Сирия: о гуманитарной ситуации в лагере беженцев Эр-Рукбан

Российские военные из Центра по примирению враждующих сторон в Сирии ведут переговоры о доставке гуманитарной помощи беженцам в лагере Эр-Рукбан у сирийско-иорданской границы и уже подготовили груз для отправки. Об этом рассказал журналистам в четверг представитель Центра Владимир Мелешин. «Российским Центром по примирению подготовлен груз продовольствия, медикаментов и теплых вещей для отправки беженцам в лагерь Эр-Рукбан. В состав конвоя войдет медицинский транспорт для эвакуации тяжело больных. Сейчас главная задача — доставить этот груз до места», — подчеркнул он. Лагерь сирийских беженцев Эр-Рукбан расположен в районе Эт-Танф (провинция Хомс — прим. ТАСС), который по информации Министерства по примирению арабской республики, находится в окружении боевиков сирийской оппозиции. В 2014 году, когда началось вторжение в Сирию террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России террористическая организация), десятки тысяч жителей восточных провинций прибыли в Эт-Танф, надеясь попасть отсюда в Иорданию. Однако иорданские власти не пустили их в королевство, как по соображениям безопасности, так и из-за экономических сложностей. Так появился лагерь Эр-Рукбан. В настоящее время беженцы оказались в очень тяжелом положении: иорданская граница для них закрыта, и помощь оттуда им не поступает. При этом боевики оппозиционных группировок блокируют любые попытки беженцев покинуть лагерь и не пускают в лагерь гуманитарные конвои сирийского правительства. Российский Центр по примирению враждующих сторон неоднократно заявлял о своей готовности оказать гуманитарную помощь беженцам в Эр-Рукбане, сопроводить туда с сирийской территории колонны с гуманитарной помощью по линии ООН и от правительства Сирийской Арабской Республики. Тем не менее, вопрос предоставления гарантий безопасности любым гуманитарным конвоям внутри 55-километровой так называемой «зоны деконфликтации», остается открытым. Без таких гарантий передвижение гуманитарных конвоев чрезвычайно опасно, поскольку в районе Эт-Танф находится большое количество вооруженных боевиков, которые теперь никому не подчиняются, кроме своих главарей. В этой связи возникает закономерный вопрос: зачем отправлять грузы гуманитарной помощи в лагерь, который является тыловой базой боевиков? При этом все разговоры о «страдающих мирных сирийцах», которые окружены боевиками, надо оставить для штатных пропагандистов, поскольку очевидно, что в данном случае все эти беженцы являются членами семей все тех же боевиков. И прибыли они туда в основном из Каламуна в связи достигнутых там в свое время договоренностей с ливанскими шиитами из «Хизбаллы» в рамках их насильственно-добровольной эвакуации. В этой связи уже говорили и еще раз повторим, что проблемы с питанием и здравоохранением этих беженцев целиком должны лежать на американских военных. Если они обозначили свою зону безопасности, то пусть и платят за ее существование. Задача российских военных в данном случае — не допускать прорыва боевиков из этой зоны с целью добыть себе и членам своих семей продовольствия путем грабежа гуманитарных конвоев. Поэтому мотивировка российских военных в будировании на постоянной основе темы гуманитарного кризиса в Эр-Рукбане и стремления направить туда соответствующие грузы можно искать только в одной плоскости. Эта попытка размыть строго охраняемую зону безопасности американцев в этом регионе путем налаживания постоянных гуманитарных конвоев и соответственно ослабления режима строгой охраны. Одновременно такая практика дает возможность постоянно мониторить ситуацию в лагере с точки зрения классической военной разведки. Гуманитарные интервенции дают возможность поддерживать постоянный контакт с представителями беженцев и тем самым проводить работу по разложению основной негативно настроенной к Дамаску среды беженцев, а через их семьи опосредованно влиять и на полевых командиров. В первую очередь в рамках склонения их к мирным переговорам с правительством и стимулирования возвращения основной массы беженцев в родные места. Или переезду в Идлиб, что сейчас проблематично, судя по сводкам с фронтов. Стремление сирийских и российских военных в этом контексте понятно. Переезд основной массы боевиков нивелирует автоматически все попытки США создать в этом районе новый оплот боевиков в южной зоне под своим кураторством и легализовать ее путем придания ей статуса новой зоны деэскалации. При этом рискнем предположить, что переселение беженцев-суннитов обратно в Каламун, или начало такого процесса встретит, как минимум, непонимание со стороны Бейрута и руководства ливанской «Хизбаллы». При этом убедить беженцев уйти в Идлиб также выглядят малоперспективным вариантом. Кроме того, опять же вызывают большие сомнения в том, что большинство полевых командиров таким образом воспылают дружелюбием к Дамаску и прекратят вооруженную борьбу. Вместе с тем, усилия Москвы на этом направлении пока носят ярко выраженный пропагандистский характер и полностью укладываются в раскручиваемый сейчас основной тезис информационный войны: провоцировании США в рамках своего пребывания в Сирии вольно или невольно жесточайшего гуманитарного кризиса среди суннитского населения Сирии. И Эр-Рукбан стоит в этой связи в одном ряду с Раккой. Коалиция во главе с Соединенными Штатами должна взять на себя ответственность за восстановление сирийского города Ракка, который «сравняли с землей» в ходе операции против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Об этом заявил во вторник журналистам постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя по окончании закрытой встречи Совета Безопасности. Комментируя дискуссию дипломат отметил, что ООН пока не располагает полной картиной происходящего в Ракке. «Мы должны сделать что-то с этим городом, потому что его население не может вернутся домой, так как город практически разрушен», — сказал он. «Думаю, что те, кто боролись там с ИГИЛ (прежнее называние ИГ — прим. ТАСС), должны также взять на себя ответственность за восстановление города. Но пока этот процесс идет очень медленно, и мы сегодня об этом сказали», — отметил постпред РФ. По его словам, гуманитарная ситуация в Ракке близка к катастрофе, но «все делают вид, что там ничего не происходит». «Наши американские коллеги боролись там с ИГИЛ, сравняли город с землей, сейчас там весь город заминирован, полон трупов убитых людей, есть риск эпидемии, отсутствуют вода, электричество, нет медицинских учреждений по сути своей. Ничего не происходит, город не восстанавливается, люди не могут возвратиться, живут в каких-то ужасных, нечеловеческих условиях в лагерях для беженцев», — отметил дипломат. Как заявил постпред РФ, боевики вооруженных формирований, контролирующие Ракку, берут деньги с жителей города, которые просят разминировать их дома. «Короче говоря, ситуация там ужасная, и мы привлекли внимание членов Совета к ней», — резюмировал он. И намерения американцев выдать на восстановление Ракки 75 млн долларов эту ситуацию кардинально не изменят, и накал информационной войны не снизят. В этой связи отметим, что пока стремления российских военных в отношении Эр-Рукбана укладываются в эту концепцию: в Москве мало, кто верит, что гуманитарные конвои дойдут в конце концов до самого лагеря, и используют эту ситуацию прессинга на американцев с использованием гуманитарного фактора без проигрыша.

49.42MB | MySQL:112 | 0,945sec