Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (8 — 14 января 2018 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Тунисом и Ираном. В Тунисе, начиная с 8 января, прошли массовые протесты населения против бездействия властей в деле решения социальных проблем, повышения цен и налогов. Президент США Д. Трамп 12 января «в последний раз» принял решение продлить на четыре месяца режим снятия санкций в отношении Ирана, которые были отменены в рамках реализации международного соглашения 2015 г. по ядерной программе Тегерана.

В Тунисе на прошедшей неделе во многих городах страны, в том числе в столице республики прошли массовые протестные акции. Их участники требовали остановить рост цен и налогов, решать проблемы безработицы, прекратить правительственную политику жесткой экономии, уделять больше внимания решению социальных проблем, особенно малоимущих слоев населения, и реализации программ развития наиболее депрессивных регионов страны. Н. Табуби, глава ведущего профсоюзного объединения – «Всеобщего союза тунисских трудящихся» (ВСТТ) — объявил 9 января правительству республики ультиматум, потребовав увеличения минимального размера оплаты труда, пенсий и выплат малообеспеченным семьям. В то же время премьер-министр Туниса Ю. Шахед заявил, что граждане страны должны понимать, что им необходимо пойти на некоторые жертвы, чтобы пройти сложный период.

Тем временем масштабы протестных выступлений увеличивались, зачастую они сопровождались беспорядками, столкновениями с полицией. Демонстранты совершили нападения на правительственные и коммерческие здания, использовали бутылки с зажигательной смесью, занимались вандализмом и мародерством. Для разгона протестующих в ряде городов власти привлекли армейские подразделения. По официальной информации, получили ранения до 100 сотрудников сил правопорядка. Начиная с 8 января, были задержаны, по меньшей мере, 773 человека. К концу недели акции протеста постепенно снизилась.

13 января глава ВСТТ Н. Табуби сообщил, что руководство Туниса в ближайшее время примет меры по поддержке нуждающихся слоев населения. По его словам, «меры будут предусматривать, прежде всего, повышение минимального размера оплаты труда, пенсий и выплат малообеспеченными семьям». 14 января власти Туниса объявили, что намерены увеличить расходы бюджета на решение социальных вопросов для поддержки нуждающихся категорий населения. Так, в рамках национальной стратегии по борьбе с бедностью малоимущим семьям выделят 40 млн долларов.

12 января президент США Д. Трамп сообщил о принятии им решения продлить еще на четыре месяца режим снятия санкций в отношении Ирана, которые были отменены в рамках реализации международного соглашения 2015г. по ядерной программе Тегерана. При этом Д.Трамп заявил, что делает это «последний раз». Одновременно он заявил, что США прекратят свое участие в соглашении по ядерной программе Ирана, если в него не будут внесены изменения. При этом глава Белого дома «намерен работать с европейскими партнерами над своего рода дополнительным соглашением, закрепляющим определенную грань, которую иранский режим не сможет нарушить». В Вашингтоне дали понять, что дополнения должны касаться не только ядерной, но и ракетной баллистической программы ИРИ. Американцы также намерены ввести для Ирана постоянный запрет на разработку ядерного оружия, а не на 10 лет, как это предусмотрено действующим соглашением. Характерно, что прямой диалог с Тегераном Вашингтон по этому вопросу вести не намерен и будет работать исключительно со своими европейскими союзниками. Одновременно Трамп заметил, что США выйдут из соглашения незамедлительно, как только он решит, что переговоры с европейцами зашли в тупик.

Что касается позиции трех европейских участников ядерной сделки с Ираном – Германии, Франции и Великобритании, а также руководства Евросоюза, то они по итогам прошедшей 10 января в Брюсселе встречи с главой МИД ИРИ М. Д. Зарифом заявили, что «готовы защищать соглашение от попыток его развалить» и продолжат добиваться его полного выполнения всеми участниками. Одновременно европейцы выразили озабоченность развитием ракетной программы Тегерана и его действиями в регионе, что, однако, «должно быть отделено от выполнения ядерного соглашения». Также было отмечено, что снятие санкций с Ирана в рамках выполнения ядерной сделки «оказало позитивное влияние на международную торговлю и экономические отношения с Тегераном». Сами же иранцы в очередной раз заявили, что могут пересмотреть свое сотрудничество с МАГАТЭ в случае, если США решат выйти из ядерной сделки с ИРИ.

Министерство финансов США 12 января ввело санкции еще против пяти физических лиц и девяти организаций Ирана за причастность к нарушениям прав человека в этой стране, а также к ракетной программе Тегерана.

Президент Ирана Х. Роухани заявил 8 января, что все официальные лица могут быть подвергнуты критике, и что недовольство демонстрантов не сводилось к экономическим проблемам. Х. Роухани также призвал снять оставшиеся ограничения на доступ к соцсетям, что и было сделано на минувшей неделе.

Сложная обстановка сохраняется в Сирии. Российские военные в ночь на 6 января успешно отразили атаку боевиками авиабазы Хмеймим и пункта материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе с помощью ударных беспилотников. Атака БПЛА не причинила никакого ущерба российским военным объектам в Сирии. По данным Минобороны России, БПЛА, атаковавшие российские военные объекты в Хмеймиме и Тартусе в ночь на 6 января, были запущены из зоны деэскалации «Идлиб». В связи с этим МО РФ направило письма начальнику генштаба ВС Турции генералу А. Хулуси и руководителю Национальной разведывательной организации страны Х. Фидану. «В документах указывается на необходимость выполнения Анкарой взятых на себя обязательств по обеспечению соблюдения режима прекращения боевых действий подконтрольными вооруженными формированиями и активизации работы по выставлению наблюдательных постов в зоне деэскалации «Идлиб» с целью пресечения подобных атак ударных БПЛА по любым объектам». Президент России В. Путин заявил 11 января, что считает провокацией атаку беспилотниками российских баз в Сирии. При этом он отметил: «Я уверен, что ни турецкие военные, ни турецкое руководство, турецкое государство не имеют к этому инциденту никакого отношения».

12 января в МО РФ сообщили, что российский спецназ уничтожил диверсантов, которые 31 декабря обстреляли авиабазу Хмеймим.

Сирийская правительственная армии и союзные ей силы при поддержке ВКС России продолжают вести боевые действия против вооруженных формирований экстремистских и террористических группировок. В северной провинции Идлиб ВС САР вплотную приблизились в военно-воздушной базе Абу ад-Духур. Войска Б. Асада также наступали на западе провинции Алеппо. Успешные действия сирийской армии в Идлибе вызывают повышенное беспокойство у Турции. В Анкаре настаивают на прекращении этого наступления. Поддерживаемые Турцией группировки боевиков пытались отбросить правительственные силы, но эта попытка окончилась неудачно. Ожесточенные бои продолжались в районе Восточная Гута под Дамаском, где сирийская армия разблокировала базу хранения бронетехники в районе Хараста.

11 января президент России В. Путин обсудил по телефону с президентом Турции Р. Т. Эрдоганом вопрос активизации координации усилий двух стран в борьбе с террористами в Сирии. Путин «обратил внимание на недавние атаки незаконных вооруженных формирований на российскую базу «Хмеймим» с использованием современных БПЛА. В этой связи имеется в виду активизировать координацию усилий военных и спецслужб двух стран в целях эффективной борьбы с террористическими группировками в Сирии». Был отмечен также приоритетный характер задач политического урегулирования конфликта в САР. «Весомый вклад в эту работу призван внести предстоящий Конгресс сирийского национального диалога в Сочи». Источник в администрации Р. Т. Эрдогана сообщил, что тот заявил в ходе телефонного разговора с В. Путиным, что атаки сирийской правительственной армии в Идлибе и Восточной Гуте должны быть прекращены. 14 января Российский центр примирения враждующих сторон в Сирии призывал конфликтующие стороны в Восточной Гуте прекратить боевые действия.

Разрозненные группы боевиков «Исламского государства» (запрещено в РФ) на территориях, подконтрольных курдскому ополчению на северо-востоке САР, продолжают атаковать опорные пункты Сил демократической Сирии. В то же время вооруженные силы Турции усилили артиллерийский обстрел позиций сирийских курдов в районе Африна. В Анкаре заявили, что планы Вашингтона по созданию преимущественно из курдов новых «сил безопасности границы» на контролируемой им территории Сирии неприемлемы.

ВС США остаются в Сирии, в том числе, из-за обеспокоенности Вашингтона по поводу враждебной деятельности Ирана в этой стране и возможностей ее расширения, заявил 11 января исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока Д. Саттерфилд.

9 января Израиль нанес ракетные удары по военным объектам САР, расположенным близ Дамаска. Израиль действует, чтобы не допустить передачи «Хизбалле» современных вооружений через территорию Сирии, заявил в этот же день премьер-министр еврейского государства Б. Нетаньяху.

В связи с предупреждением Госдепартамента США, призвавшего американцев воздержаться от поездок в Турцию по соображениям безопасности из-за «угрозы терроризма и произвольных арестов», в Анкаре призвали турецких граждан воздержаться от поездок в США, заявив, что они «рискуют подвергнуться произвольному аресту и должны принять меры предосторожности, если все же решатся ехать».

Министр обороны Пакистана Х. Д. Хан заявил 9 января, что его страна приостановила сотрудничество с США в области обороны и разведки после решения Вашингтона заморозить финансовую помощь Исламабаду. По словам Х. Д. Хана, «пришло время для вежливого и в то же время откровенного диалога между Пакистаном и США». Министр также подчеркнул, что решение Вашингтона приостановить оказание финансовой помощи Исламабаду в сфере безопасности приведет к тому, что Пакистан будет теснее сотрудничать с государствами, являющимися противниками США.

По имеющейся информации, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед  бен Сальман создал мини-армию по аналогии с крупнейшей в мире частной военной компанией Blackwater. Структура, получившая название «Меч аль-Аджраб», была сформирована еще в 2015 г., но до последнего времени о том, что в составе Национальной гвардии существует подразделение, подчиняющееся напрямую и только кронпринцу, известно не было. В состав группы входят 5 тыс. человек, «прошедших серьезную военную подготовку». Это силы быстрого реагирования, парашютисты, боевые пловцы, отряды для подавления протестов и разминирования, а также снайперы. Как сообщается в СМИ, среди задач элитного формирования «защита короля и наследного принца, VIP-персон, королевских резиденций, а также обеспечение безопасности на всех мероприятиях, организованных монархом и его сыном».

9 января в Йемене глава Верховного политического совета шиитских мятежников-хоуситов С. ас-Самад заявил, что в случае отсутствия удовлетворяющего все стороны политического решения хоуситы заблокируют судоходство в Красном море и Баб-эль-Мандебском проливе. Это заявление он сделал на встрече со спецпосланником генсека ООН по Йемену И. ульд Шейхом Ахмедом. Кроме того, С. ас-Самад выразил сомнения в том, что спецпосланник ООН сможет разрешить йеменский кризис, в частности, добиться прекращения военных действий в приморской провинции Ходейда. При этом он не стал отвергать участие ООН в процессе политического урегулирования в Йемене, если международная организаций продемонстрирует «серьезность своих намерений».

Приложение

О некоторых особенностях мароккано-испанских отношений

Два соседних государства — Марокко и Испания, несмотря на имеющиеся между ними противоречия и неурегулированные проблемы, на протяжении длительного времени поддерживают прочные связи в политической, экономической, военной, культурной и других областях. С Испанией у Марокко, в отличие от Франции, нет частых политико-дипломатических скандалов. В Рабате и Мадриде целенаправленно действуют в направлении укрепления взаимного доверия, подчеркивают, что мароккано-испанское партнерство является образцом для всех стран Средиземноморья. Руководители двух государств заявляют, что отношения между ними должны строиться на основе «взаимной лояльности, постоянного взаимопонимания и диалога». Традиционно каждый новый премьер-министр Испании свой первый официальный зарубежный визит наносит в Марокко.

В 1989 г. Марокко и Испания подписали договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. До этого ни одна африканская или арабская страна не была связана с Испанией подобного рода соглашением. Между двумя государствами подписаны и реально действуют соглашения о военном и научно-техническом сотрудничестве, о гарантиях двусторонних капиталовложений, о борьбе с нелегальной миграцией и др. На регулярной основе проходят мароккано-испанские встречи на высшем уровне, на которых обсуждается весь спектр двусторонних отношений.

Для Марокко, стремящегося к укреплению и расширению связей с Евросоюзом, отношения с Испанией имеют особое значение. Кроме того, развитие многоплановых связей с Мадридом в Рабате рассматривают в качестве важного фактора поддержания стабильности в Западном Средиземноморье.

Марокко и Испания взаимодействуют в рамках Евросредиземноморского партнерства (Барселонского процесса), который охватывает вопросы политики, безопасности, борьбы с терроризмом, экономики, финансов, социальную и гуманитарную сферу, культуру. Две страны участвуют в диалоге между НАТО и средиземноморскими странами: Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Мавританией, Марокко и Тунисом, в ходе которого рассматриваются вопросы налаживания сотрудничества Североатлантического альянса с перечисленными государствами. Ещё одним направлением совместной международной деятельности является участие Рабата и Мадрида в группе «пять плюс пять»: пять стран Южной Европы (Испания, Италия, Мальта, Португалия, Франция) и пять стран Магриба (Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко, Тунис). В рамках этого механизма страны-участницы развивают сотрудничество в сферах региональной безопасности, обмена и совместного использования опыта и информации по вопросам обороны, борьбы с терроризмом и нелегальной миграцией, контрабанды наркотиков и оружия, охраны окружающей среды, обеспечения безопасности на море, подготовки кадров во всех перечисленных областях.

Испания поддерживает процесс политических преобразований демократической направленности, начатый в 2011 г. в Марокко королем Мухаммедом VI.

Что касается Западной Сахары — важнейшей для Марокко внешнеполитической проблемы, то стороны достигли определенного согласия относительно того, что ее решение должно быть выработано в рамках ООН. В то же время Испания придерживается экономических ограничений, введенных Евросоюзом в отношении экономической деятельности в Западной Сахаре. В Мадриде также выступают за соблюдение политических и других прав населения сахарских провинций.

Динамично развивается торгово-экономическое сотрудничество. Испания является одним из крупнейших внешнеторговых партнеров Марокко. Причем марокканский рынок рассматривается испанцами как «приоритетный и стратегический». Между двумя странами действуют три линии электропередачи. В Испании на постоянной или сезонной работе занято примерно 800 тыс. марокканцев. При этом здесь доминируют в основном низкоквалифицированные рабочие. Наиболее крупные марокканские общины проживают в Андалусии, Мурсии и Валенсии. Объемы ежегодных денежных переводов со стороны марокканской диаспоры в Испании оцениваются в 1,7 млрд долларов, или более 25% от общей суммы, переправляемой на родину марокканцами, работающими за рубежом. Преимущественно через испанскую территорию осуществляется транзит в страны Западной Европы марокканских рабочих.

На регулярной основе проводятся совместные учения вооруженных сил двух государств. Крупнейшим из них является ежегодное учение ВВС и частей ПВО «Атлас», в ходе которого отрабатываются вопросы обороны зоны Гибралтарского пролива, а также проведения поисково-спасательных работ. Марокко вместе с Испанией участвует в различных многосторонних военно-морских учениях по линии НАТО в Атлантике и в Средиземном море, в натовской операции «Активные усилия» по защите судоходства от террористов в Средиземном море и Гибралтарском проливе. В то же время военно-техническое сотрудничество значительного развития не получило. Так, в 2015 г. Марокко закупило в Испании продукцию военного назначения лишь на сумму 45,2 млн евро.

Марокко и Испания совместно противодействуют угрозе неконтролируемой нелегальной миграции из стран Африки в Европу, масштабы которой имеют тенденцию к увеличению. Испания настаивает на том, чтобы Марокко принимало более жесткие меры для ограничения потока африканских нелегальных мигрантов через морские пути. Между двумя странами действует соглашение, предусматривающее принятие марокканскими властями нелегальных мигрантов, которые арестовываются правоохранительными органами на территории Испании. Кроме того, спецслужбы двух стран наладили в целом плодотворное взаимодействие в деле борьбы с терроризмом, в том числе против ячеек «Исламского государства» (запрещено в РФ), и наркотрафиком.

Наряду позитивными сторонами в мароккано-испанских отношениях имеется ряд серьезных неурегулированных проблем. Главная из них — вопрос о принадлежности средиземноморских анклавов Сеута и Мелилья, которые Марокко стремится вернуть под свой контроль. В Рабате эти территории называют не иначе, как «оккупированными». При этом марокканское руководство, учитывая то, что анклавы включены в единое оборонное пространство НАТО, исключает силовое решение проблемы Сеуты и Мелильи, заявляя, что она должна быть урегулирована исключительно путем переговоров. Испания, со своей стороны, категорически отвергает марокканские притязания на анклавы, считая их исторически необоснованными. В Сеуте и Мелилье размещены крупные испанские гарнизоны. Испанцы возвели вдоль сухопутных границ городов инженерные заграждения для противодействия проникновению незаконных мигрантов. Ситуация на границе Марокко с испанскими анклавами остается очень сложной. Ведь Сеута и Мелилья – это единственные места, где Европа имеет сухопутную границу с Африкой. Мигранты из Африки, желающие обосноваться в европейских странах, регулярно идут на штурм испанских пограничных заграждений.

Помимо Сеуты и Мелильи Марокко претендует на остров Аль-Баран вблизи Мелильи (здесь тоже размещен испанский гарнизон), острова Чафарикос, находящиеся недалеко от границы с Алжиром, а также некоторые другие мелкие острова у марокканского побережья Средиземного моря, которые испанцы считают своей территорией. Стороны продолжают диалог по принадлежности спорных островов. При этом позиция Рабата заключается в том, что после возвращения в 1956 г. в состав королевства Испанского Марокко все эти острова автоматически стали его территорией.

Вместе с тем, «Испания и Марокко имеют слишком много жизненно важных интересов для того, чтобы оставить в горячем состоянии проблему анклавов, которая может отравить стратегическое сотрудничество в борьбе с джихадистским террором, незаконной миграцией, а также в торгово-экономической сфере». К тому же, «похоже, про проблему анклавов Рабат вспоминает всякий раз, когда ему нужно добиться каких-то уступок Мадрида по другим вопросам».

Информация о наличии крупных месторождений нефти в атлантической морской зоне может привести к обострению спора о линии прохождения морской границы между испанскими Канарскими островами и марокканским прибрежным регионом Тарфия. Марокко добивается ратификации соглашения с Евросоюзом в области сельского хозяйства. Со своей стороны, Испания выступает против этого соглашения, резонно опасаясь, что после его вступления в силу в страну хлынет поток дешевой марокканской сельскохозяйственной продукции.

Таким образом, несмотря на существующие нерешенные проблемы, мароккано-испанские отношения продолжают характеризоваться стабильностью и имеют тенденцию к дальнейшему развитию в различных сферах.

23.04MB | MySQL:57 | 0,430sec