О продлении режима чрезвычайного положения в Турецкой Республике

8 января с.г. в ходе пресс-конференции, проходящей параллельно заседанию Совета министров под председательством Р.Т.Эрдогана, помощник премьер-министра и спикер правительства Бекир Боздаг проинформировал собравшуюся прессу о том, что режим чрезвычайного положения (РЧП), введённый в стране после попытки военного переворота в июле 2016 года и действующий вплоть по настоящее время, будет продлен на очередной, трёхмесячный период. Напомним, что продления проходят поквартально и очередной срок подходит к концу 19 января.

Сделанное заявление спикера, которое нет никаких оснований ставить под сомнение и сопровождать традиционным в таких случаях,  допускающим вариативность развития ситуации, словом «Иншаллах», было встречено оппозиционной публикой, в лице как медиа, так и активистов, крепким словом, гулким эхом отозвавшимся по всей стране.

В очередной раз прозвучали мантры про «демократическое и правовое государство», а также отсылки к нацистской Германии во вполне понятном контексте – как Германия стала фашистской Германией? Кто поироничней выступил в духе, что «слава Богу стабильность продолжается». Наиболее категоричные поспешно заявили о том, что «без режима чрезвычайного положения AKP (правящая Партия справедливости и развития, ПСР – В.К.) – никто». Несистемная оппозиция в стране – это для демократичности общества это, безусловно, хорошо. Однако, имеет смысл всё же трезво оценивать происходящее в стране.

Во-первых, тезис про то, что ПСР, которой на днях «стукнуло» 15 лет, причём практически непрерывного пребывания во власти, – «никто» без режима чрезвычайного положения, после своего повторения в комментариях не нуждается. Партия справедливости и развития – это реалии современной Турции.

Причем, партия лидирует именно на той площадке, с которой в современной Турции только и можно приходить ко власти – правого умеренно исламского движения. Власть кемалистской Народно-республиканской партии, по большому счёту, кончилась ровно в тот день, когда в стране была допущена многопартийная система. С тех пор, её успехи пошли по наклонной плоскости и, если она время от времени и выходила на лидирующие позиции, то на штыках четвёртой власти в стране – военных и при поддержке судейского корпуса страны, который исправно опасные политические движения «прикрывал». Делая Турцию одним из мировых лидеров по числу запрещённых политических движений.

Заметим, что слабая и буквально дышащая на ладан Партия националистического движения ПСР полностью устраивала. Она тем самым создает видимость конкуренции на правом поле, но без какой-либо угрозы позициям ПСР. Кроме того, ПНД время от времени служили скрытым партнёром по коалиции и даже скамейкой запасных для пополнения (местами редеющих) рядов правящей партии. ПСР сделали всё от них возможное и невозможное, чтобы предотвратить раскол в ПНД и возникновение таким образом нового неконтролируемого центра силы. Коим стала, невзирая на все их титанические усилия, «Хорошая партия» под руководством Мерал Акшенер. И именно с этой стороны можно ожидать сюрпризов уже в ближайшей перспективе.

То, что Р.Т.Эрдоган относится со всей серьёзностью к сюрпризам, можно проиллюстрировать лишь одним примером – ПНД, устами своего лидера Девлета Бахчели, уже заявили о том, что они не будут выдвигать своего кандидата на президентских выборах 2019 года. Таким образом, даже не демонстрирующая каких-либо политических амбиций партия официально стала филиалом ПСР – как Пуэрто-Рико для США. Не вызывает сомнений и то, что в ходе парламентских выборов ПНД будут подыгрывать в сторону ПСР. Разумеется, по результатам первой за долгий промежуток времени встречи между Эрдоганом и Бахчели, состоявшейся 10 января, никто ничего значимого не сказал. Строго говоря, заявлений не было сделано вообще, что не делает ситуацию менее читаемой.

Далее, про причитания о том, «чем Турция становится в ходе РЧП?», который также любит повторять демократический лагерь. Реальность заключается в том, что Партия справедливости и развития буквально вытащила референдум 16 апреля 2016 года по поправкам, превращающим Турцию в президентскую республику. Результат подсчёта голосов был небесспорен, но у оппозиции не хватило ни духу, ни возможностей поставить свой электорат «в ружье». Так что, Турция уже является президентской республикой Реджепа Тайипа Эрдогана (!) и ничего в этом смысле с очередным продлением режима чрезвычайного положения кардинально не меняется.

Что же до РЧП, то его продление в условиях той войны, в которой Турция участвует в Сирии и с учётом уровня террористической угрозы в её стенах, в принципе, должно смотреться абсолютно оправданным (ну, с поправкой на некоторые внутритурецкие «нюансы»). Тем более, что простые граждане про РЧП слышат лишь раз в три месяца перед очередной дискуссией, продлят или нет. А то, что будут продлевать, как минимум, до завершения всех судебных процессов по делу о попытке военного переворота, было понятно ещё в самом начале. А, вообще говоря, могут продлить и до единого дня голосования, выборов президента и депутатов Меджлиса, который запланирован на 3 ноября 2019 года. Неплохо будет также смотреться отмена буквально накануне выборов под лозунгом о том, что страна трудный этап полностью преодолела. Но это уже будет решаться непосредственно перед выборами, с учётом тех раскладов и вводных.

49.42MB | MySQL:112 | 0,729sec