Стратегические приоритеты гуманитарного содействия ООН сирийским беженцам в регионе в 2018 году

В начале января текущего года профильные агентства ООН согласовали основные контуры и стратегические приоритеты совместной работы по региональному реагированию в 2018 году на гуманитарную ситуацию с сирийскими беженцами в соседних странах – Турции, Ливане, Иордании, Ираке и Египте. Эта наиболее масштабная, пожалуй, на сегодняшний день в мире по компонентам содействия, политической значимости и составу участников гуманитарная интервенция планирует вовлечь 270 различных партнеров из числа ооновских учреждений, неправительственных организаций, различных гуманитарных и благотворительных фондов и частного сектора.

Основой для подготовки плана реагирования стала оценка потребностей 5.3 млн сирийских беженцев, официально зарегистрированных по линии Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) на 1 декабря 2017 года. На 2018 год ООН планирует обратиться к межучережденческим призывом к донорам и запросить на эти цели 4.4 млрд долларов в поддержку колоссальных усилий, предпринимаемых национальными правительствами стран, принимающих у себя сирийских беженцев.

Следует отметить, что число зарегистрированных сирийских беженцев в странах региона выросло в течение 2017 года с 4.8 до 5.3 млн человек, включая не только вновь прибывших беженцев, но и новорожденных. В то же время, c учетом набирающей обороты нормализации ситуации в военно-политической сфере и сфере безопасности во многих регионах Сирии, новых дополнительных притоков беженцев оттуда в 2018 году в массовом порядке не ожидается, хотя внутренние перемещения, в том числе и в соседних с Сирией странах, вполне прогнозируемы. Одновременно, ожидать массового оттока и репатриации беженцев из соседних стран обратно в Сирию в текущем году также ожидать не следует и число бенефициаров сохранится на уровне не менее 5 млн человек.

Особенностью гуманитарной работы ООН по помощи сирийским беженцам в 2018 году станет совмещение чисто гуманитарных интервенций, ориентированных на первое содействие и обеспечение личной защиты беженцев (включая вопрос их статуса и регистрации) с более долгосрочными усилиями, направленными на интеграцию сирийцев в местную социально-экономическую систему, а также на укрепление их устойчивости и способности генерировать доходы и в перспективе самостоятельно обеспечивать свои первоочередные гуманитарные потребности (речь идет в первую очередь о беженцах, расселенных в местных общинах). Таким образом, постепенно приходит осознание того, что фактор сирийских беженцев в странах региона – это всерьез и надолго и необходима долгосрочная стратегия, которая обозначит некие будущие горизонты и перспективы для этой масштабной категории населения, в том числе с учетом политической чувствительности вопроса ввиду ее высокой удельной доли в ряде стран (Иордания, Ливан).

С учетом вышеуказанных ориентиров, гуманитарное сообщество ООН сформулировало следующие стратегические принципы и приоритеты своей работы на треке сирийских беженцев в нынешнем году:

  1. Обеспечение приоритетного национального верховенства и лидерства стран, принимающих беженцев, в вопросах содействия и координации;
  2. Формирование региональных рамок для защиты беженцев;
  3. Повышение потенциала устойчивости беженцев;
  4. Повышение экономических возможностей для беженцев;
  5. Реализация концепции «нет потерянному поколению»;
  6. Усиление партнерств с различными профильными игроками;
  7. Фокус на поиск устойчивых и прочных решений для сирийских беженцев;
  8. Усиление механизмов отчетности по оказанию содействия.

Рассмотрим эти стратегические приоритеты в деталях и на конкретных примерах.

Первое. Национальное лидерство подразумевает что в рамках региональных усилий для каждой страны разрабатывается единый национальный план содействия беженцам, причем в тесной координации с властями, а также донорами, НПО и другими партнерами. При этом чисто гуманитарные приоритеты и компоненты быстрого кризисного реагирования сочетаются тесно с национальными приоритетами в области развития и соответствующими перспективными и долгосрочными программами национальных правительств, что повышает общую результативность и отдачу. Например, Турция в рамках общих усилий инвестировала на помощь беженцам по своим регулярным каналам государственной программы и региональных бюджетов на цели развития около 30 млрд долларов с момента начала сирийского кризиса. Эта инвестиция была скоординирована с партнерами по гуманитарному хабу ООН и в том числе способствовала укреплению механизмов социальной защиты (денежные переводы сирийским беженцам и пр.) в копилку общих усилий. Другой пример – обеспечение доступа более 300 тысяч сирийских беженцев в Турции к муниципальным услугам.

Второе. Формирование региональных рамок для защиты беженцев. В этом контексте ставится задача оказывать всецелую поддержку формированию национальных систем защиты сирийских беженцев в соответствии с международными принципами и гуманитарным законодательством в сфере обеспечения прав беженцев. Важным вектором будет обеспечение защиты беженцев во всех секторах (юридический статус, персональная защита, защита от сексуального насилия, равные доступ к возможностям) c прицелом на адресное содействие наиболее уязвимым группам населения – детям, беременным женщинам и кормящим матерям, пожилым, инвалидам и людям с ограниченными возможностями и пр.  Особая роль отводится в этой связи обеспечению защиты 2.5 млндетей (почти 50% от всего числа сирийских беженцев в странах региона), c учетом повсеместного распространения в среде беженцев практики детского труда, что фактически лишает их доступа к образованию. Ранние браки являются другой негативной тенденцией и требует внимания.

Третье. Повышение потенциала устойчивости беженцев и местных общин к гуманитарным кризисам. Важность этой задачи в контексте затяжного сирийского кризиса трудно переоценить. Это перспективная задача, которая нацелена на кризисное реагирование нового типа, основанное на превентивной работе и наличии априори устойчивого, накопленного потенциала и инновационных решений. Речь идет не только об укреплении устойчивости беженцев и местных общин, но и локальных и региональных партнеров и организаций, вовлеченных в кризисное реагирование. По мере развития ситуации в Сирии, утверждаемый уже четвертый раз подряд на ежегодной основе Региональный план ООН по гуманитарному реагированию претерпевает значительные концептуальные изменения. Наращивание компонента повышения устойчивости как раз один из них – доля этого компонента с 2015 года выросла с 28 до 41%. В абсолютных показателях доля финансирования вектора укрепления устойчивости выросла с 480 до 750 млн долларов. В частности, в Ливане финансирование помогло обеспечить школьным образованием 200 тысяч сирийских детей, построить и восстановить несколько сот километров инфраструктуры для подачи воды, а также обеспечить техникой и обучением ливанских фермеров в рамках программы содействия местным общинам, пострадавшим в результате притока сирийских беженцев.  В общей сложности, двусторонние доноры и международные финансовые институты выделили в совокупности пяти странам региона в прошлом году гранты на сумму 3 млрд долларов США и предоставили кредиты на сумму 4.3  млрд долларов США. Ожидается, что в текущем году эта тенденция еще более закрепится (на сегодняшний день доноры озвучили обязательства по выделению грантов на сумму 1.6 млрд долларов).

Четвертое. Повышение экономических возможностей для беженцев. Данный вектор является одним из приоритетов в рамках гуманитарных усилий на сирийском треке в 2018 году. Его целью является повышение самодостаточности сирийских беженцев и создания долгосрочных перспектив их жизнедеятельности в странах, где они попросили убежище. Речь идет о том, что помимо гуманитарных интервенций и удовлетворении первичных потребностей, необходимо думать о создании рабочих мест и возможностей занятости беженцев, обеспечении их доступа к внешним рынкам труда, улучшении инвестиционного климата и общих экономических условий жизни. Речь также идет о планировании мер по улучшению условий труда и трудового законодательства для сирийских беженцев. В целом, как представляется, нужна выработка конкретных стратегий правительствами принимающих стран в целях реализации этой общей задачи на национальном уровне. Вопрос может быть достаточно чувствительным по отношению к местным общинам и иметь также социальные последствия, в частности в плане создания конкуренции на местном рынке труда между представителями коренных общин и сирийскими беженцами.

Пятое. Запущенная в 2013 году амбициозная инициатива «Нет потерянному поколению» нацелена на содействие со стороны национальных правительств, гуманитарных организаций ООН и доноров в оказании помощи детям сирийских беженцев в получении образования, защиты, а также в обеспечении развития молодежи. По сути это долгосрочное инвестирование в будущее сирийских беженцев. Наглядным примером в этом контексте является принципиальное решение турецких властей обеспечить полный доступ 600 тысяч сирийских детей к бесплатному образованию в рамках национальной системы школьного образования.

Шестое. Акцент на вовлечение всех партнеров в общие региональные усилия по гуманитарному содействию сирийским беженцам. Важность оркестрирования и координации этих усилий позволит обеспечить максимальную синергию и отдачу. С учетом значительного прироста числа партнеров региональной гуманитарной операции, этот вопрос станет одним из актуальных в 2018 году. Запланированная в текущем году линейка крупных международных донорских конференций по Сирии станет важным вкладом в укрепление партнерств и дальнейшее наращивание региональной платформы сотрудничества. Важным вкладом в копилку общих усилий является содействие со стороны волонтерских организаций и индивидуальных волонтеров. В частности, в Турции в рамках образовательного проекта удалось мобилизовать 15 тысяч сирийских преподавателей на волонтерской основе для обеспечения доступа детей сирийских беженцев к школьному образованию.

Седьмое. Фокус на поиск устойчивых и надежных решений для сирийских беженцев. В контексте решения этой задачи основной упор в текущем году будет сделан на создание условий для добровольного и безопасного возвращения сирийских беженцев на родину; поиск решений на местном уровне для их легального пребывания в странах и возможностей дальнейшей интеграции; поиск альтернативных решений переезда в третьи страны (например, в Европу) через различные модальности (в статусе беженцев, а также через получение гуманитарных виз, объединение семей, получение образовательных грантов и пр.). При этом приоритетной задачей в нынешнем году станет содействие дальнейшему пребыванию беженцев в соседних странах с упором на легализацию их статуса и пр. Существенное увеличение потока репатриации сирийских беженцев на родину в течение 2018 года экспертами гуманитарных организаций ООН не прогнозируется и не ожидается.

Восьмое. Усиление механизмов отчетности по оказанию содействия. Важность этого направления заключается в повышении доверия доноров к проектам содействия через усиленную подотчетность, максимальную прозрачность и регулярный мониторинг и оценку деятельности ООН во всех пяти странах. Такой подход позволяет гарантировать устойчивое финансирование программ содействия со стороны ведущих доноров и инвесторов. Одновременно, данные принципы и механизмы отчетности используются в работе ООН с национальными правительствами стран, принимающих беженцев и также выступающих по сути в качестве доноров/спонсоров программ гуманитарного содействия сирийским беженцам.

42.48MB | MySQL:92 | 0,969sec