США используют юридические и экономические рычаги давления на Турцию и ЕС

Президент Турции Тайип Эрдоган назвал во вторник судебный процесс против турецкого банкира Хакана Атиллы в США попыткой оказания давления на республику. Об этом он сообщил во время выступления в Анкаре на заседании Партии справедливости и развития, его слова приводит Анатолийское агентство. «Судебное дело в США является совместной операцией ФЕТО, ФБР и ЦРУ по оказанию давления на Турцию. Однако у них не удастся нас удержать от проводимой политики, у них не получится, — подчеркнул он. — Громкое дело в США является попыткой политического переворота». 3 января жюри присяжных федерального суда на Манхэттене признало Атиллу виновным в том, что он оказывал помощь в переводе средств, полученных Ираном от продажи нефти и газа. Ранее ирано-турецкий предприниматель Реза Зарраб, который проходил по этому же делу, раскрыл следствию схему доставки в Иран денежных средств путем незаконной продажи золота банком Halkbank в Дубай и признал себя виновным в нарушении санкций против Ирана. Вице-премьер Турции Бекир Боздаг 4 января отметил, что дело против Атиллы нанесло серьезный ущерб отношениям между Анкарой и Вашингтоном. По его словам, оно также никак «не отразится на турецкой экономике». В последнем случае можно поспорить, поскольку одним из последствий указанного судебного вердикта может стать помимо штрафа и внесение банка в список санкций Управления по контролю за иностранными активами (ОФАК). Поскольку Halkbank является одним из крупнейших банков в Турции, такой сценарий может стать очень серьезным испытанием для экономики Турции. Отметим, что общий объем финансового сектора Турции составляет примерно $791 млрд, в то время как Halkbank аккумулирует примерно 10 процентов от этого объема: около $74 млрд. С учетом инфляции в Турции, которая находится сейчас на рекордно высоком уровне (12 процентов), это в свое очередь может привести к дополнительному лимитированию притока дополнительных источников в иностранной валюте и только ухудшит экономическое положение. За последний год юридические ограничения в рамках проводимых американским судом расследований последствия схемы вынудили Halkbank ограничить некоторые внешние операции. Потенциальное полномасштабное назначение ОФАК еще больше отдалит страну от долларовых сделок. Это не говоря уже о потерях ближнего круга президента Р.Т.Эрдогана, который тесно аффилирован с этим финансовым учреждением. Такое положение дел может быть одной из причин, по которым мы сейчас наблюдаем резкий отход Анкары в вопросах сирийского урегулирования от оси Москва-Тегеран-Анкара с переходом явно на позиции тех же Вашингтона и Эр-Рияда. Прежде всего, в рамках блокирования всех попыток Москвы выйти на альтернативные от женевского формата формы переговорного процесса. И прежде всего, в рамках созыва Конгресса сирийского национального диалога. Безусловно есть и более серьезные и чисто страноведческие причины этого (активное нежелание Анкары способствовать процессу ликвидации оплотов вооруженной оппозиции в Идлибе и Восточной Гуде), но экономический фактор сбрасывать со счетов нельзя.
Американцы в данном случае пошли «ва-банк». Некоторые эксперты указывают, что турецкое руководство полагало, что Вашингтон пойдет на определенные уступки в деле Ф.Гюлена. Вместо этого Вашингтон ответил Анкаре очень юридической «звонкой пощечиной». При этом обратим внимание на формулировки и.о. генерального прокурора США Джун Х.Кима в рамках квалификации допущенных турецкими банкирами нарушений — «массивная и наглая операция в обход санкций». В своем заявлении он также заявил: «у иностранных банков и банкиров есть выбор. Вы можете умышленно помочь Ирану и другим санкционированным странам уклониться от законов США или стать частью международного банковского сообщества, осуществляющего операции в долларах США». По оценке обозревателей, этот случай является примером нынешних усилий Вашингтона по реализации более жесткой, эскалационной политики против Ирана. Но не только. Эта попытка создать прецедент для остальных мировых финансовых учреждений, прежде всего в лице европейских и китайских игроков, в рамках своей ревизии сделки по ИЯП. Другой вопрос в том, что ЕС — это далеко не Турция, и угроза штрафов и юридических санкций в данном случае может и не сработать. Или, рискнем выразиться более определенно, практически наверняка не сработает. Тем более, что те же европейцы всегда имеют в резерве евро для расчетов. Но в данном случае здесь вопрос принципа: ЕС фактически однозначно очень плохо воспримет любые попытки США ограничить деятельность своих финансовых институтов, и в этом случае в отличие от Турции, ответные шаги могут быть очень болезненными для американского бизнеса. И отступать в данном случае Брюссель не собирается: целая череда соответствующих деклараций европейских чиновников на всех уровнях в отношении невозможности ревизии сделки по ИЯП и попыток увязать последние события в Иране с новым пакетом санкций, свидетельствует о том, что Брюссель посылает ясный сигнал о поддержке своим финансовым институтам в предстоящей возможной торговой драке с Вашингтоном. И соответствующий процесс со стороны ЕС уже пошел. Рим и Тегеран заключат рамочное соглашение об инвестициях, которые оценивают в 5 млрд евро. Как сообщает в среду итальянская газета «Мессаджеро», на подписании документа в четверг будут присутствовать министр экономики и финансов Италии Пьер Карло Падоан и заместитель министра экономики Ирана Мохаммад Хазаеи. По информации издания, к финансированию инвестиционных проектов будут привлечены как иранские, так и итальянские банки. Новое итало-иранское соглашение предполагает развитие партнерства по трем основным направлениям: итальянский экспорт оборудования, участие в тендерах на реализацию объектов инфраструктуры, а также крупные проекты в добывающем секторе. Как уточняет «Мессаджеро», к реализации соглашения, которое станет основой для разработки еще трех дополнительных финансовых договоров, будут привлечены специальные ведомства с обеих сторон, занимающиеся продвижением и гарантиями инвестиций. С итальянской стороны всего несколько дней назад создана компания «Инвиталия» (Invitalia Global Investment), которой правительство выделило 120 млн евро. Рискнем предположить, что скоро мы увидим аналогичные шаги со стороны немецких и французских компаний.
Но ситуация с возможными санкциями против крупнейшего турецкого банка для нас интересна прежде всего с точки зрения трансформации позиции Анкары на сирийском направлении. Мы уже говорили, что этот процесс пока еще крайне противоречив. Для полного сближения нет прочного базиса: существует помимо Ф.Гюлена еще и курдский вопрос, и нынешний прессинг турецких банкиров. При этом жесткость окончательного решения американской юстиции (штраф или все-таки санкции) будет определять во многом и позицию Анкары в рамках дальнейших уступок российской позиции по вопросам сирийского урегулирования. Или вернее — ее склонности к компромиссам на этой площадке.

49.58MB | MySQL:112 | 0,750sec