Американские аналитики о попытках Франции усилить влияние на Ближнем Востоке и в Северной Африке

Американские аналитики отмечают несомненные попытки нового президента Франции усилить степень своего влияния в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. При этом Париж принял принципиальное решение по своему возвращению в эти регионы в рамках позиционирования себя в качестве международного арбитра и посредника. Прежде всего эти усилия очевидны в зоне традиционного влияния Франции в зоне Магриба. Американцы относят к проявлениям такой активности не только недавний визит Э.Макрона в Алжир, в котором французы уступили первое место в качестве торгового партера китайцам, но и их усилия в поддержке режима стабильности в Тунисе, и работе над ливийским досье. От себя добавим, что  в этом же ключе надо рассматривать явные шаги по  реанимации двусторонних  отношений с Мавританией (лично Э.Макрон уделяет этому моменту большое значение), а также попытки восстановить прежний уровень взаимоотношений с Чадом. При этом сами итоги визита французского президента в Алжир мы бы оценили пока, как очень скромные.  В отличие от американских экспертов мы более склонны считать такой широкий охват своими дипломатическими усилиями этого региона в первую очередь попытками создать оптимальные условия для урегулирования ливийского конфликта. Откровенная ставка Парижа усилиями бывшего министра обороны, а ныне министра иностранных дел Жан-Ив Ле Дриана на главнокомандующего вооруженными силами Палаты представителей в Тобруке Х.Хафтара рассматривается Елисейским дворцом как основное средство для достижения конечной стабильности в зоне Сахеля. Если говорить еще проще, то французы стремятся не только достигнуть стабильности в регионе, но и воссоздать старую схему Н.Саркози по созданию под своим патронажем экономического сообщества Средиземноморья, без участия в котором стран Магриба и АРЕ обречено в большей вероятности на неудачу. Ливия в данном случае — главный узел и одновременно средство для достижения этой задачи-максимум. Администрация Э.Макрона пригласила фельдмаршала  Х.Хафтара принять участие в состоявшейся в Париже в июле прошлого года конференции по урегулированию непрекращающегося конфликта в Ливии, предоставив военному лидеру заверения в поддержке его  политической легитимности. Переговоры привели к обещанию проведения будущих выборов в рамках объединения фракции Хафтара с международно признанным правительством национального согласия (ПНС) Ливии во главе с Ф.Сараджем. Хотя на пути выборов еще много проблем (на наш взгляд, мало преодолимых), это внутриливийское соглашение рассматривается Парижем как свой внешнеполитический успех. Президент Франции продемонстрировал свое дипломатическое мастерство несколько месяцев спустя, в октябре прошлого года, когда Соединенные Штаты  откровенничало взяли курс на ревизию сделки по ИЯП. Макрон предостерегал тогда Вашингтон от дальнейших агрессивных действий в отношении Тегерана, а также повторял некоторые опасения администрации США по поводу программы баллистических ракет Ирана. Однако, несмотря на свою обеспокоенность, Франция избегала обострения конфронтации между Соединенными Штатами и Ираном, стараясь выступать в данном случае в качестве медиатора.   Опять же не согласимся в данном случае с американской аналитикой. Некоторые публичные реверансы в сторону Вашингтона по иранской ракетной программе со стороны французского лидера были обусловлены прежде всего стремлением создать оптимальный фон в рамках визита Макрона в КСА и создания там условий для возобновления сотрудничества в рамках ВТС. После того, как эти попытки были провалены наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом при явном негласном одобрении американцев, вся эта риторика исчезла, а заявления Парижа стали много жестче и безусловно носят уже явный антиамериканский подтекст. И последнее по времени заявление французского представителя в ООН по вопросу инициированного Вашингтоном обсуждения недавних массовых волнений в Иране, это четко продемонстрировало. Затем в ноябре Франция вновь сыграла роль посредника в региональном конфликте, на этот раз через челночную дипломатию. Речь идет об инциденте с насильственным задержанием в КСА ливанского премьер-министра С.Харири. В итоге Эр-Рияд уступил, Харири был освобожден и позднее отозвал свою отставку. Это также расценивается как успех, но опять же повторим, что  такое вмешательство стоило Парижу фактически саудовского оружейного рынка. Отметим, что Париж сделал в данном случае «ход конем» и очень быстро переориентировался на своего традиционного партнера в регионе в лице Катара.  В  конце года в  Дохе Э.Макрон подписал сделки на общую сумму 12 млрд евро, включая соглашение о продаже оружия Катару, и поддержал предложение Кувейта о посредничестве, чтобы положить конец дипломатической вражде между «арабской четверкой» и Катаром. Поездка Макрона укрепила не только интересы Франции в стране, но и простимулировало КСА и ОАЭ на финансирование в размере 100 млн долларов контртеррористической операции  Франции с группой из пяти стран зоны ЭКОВАС и Сахеля в Западной Африке. Этот момент можно считать успехом французской дипломатии, но  который при этом не отменяет общей тенденции. Она заключается в явном расхождении Парижа и Вашингтона по основным проблемам региона. И среди них выделим прежде всего сделку по ИЯП и тему Иерусалима. После заявления президента США Дональда Трампа по теме Иерусалима, Макрон демонстративно принял главу Палестинской национальной администрации Махмуда Аббаса в Париже, предлагая ему поддержку. М.Аббас, в свою очередь, призвал Францию взять на себя новую роль в мирном процессе, заявив, что Соединенные Штаты больше не могли участвовать в нем. Отмечается и роль Парижа в поддержании диалога с Анкарой на фоне явной обструкции Р.Т.Эрдогана со стороны остальных основных столиц ЕС. Это якобы позволило сохранить на плаву сделку между Брюсселем и Анкарой по миграции. Отметим, что основным стимулом сохранения этой сделки стали не усилия Парижа на этом направлении, а финансовые транши, которые в основном обеспечивает Германия, несмотря на все свои разногласия с Р.Т.Эрдоганом лично.

Несмотря на эти достижения на Ближнем Востоке и в Северной Африке, Парижу, по оценке американцев, все-таки не удасться трансформировать себя в весомую внешнеполитическую силу в этом регионе.  Региональные державы, такие как Саудовская Аравия и Иран, будут продолжать скрытое и явное противостояния  независимо от повестки дня Макрона. Это обстоятельство фактически нивелирует все посреднические усилия Парижа на этом направлении. Поэтому основной вывод американских экспертов закономерен и полностью укладывается в логику нынешней администрации: Парижу необходимо более активно воспринимать доводы Вашингтона по актуальной проблематике региона, что сможет самым позитивным образом сказаться на его внешнеполитических усилиях.

49.43MB | MySQL:112 | 0,459sec