О некоторых причинах массовых протестов в Иране

С 28 декабря прошлого года в Иране продолжаются массовые протесты, направленные на улучшение социально-экономической обстановки с ярко выраженным антиправительственным окрасом. Вначале протестующими (в основном молодыми людьми из малообеспеченных и рабочих семей) выдвигались лозунги «Смерть высоким ценам» и «Смерть Роухани» (намек на неолиберальную политику кабинета Хасана Роухани, вызвавшую резкое расслоение в обществе). Однако затем были замечены лозунги, угрожающие самому существованию системы велаят э-факих (исламского правления) в Иране. В частности, «Смерть диктатору» (намек на верховного лидера ИРИ Али Хаменеи) и «Сайед Али, пора уходить». Впервые за много лет были отмечены слоганы, сочувственные шахскому режиму, павшему сорок лет назад в результате исламской революции в Иране: «Шах Реза Пехлеви, покойся с миром» и «Прости нас, шаханшах. Какую ошибку мы сделали, сделав революцию». Часть демонстрантов протестовали против чрезмерного увлечения иранского руководства делами сопредельных государств на Ближнем Востоке, о чем, в частности, свидетельствует лозунг «Ни Газа, ни Ливан, моя жизнь Иран».

В самом Иране и за его пределами уже появилось несколько взаимоисключающих версий протестов в Исламской Республике. Во-первых, это версия о внешнем провоцировании беспорядков, озвученная секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана (ВСНБ) Али Шамхани. По его мнению, происхождение 30% протестных лозунгов свидетельствует об их инспирации из Саудовской Аравии. А.Шамхани также обвинил в провоцировании протестов США, Израиль и ОАЭ. 3 января, когда количество погибших в результате беспорядков достигло 27 человек, верховный лидер ИРИ великий аятолла Али Хаменеи также обвинил внешние силы в провоцировании внутриполитического кризиса в Иране. Существует и другая точка зрения, согласно которой провоцирование демонстраций и митингов является делом рук консервативной фракции, стремящейся либо потопить правительство Х.Роухани, либо сделать его сговорчивым и послушным. Часть экспертов, наоборот, уверена в том, что кабинет Х.Роухани сможет обратить протестную волну в свою пользу, «додавив» Меджлис и проведя необходимые экономические реформы. Попробуем разобраться в истинных причинах происходящего и спрогнозировать возможные последствия нынешнего иранского кризиса.

Прежде всего, обращает на себя внимание отсутствие какой-либо преемственности между массовыми выступлениями 2009 года, в ходе которых протестующие пытались оспорить результаты президентских выборов. Напомним, что оппозиция в 2009 году обвиняла президента ИРИ Махмуда Ахмадинеджада в подтасовке результатов выборов. Лидерами протестного движения («Зеленое движение») тогда были руководители реформистской фракции Мирхоссейн Мусави (кандидат, проигравший на выборах), бывший спикер Меджлиса ИРИ Мехди Кярруби и бывший президент ИРИ Мохаммед Хатами. В 2018 году протестующие не делают никаких ссылок на «Зеленое движение», словно бы его и не было. О скептическом отношении к реформаторскому лагерю свидетельствует и лозунг «Консерваторы и реформаторы, игра окончена!». Более того, от протестующих открещиваются и сами реформисты. Например, один из соратников бывшего президента М.Хатами Абдулла Рамазанзадэ написал в своем Твиттере: «Мы можем достичь процветания и свободы легальными средствами и без насилия». В свою очередь вице-президент-реформист в кабинете Хасана Роухани Эсхак Джахангири прямо обвинил противников нынешнего правительства из консервативного лагеря в провоцировании беспорядков: «Некоторые люди используют экономику для того, чтобы атаковать нынешнюю администрацию. Что-то происходит за сценой и нам еще предстоит вывести провокаторов на чистую воду». Хотя среди части реформаторов раздаются и голоса сочувствия к протестующим. Например, депутат Меджлиса от Тегерана Махмуд Садеги отметил: «Даже если эти протесты были организованы, правительству лучше  постараться найти решение проблемам рядовых людей, чем заниматься конспирологическими теориями».

Судя по всему, на начальной стадии какая-то часть протестующих действительно направлялась консерваторами и КСИР. Протесты начались в Мешхеде, одном из наиболее консервативно-религиозных городов Ирана. Это родной город Эбрахима Раиси, соперника Х.Роухани на прошлогодних президентских выборах от лагеря консерваторов, и  его тестя аятоллы Ахмада Аламольхода, одного из наиболее ожесточенных противников Х.Роухани. На майских президентских выборах Э.Раиси набрал в Мешхеде 903 тысячи голосов, в то время как Х.Роухани только 688 тысяч. В Мешхеде расположена одна из святынь шиизма – гробница Имама Али Реза и штаб-квартира, возглавляемого Э.Раиси влиятельного фонда «Астанэ кодс Разави». Интересно, что 10 декабря 2017 года, выступая в Меджлисе во время принятия бюджет на следующий финансовый год (начинается в конце марта 2018 года) Хасан Роухани обрушился с нападками на «жульнические институты, которые разрушают экономику страны». Под «жульническими институтами» иранский президент, вероятно, имел в виду исламские фонды (боньяды), которые занимаются предпринимательской деятельностью и не платят налогов государству.

О причастности какой-то части иранских силовиков к поддержке протестного движения свидетельствует пропаганда антиправительственных выступлений на интернет-телевидении Avant-TV. Несмотря на то, что Avant-TV позиционирует себя в качестве независимого канкла, по мнению многих иранских экспертов, телекомпания появилась на свет при патронаже со стороны КСИР. Июльские политические протесты 2009 года в Иране вскрыли неэффективность государственных СМИ, которые не могли противостоять оппозиции. Устаревший стиль официальных масс-медиа привел к тому, что молодые иранцы стали черпать информацию из спутниковых телеканалов на фарси, созданных иранской эмиграцией в Великобритании, Франции и США. Вскоре после этого КСИР стал создавать альтернативные СМИ в интернете, действующие под маркой «независимых» и даже преследуемых со стороны властей.

В то же время нельзя сбрасывать со счетов объективные факторы, порождающие протесты. К ним относится, прежде всего, социально-экономическое неблагополучие значительной части иранского населения. Инфляция в ИРИ составляет 12,7%, безработица, по официальным данным, — 12%, но среди молодежи младше 30 лет она существенно выше – около 30%. Международные санкции 2010-2015 годов и неолиберальные реформы правительства Роухани привели к истончению иранского среднего класса и ликвидации накоплений у малообеспеченных семей. По неофициальным данным, более 40% иранцев живут ниже уровня бедности. Еще более тревожным фактором является отсутствие веры в государственную справедливость со стороны значительной части иранцев, в том числе молодежи.   Социальное неравенство, превосходящее то, которое было при шахе, коррупция и непотизм заставляют усомниться, что нынешнее поколение иранских политиков следует заветам аятоллы Хомейни о защите «обездоленных» (мостазеффин). Хуже того, в нынешнем иранском истеблишменте кроме сторонников бывшего президента М.Ахмадинеджада нет ни одной политической силы, которая защищала бы социальную справедливость. Показательно, что до 2005 года левыми в рамках иранского политического класса считались как раз реформисты, сочетавшие требования либерализации общественно-политической жизни с защитой рабочего класса и бедноты. Однако нынешние реформаторы безоговорочно перешли на позиции либеральной экономики. Не лучше и традиционные консерваторы. Об их настроениях свидетельствует декабрьское выступление министра информации (руководителя иранских спецслужб) Махмуда Алави перед представителями иранских деловых кругов. Министр начал его с признания о готовности «целовать руки» бизнесменам и пообещал строго наказать любого из своих подчиненных, который будет мешать бизнесу.

Нынешние протесты, наверняка, не приведут к революции, учитывая сложность иранской политической системы и гражданского общества. Однако они могут увеличить народные апатию и разочарование. Во внешнеполитическом плане они могут быть использованы противниками Ирана и, прежде всего, США, для инициации новых санкций, на этот раз в связи с нарушениями прав человека и давления на Евросоюз с целью уменьшить торгово-экономические связи Ирана с Европой.

49.43MB | MySQL:112 | 0,843sec