим ВСА выразил сожаление, предупредив, что «такие действия могут привести к этнической войне».

Следует заметить, что «берберский вопрос» постепенно обострялся на протяжении всего 2017 года.

Так, в феврале-марте 2017 г. представители берберов без согласования с прочими властями страны объявили свой язык официальным в местах их проживания и потребовали от правительства Триполи соблюдать взятые на себя обязательства в отношении распределения среди них доходов от экспорта нефти и газа, подкрепив это требование временным прекращением подачи газа по газопроводу «Миллитах» в ряд районов на западе Ливии.

А в июле берберское меньшинство страны было взбудоражено фетвой, изданной «Верховным комитетом по фетвам» властей Восточной Ливии при активном участии депутатов тобрукского парламента, в которой ибадизм (ветвь ислама, исповедуемая значительной частью ливийских берберов) был объявлен сектантским еретическим направлением, не имеющим ничего общего с исламом, и что другие мусульмане не должны молиться за ибадитов и вместе с ними.

В ответ на это в ВСА заявил, что «это такфиристское заявление, нарушающее все международные конвенции и законы, угрожает жизни сотен тысяч людей не только в Ливии, но и в более широких масштабах в Северной Африке и является призывом к геноциду берберов».

Член ВСА Хишам аль-Хамади, осудив «эти безнравственные заявления, сделанные в Палате представителей депутатом Али ат-Текбали с подачи самозванного маршала Хафтара», указав на то, что берберы справедливо отказались участвовать в парламентских выборах и бойкотировали голосование по выборам депутатов, особо отметил, что у них имеется «Берберской армия», доказавшая свою боеспособность, «сыграв решающую роль в разгроме Каддафи на западе страны и в освобождении Триполи».

Одновременно Х.аль-Хамади заявил, что берберские бойцы намерены противостоять силам Хафтара, «называющими себя Ливийской арабской армией. У амазигов Ливии по-прежнему есть твердое видение поддержки Февральской революции и отказа от навязываемого им военного правления. Мы будем первыми, кто выступит против любого военного правления, которое узурпирует власть в Ливии. Мы будем сражаться с его так называемой арабской армией».

Это стало ответом на июльское заявление Хафтара, в котором он подчеркнул, что Ливийская национальная армия (ЛНА) является «арабской».

Кроме того, Х.аль-Хамади отметил, что районы Нафуса и Зувара на западе, страны, где проживает большинство ливийских берберов, являются самыми безопасными территориями в Ливии и что власть Триполи для них намного лучше, чем управление из Восточной Ливии, которая находится под военным правлением.

Однако уже весной-летом 2017 года из-за стремления Сараджа вывести Зинтанскую бригаду из-под влияния Хафтара путем уступок за счет берберских интересов отношения между Триполи и берберами стали все больше портиться.

Не случайно, что в апреле берберское руководство заявило о непризнании Ассамблеи по разработке Конституции Ливии и ее деятельности под предлогом истечения полномочий ее членов и призвало тоже самое сделать всех прочих ливийцев.

И в качестве одного из ответов на усиливающееся давление лидеры берберов стали искать точки совпадения с представителями других национальных меньшинств страны, чтобы совместно отстаивать свои права и 20 ноября 2017 года они заявили о создании новой «Туарего-Амазигской партии Ливии» в городе Убари.

По этому случаю было устроено торжество, на которое прибыли берберские руководители из Нафуса и туарегские старейшины города Зувара, чтобы тем самым ознаменовать «рождение нового политического союза».

Лидер партии, Фати бен Халифа, заявил во вступительном слове, что еу цель состоит в создании «открытого демократического гражданского правительства в Ливии без разделения, исключения или дискриминации кого-либо».

Что же касается последнего по времени обострения отношений с Триполи, то эта размолвка способна толкнуть ливийских берберов к стремлению в будущем обособиться от ПНС. К данному стремлению их будут дополнительно подталкивать любое давление в отношении их де-факто существующей автономии, исходящие как с востока, так и с запада страны.

49.43MB | MySQL:112 | 1,003sec