Руководитель центра социологических исследований Konda о политических процессах в Турецкой Республике

Нельзя сказать, чтобы Центр социологических исследований Konda был в Турции на слуху у широкой публики. Невзирая на то, что существуют они в Стамбуле вот уже 31 год и за это время, если верить исходящим от них цифрам, в рамках своих исследований по самому широкому кругу вопросов, опросили свыше 1 млн человек. Однако, в последнее время они начали привлекать внимание к своей деятельности публикациями в центральной прессе.

Так, 15 января газета «Хюрриет» (умеренного толка, входящая в известную Dogan Media Group — В.К.) опубликовала развернутое, размером в газетную полосу, интервью с генеральным директором Konda г-ном Бекиром Агырдыром. Темой разговора стали последние по времени события в турецкой внутренней политике, в частности, альянс между правящей Партией справедливости и развития (ПСР) и Партией националистического движения (ПНД), и ситуация в турецкой оппозиции – кемалистской Народно-республиканской партии (НРП), прокурдской Партии демократии народов (ПДН) и во вновь образованной, в качестве «осколка» ПНД – Хорошей партии (ХП). Обратимся к основным тезисам репортажа.

  1. Тот факт, что лидер ПНД озвучил решение партии не выдвигать своего кандидата на президентских выборах 2019 года и поддержать кандидата другой партии, назван г-ном Агырдыром не имеющим прецедентов не только в турецкой, но и, возможно, в истории многих других зарубежных стран. Впрочем, как было отмечено в ходе разговора, на критических для Турции перекрестках с 2000-х гг. ПНД оказывалась, явно или не слишком, но на стороне ПСР.
  2. Служит ли это интересам самой Турции? Г-н Агырдыр поставил это под сомнение, с учётом общего положения в турецкой оппозиции – дискуссии на тему возможного ареста лидера главной оппозиционной партии (НРП), а также нахождения под арестом лидера другой оппозиционной силы (С.Демирташ, глава ПДН – В.К.). На этом фоне публичное единение правых сил, по словам г-н Агырдыр, — даже не подбрасывание дров в костер (согласно отечественному выражению – В.К.), а направление в него струи газа (выражение Агырдыра – В.К.).
  3. Одним из возможных сценариев для ПНД является непрохождение 10%-го избирательного барьера и, вообще, прекращение своего существования после парламентских выборов 2019 года. При этом, невзирая на схожесть избирательного пула ПСР и ПНД (правые консерваторы), риторика ПНД традиционно отличалась меньшими отсылками в сторону религии и большим упором на традиции. В настоящее время происходит «сплав» электоратов и союз ПСР и ПНД может выглядеть, как закономерное следствие этого процесса. Кроме того, у ПНД наблюдается очевидная идеологическая проблема, скажем, большой вопрос вызывает, можно ли в условиях 2018 года говорить о курдской проблеме в терминах «терроризм», апеллируя к традиционным государственникам-националистам? Не нужно ли фундаментальное идеологическое обновление? Это касается и целого ряда других вопросов с учётом изменений, которые претерпевает турецкое общество.
  4. На фоне сужения пространства для ПНД, происходит расширение такового для ПСР. Важным обстоятельством стало то, что жители крупных городов Турции, избиратели ПНД, в пику своей партии проголосовали «против» на референдуме по конституционным поправкам 16 апреля 2017 года (по вопросу перехода к президентской форме правления – В.К.). Результатом стало образование Хорошей партии и рост оппозиции внутри нынешней ПНД.
  5. Зачем альянс с националистами ПСР? Как напоминает г-н Агырдыр, подобное решение оформилось в результате итогов голосования по конституционному референдуму, выигранному с минимальным «счётом»: 51 «за» — 49 «против». Так что, за лишними 1-2% ПСР может даже войти в союз с Партией счастья (на ноябрьских выборах 2015 года набрала 2,1%, не пройдя избирательного барьера, но став пятой по результатам голосования — В.К.).
  6. Говоря об «удельном весе» в ПСР бывшего президента А.Гюля, г-н Агырдыр указывает на отсутствие заметного влияния как у него, так и у Хорошей партии (турецкое общество, конечно, смотрит на Гюля, как на объединительную в прошлом фигуру, достаточно тепло, но, выражаясь, по-русски, «он – не орёл», а значит у него призрачные политические перспективы – В.К.). Что же до НРП, то проиграв четверо выборов кряду, кемалисты всё ещё пребывают в статусе оппозиционной партии, не приложив ни малейших усилий к тому, чтобы что-то изменить в самих себе и поднять свои позиции.
  7. Говоря в целом о внутриполитической ситуации в стране, г-Агырдыр указывает на то, что разделение сил на «правых» и «левых», «религиозных» и «светских» остается в прошлом. Так что, мыслить в этих устаревших терминах является «ленностью интеллигенции».
  8. Невзирая на большие надежды на обновление, которые в свое время связывались с ПДН и Селахаттином Демирташем, сегодня партия загоняется в угол. Но невзирая на нынешнее ослабление, шансы на преодоление 10%-го избирательного барьера у них выше, чем с ПНД и ХП. Нынешняя картина курдских голосов выглядит следующим образом: если считать, что их 10% в общем объеме, то на выборах 2011 года 5% голосов было отдано за ПСР, 4% за ПДН и 1% не проголосовал. В 2015 году картина изменилась: 7% — за ПДН, 3% — за ПСР. Вряд ли альянс между ПСР и ПНД способен изменить этот расклад.
  9. Что же до досрочных выборов в Турции, г-н Агырдыр в целом указал на их не слишком высокую вероятность. Однако, если рассматривать такую опцию (с учетом международной и внутритурецкой конъюнктуры), то наилучшим вариантом для ПСР было бы провести президентские и парламентские выборы дней за 15 до мартовских выборов в местные органы власти. Это бы не дало возможность оппозиции использовать мартовские выборы в качестве «репетиции» и конвертировать свои победы в регионах в козыри на президентских и парламентских выборах.

В заключение заметим относительно самого главного вопроса в интервью — вероятности досрочных выборов в стране, что ситуация в стране складывается непросто, а речь идёт о транзите власти от парламентской к президентской республике. Любой риск для ПСР – неприемлем, с учётом той властной вертикали, которая была заготовлена для их лидера Р.Т. Эрдогана. Поэтому дискуссии о ранних выборах будут продолжаться весь текущий год и «коалиционные» переговоры между ПСР и ПНД дают стойкое убеждение, что этот вариант власть для себя рассматривает.

42.4MB | MySQL:92 | 0,986sec