Об усилении разногласий Турции с Россией и Ираном по урегулированию сирийского конфликта

Беспилотники, атаковавшие российские военные объекты в Хмеймиме и Тартусе в ночь на 6 января, были запущены из зоны деэскалации «Идлиб», заявили в среду в Минобороны РФ. «Запуск дронов осуществлялся из района населенного пункта Муаззара, расположенного в юго-западной части зоны деэскалации «Идлиб», контролируемого вооруженными формированиями так называемой умеренной оппозиции», — говорится в комментарии Минобороны РФ, опубликованном в газете»Красная звезда». В связи с этим российское военное ведомство направило письма начальнику генерального штаба Вооруженных сил Турции генералу Акару Хулуси и руководителю Национальной разведывательной организации страны Хакану Фидану. «В документах указывается на необходимость выполнения Анкарой взятых на себя обязательств по обеспечению соблюдения режима прекращения боевых действий подконтрольными вооруженными формированиями и активизации работы по выставлению наблюдательных постов в зоне деэскалации «Идлиб» с целью пресечения подобных атак ударных БПЛА [беспилотных летательных аппаратов] по любым объектам», — отметили в Минобороны РФ. Министерство иностранных дел Турции вызвало во вторник послов России и Ирана в связи с тем, что правительственные силы Сирии «нарушили режим прекращения огня в зоне деэскалации Идлиб». Об этом сообщил группе журналистов источник в МИД республики. «9 января в наше министерство был вызван посол РФ, которому мы передали по этой теме наши реакцию и опасения на этот счет (нарушение режима прекращения огня — прим. ТАСС), а также попросили передать необходимую информацию режиму, чтобы подобные действия были прекращены», — сказал источник. По его словам, в МИД Турции был вызван также посол Ирана, другой страны-гаранта перемирия в Сирии. Посольство РФ в Анкаре никак не комментирует данную информацию. Ранее во вторник министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу утверждал, что правительственные войска Сирии наносят удары по бойцам так называемой оппозиции в районе провинции Идлиб «под предлогом борьбы с террористами». Если мы учтем еще факты того, что ответственность за произошедший эпизод атаки дронами взяла на себя протурецкая организация «Ахрар аш-Шам», предыдущий эпизод обстрела базы Хмеймим был осуществлен ракетами с надписями на туркоманском языке, а также участившиеся заявления президента Турции Р.Т.Эрдогана на тему невозможности дальнейшего пребывания Б.Асада у власти, то мы видим цельную картину происходящего. И суть ее заключается в жестком противодействии со стороны Анкары попыткам Москвы и Тегерана окончательно нейтрализовать оплот радикального сопротивления в Идлибе и Восточной Гуте, а также запустить процесс глобального перемирия под эгидой Конгресса сирийского национального диалога. Начало этого противостояния, которое приобретает сейчас откровенный характер подрывной войны, положили неудачные российско-ирано-турецкие переговоры на высшем уровне в конце прошлого года, когда Анкара резко воспротивилась возможному присутствию на Конгрессе сирийских курдов из Партии демократического союза (ПДС), а также оппозиции со стороны Москвы вероятности военной интервенции в курдский Африн.  При этом корни этого недовольства гораздо шире: в Анкаре всерьез противятся возможности военного решения вопроса  на севере Сирии, справедливо понимая, что такой сценарий приведет в конечном счете к нивелированию турецкого влияния в этом регионе при автоматическом усилении влияния курдов. Если еще более грубо — Анкару не устраивают российско-иранские инициативы по глобальному мирному урегулированию с ликвидацией основных компонентов сопротивления в лице «Исламского государства» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусры» (обе организации запрещены в России). Турция при этом понимает, что следующими на очереди будут несговорчивые полевые командиры из числа лояльных ей фигур. И в данном случае Анкара выступает единым фронтом с Эр-Риядом, который основан на сиюминутном факторе противодействия российско-иранским усилиям. В этой связи констатируем, что убедить и стимулировать Анкару на реальные военные шаги в отношении просаудовской «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе не удалось. Турки не пошли на это вариант в силу ряда причин, из которых надо отметить слабость их собственных вооруженных сил, относительную слабость подконтрольных им повстанческих группировок, а также боязнь того, что ликвидация «Джебхат ан-Нусры» приведет к потере последнего сильного военного противовеса Дамаску. Это означает, что Конгресс придется проводить без участия Турции (не говоря уже о КСА), и собственно этот момент будет обсуждать министр иностранных дел РФ С.Лавров со своим иранским коллегой.

В этой ситуации рискнем предположить, что необходимо заканчивать «прятать голову в песок» в связи с этой уже четко акцентированной позицией турецкой стороны и строить политику, исходя из этого факта. И привязки к США в связи с атакой дронов, конечно важны, с точки зрения чистой пропаганды, но главное в этом вопросе не заиграться и не потерять основной стоящий за всем этим тренд. Волна возмущения отечественных политологов по поводу возможного участия американских военных в организации атаки дронов  имеет под  собой недостаточно оснований. Тем более, что они реально в данном случае ни причем.  Догадки о возможной причастности США или их партнеров к попытке нападения на российские военные объекты в Сирии не имеют под собой оснований. Министерство обороны США считает подобного рода заключения совершенно безответственными. Об этом заявил во вторник в беседе с корр. ТАСС сотрудник пресс-службы Пентагона майор Корпуса морской пехоты Адриан Рэнкин-Гэллоуэй, комментируя высказывания представителя Министерства обороны России, касавшиеся атаки боевиков на базу ВКС Хмеймим и объект ВМФ в Тартусе с применением беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). «Какие бы то ни было предположения о том, что США или силы коалиции сыграли роль в атаке на российскую базу, не имеют под собой фактологической основы и являются крайне безответственными», — сказал официальный представитель американского военного ведомства. Правильно считает, поскольку в данном случае Москва ответила американцам их «монетой», то есть строго симметрично в ответ на звучащие из Вашингтона обвинения Москвы по любому поводу. И на этом надо успокоиться, поскольку факты говорят о другом. При этом американец  ушел от прямого ответа на просьбу сообщить, какие задачи решал разведывательный самолет ВМС США «Посейдон», который, согласно изложенной Минобороны России информации, барражировал между Тартусом и Хмеймимом во время атаки на российские военные объекты. «Мы не обсуждаем местоположение разведывательных платформ»», — заявил Рэнкин-Гэллоуэй. От себя добавим, что такое патрулирование выглядит с точки зрения американских военных абсолютно логичным, и оно проводится регулярно. Остается надеется, что российские  аналогичные самолеты таким же образом патрулируют позиции американцев. Они собственно для этого и предназначены.

49.52MB | MySQL:115 | 1,984sec