Размышления о массовых протестах в Иране

Последняя неделя в Иране демонстрировала стабилизацию обстановки и постепенное затухание массовых народных протестов. 19 января командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) генерал Мохаммад Али Джафари объявил об окончании «бунта». Необходимо отметить, что на этот раз действия иранского правительства и  силовых структур при подавлении протестов отличались большей осмысленностью и изощренностью, чем в 2009 году. Президент ИРИ Хасан Роухани отдал приказ силовикам задерживать демонстрантов, только в случае «порчи ими государственного или частного имущества», то есть погромов, поджогов автомобилей и т.д. Одновременно с 5 января в различных городах Ирана проходили проправительственные ралли и демонстрации по своему масштабу превосходившие протестные выступления. Сыграло свою роль и то, что у протестующих не было единого руководства и штаба. Таким образом, революции в Иране, на что очень рассчитывали в Белом доме не получилось. Настало время «собирать камни», то есть проанализировать причины иранских протестов и возможности их повторения.

По мнению иранской журналистки Педрам Максуд-Ния считает, что в протестах принимали участие три основные группы населения. Во-первых, это сознательные противники правительства Хасана Роухани, особенно из числа фракции бывшего президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада. Во-вторых, обездоленные жители Ирана, доведенные до отчаяния безработицей и нищетой. В-третьих, обманутые вкладчики. Их общее количество в ИРИ оценивается в 2,5 млн человек. За истекший год в Иране обанкротились семь крупных банков и пенсионных фондов. Их руководители беспрепятственно выехали в Австрию или в Канаду. При этом никто не понес ответственности за грабеж населения.

Обращает на себя внимание время проведения протестов. Казалось бы, было логичнее, если бы эти выступления состоялись в разгар санкций, когда экономическая ситуация в Иране была значительно тяжелее (достаточно сказать об уровне инфляции в 40%, который сейчас сократился до 12%). Рост иранской экономики за минувший год составил около 10%. Снятие санкций СБ ООН с Ирана привело к восстановлению досанкционного уровня экспорта нефти в 2,7 млн баррелей в день. П.Максуд-Ния считает протестные выступления иранцев «бунтом завышенных ожиданий». Большинство иранцев рассчитывали, что снятие санкций принесет быстрый рост экономики и народного благосостояния. Кроме того, улучшение макроэкономической ситуации не принесло облегчения и подъема материального благополучия большинства иранцев. Инфляция в ИРИ составляет 12,7%, безработица, по официальным данным, — 12%, но среди молодежи младше 30 лет она существенно выше – около 30%. Международные санкции 2010-2015 годов и неолиберальные реформы правительства Роухани привели к истончению иранского среднего класса и ликвидации накоплений у малообеспеченных семей. По неофициальным данным, более 40% иранцев живут ниже уровня бедности. В Тегеране в настоящее время семья уже не в силах арендовать квартиру, если в ней работает только один человек (муж). Для нормальной жизни необходимо, чтобы работала и «вторая половина».

Однако еще большее негодование у части иранцев вызывает постепенная эрозия за последнее десятилетие социальной справедливости. Основатель современной иранской государственности аятолла Рухолла Мусави Хомейни неоднократно подчеркивал, что Исламская революция была совершена в интересах обездоленных (мостазеффин). Вместе с тем, последние годы в Иране характеризуются резким социальным расслоением. Иранский профессор Али Абуталеби, преподающий в настоящее время в одной из европейских стран, пишет по этому поводу: «Пропасть в уровне благосостояния между элитами и основной массой иранцев привела к социальному недовольству. Элиты внутри и вне правительства извлекали прибыль из высоких цен на нефть и волатильности валютного рынка. Негативное влияние санкций усугублялось организованным черным рынком. Люди у власти и близкие к ней получали большие доходы, спекулируя на рынках валюты, золота и недвижимости. Эта коррупция в сочетании с фрустрацией от безработицы и высоким уровнем цен воспламенила народное недовольство, особенно среди молодежи».

О том, что правящие круги Ирана постепенно отходят от концепции социального государства говорят и основные параметры бюджета ИРИ, принятого 10 декабря 2017 года. Общая сумма бюджета на 2018 год  составляет 103 млрд долларов, что на 6,1 % больше, чем бюджет предыдущего года. Можно выделить несколько основных особенностей нового бюджета. В нем ожидается увеличение доходов от налогов и продажи долговых обязательств (соответственно на 11,2 и 26,6%). В то же время предусматривается снижение доходов от продажи нефти, газа и нефтехимической продукции на 11%. Одной из основных черт бюджета являются нереалистичные и завышенные ожидания от доходов. Например, Исследовательский центр при Меджлисе Ирана прогнозирует, что доходы в будущем году (иранский новый год начинается в конце марта) составят всего 82 млрд долларов. Таким образом, дефицит бюджета составит 21 млрд, что может заставить правительство занимать у Центрального банка. Это в свою очередь может привести к кредитному кризису в стране. Иранские экономисты отмечают, что на бумаге бюджет ИРИ год от года увеличивается, но на деле 87% расходов идет на оплату кредитных издержек, а капитальные инвестиции и долгосрочные капиталовложения, в том числе в инфраструктуру, неуклонно снижаются. Экономисты Меджлиса подчеркивают и некоторые другие недостатки бюджета. Например, бюджет составлен из расчета курса риала к доллару 35 тысяч риалов за доллар, в то время как на рынке он уже торгуется по курсу 43 тысячи риалов за доллар.

Остается открытым вопрос о степени участия иностранных спецслужб в иранских протестах. По нашему мнению, оно не было ни значительным, ни определяющим, несмотря на заявления ряда высших руководителей Ирана. Вначале эту версию озвучил секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана (ВСНБ) Али Шамхани. По его мнению, происхождение 30% протестных лозунгов свидетельствует об их инспирации из Саудовской Аравии. А.Шамхани также обвинил в провоцировании протестов США, Израиль и ОАЭ. Верховный лидер ИРИ великий аятолла Али Хаменеи также обвинил в разжигании протестов внешних врагов Исламской Республики. Он, в частности, отметил 2 января: «Враги Ирана используют различные инструменты, включая деньги, оружие, пропаганду и спецслужбы, чтобы создать проблемы для Исламской Республики. Своим достоинством, безопасностью и прогрессом иранская нация обязана самопожертвованию мучеников. Дух веры, самопожертвования и отваги нашего народа препятствует врагам осуществлять их жестокости». Выразим сомнения в руководстве протестами из зарубежных центров. У Соединенных Штатов, а тем более у КСА в Иране в настоящее время нет эффективной «пятой колонны» и рычага влияния на политическую ситуацию. Если бы такой рычаг был, его давно уже задействовали бы с негативными для ИРИ последствиями. После нескольких десятилетий  полного разрыва ирано-американских отношений ЦРУ в этой стране не на кого опереться кроме «Моджахеддин-э-Хальк», чья дееспособность в настоящее время вызывает сомнения.

Обращает на себя внимание, что протесты в Иране совпали по времени с аналогичными и во многом стихийными выступлениями такого же рода в Тунисе и в Судане. Редактор газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атван прогнозирует возможность в скором времени массовых протестов в Иордании и Египте. Здесь последствия таких протестов могут быть гораздо тяжелее, чем в Иране, где сформированная политическая система «исламской демократии» позволяет решать многие вопросы в цивилизованном ключе.  В этих странах также имеет место недовольство падением жизненного уровня, высокими ценами и коррупцией. При этом массовые выступления носят стихийный характер. «Арабские революции», развернувшиеся в 2011-2012 годах привели лишь к дестабилизации обстановки, нарастанию хаоса и росту влияния джихадистских организаций, но не смогли ликвидировать породившие их факторы: разрыв в уровне жизни между богатыми и бедными, безответственность и коррупцию правящих элит, отсутствие соучастия масс в управлении государством. Таким образом, возникновение нового бунта, «бессмысленного и беспощадного» в ряде ближневосточных стран представляется вполне реальным.

42.31MB | MySQL:87 | 0,813sec