Об интересах Катара и Пакистана в афганском конфликте

По данным американских экспертов, последние по времени переговоры в Стамбуле между делегацией талибов и представителями ряда афганских общественных и политических структур, тесно аффилированных с режимом в Кабуле, свидетельствует о том, что руководство «Талибана» ищет пути для создания устойчивых переговорных форматов. Не согласимся с этим. В Стамбуле представителей именно движения «Талибан» не было. Там присутствовали представители отколовшегося от Кветтской шуры движения М.Расула, которые находятся в катарской орбите влияния и аффилировано с тем самым явлением, которое называют еще «афганским ИГ». Никаких в классическом понимании «афганских официальных лиц» в Стамбуле также не было. Комментируя эти консультации, мы указывали, что они демонстрируют нам попытки Дохи инкорпорировать подконтрольные себе группы в Афганистане в общеафганский мирный процесс, и Анкара в данном случае играет роль посредника. Отметим при этом, что помимо стамбульских консультаций, Доха направила в Исламабад примерно в то же время делегацию из трех членов т.н. «Катарского бюро по связям», или фактически единственного легального представительства талибов за рубежом. Если говорить еще проще, то эта структура, представляет собой как раз политическое крыло «афганского ИГ». По нашим данным, три члена этой делегации официально встречались в Исламабаде с руководством афганской партии «Национальный исламский фронт», но по факту вели переговоры с руководством «Талибана». По крайней мере, визит «катарских» талибов в Пакистан санкционировал лично глава Кветтской шуры М.Ахундзада. При этом официальный представитель движения «Талибан» Забихулла Муджахид категорически отверг причастность членов делегации в Стамбуле к официальным структурам движения. И это абсолютная правда, как мы уже отмечали, они являются представителями фактически «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Из этих фактов американские аналитики делают вывод о том, что Исламабад под давлением Вашингтона начал демонстрировать стремление завязать переговорный процесс с Кабулом на разных уровнях, что абсолютно этого не означает. Визит «катарских талибов» в Исламабад одновременно с консультациями в Стамбуле лишь только является оперативным ответом пакистанцев в рамках препятствования перспективе выхода на какие-то реально серьезные договоренности между условно «прокатарским блоком» полевых командиров и Кабулом. Отсюда пока только имитация переговоров путем приглашения представителей «Катарского бюро по связям» в Пакистан. Исламабаду в данном случае важно не сколько достигнуть блокирования между подконтрольной себе частью талибов и «прокатарским блоком», который к тому же ассоциируется с очень репутационно уязвимым ИГ, а пока лишь не допустить создания аналогичного блока между Дохой и Кабулом. Пока американцы и афганские силовики сосредоточили большую часть своих усилий именно на «афганском ИГ». Соединенные Штаты вместе с афганскими силами безопасности уже ликвидировали треть боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) в стране. Об этом заявил в пятницу заместитель госсекретаря США Джон Салливан на заседании Совета Безопасности ООН по проблематике Афганистана и стран Центральной Азии. По его словам, в сотрудничестве с афганской армией американские войска в последние месяцы добились «значительного прогресса» в стабилизации ситуации на востоке страны. «Вместе мы оказывали постоянное давление на ИГ, значительно сократив территорию под контролем группировки и ликвидировав треть ее боевиков», — сказал Салливан. Он не уточнил число уничтоженных террористов. В феврале 2017 года в интервью ТАСС директор Второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов сообщил, что число боевиков ИГ в Афганистане оценивается в 3,5 тысячи, однако с учетом сочувствующих и «спящих» ячеек группировки эта цифра «может резко возрасти в несколько раз». Насчет цифр потерь среди сторонников «Афганского ИГ» в результате таких операций можно спорить, поскольку досконально подсчитать их нереально, но в данном случае больше важен сам факт акцентирования такого военного прессинга. Отсюда, кстати, и попытки Дохи выйти на соглашения или с Кабулом, или с Исламабадом о перемирии. Отсюда же и стремление пакистанцев не допустить окончательно разгрома ИГ, что нейтрализует еще один очаг сопротивления США в Афганистане и объективно осложнить военную ситуацию для подконтрольных себе групп сопротивления.
Именно в этом контексте надо рассматривать все нынешние приглашения прокатарских полевых командиров в Пакистан. Или, если еще обще — в рамках разработанной в ответ на последние по времени шаги Вашингтона в рамках сокращения прямой военной помощи Пакистану программы противодействия такой политики. Американцы, конечно, попытались этот шаг смягчить, направив опять же 15 января в Исламабад помощника госсекретаря по странам Азии А.Уэллс. Она в рамках переговоров «зафиксировала прогресс Пакистана в деле борьбы с терроризмом», но это лишь попытка «подсластить пилюлю», поскольку кардинально различие в подходах к решению афганского конфликта между Исламабадом и Вашингтоном никуда не делось: это по версии пакистанцев — первичный вывод всех иностранных войск из Афганистана, а затем уже начало переговоров, что Вашингтон категорически не устраивает. Сразу же после объявления американцами решения о замораживании военной помощи Пакистану, на военной базе в Равалпинди состоялось заседание представителей высшего военного руководства Пакистана, на котором вырабатывались меры противодействия Вашингтону. На этом совещании присутствовал глава Межведомственной разведки (ISI) Навид Мухтар, начальник Генерального штаба армии Камар Джавед Баджва, министр обороны Х.Дастиг-Хан и министр иностранных дел Х.Асиф. По итогам совещания было принято ряд решений. Одно из глобальных — всяческим путем интенсифицировать связи в области безопасности и ВТС с КНР. Одновременно ISI поручено активизировать свои контакты со всеми «спящими» до сих пор контактами среди групп сопротивления в Афганистане, а также плотно работать к «колеблющимися» в рамках их возвращения в орбиту пакистанского влияния. Одновременно было принято решение об отказе от всяческих переговоров с Кабулом под эгидой американцев. Было также зафиксировано, что требования США о выдаче или аресте главы «Лашкар Ат-Таебы» Х.Саида являются «недопустимыми». Более того, было принято решение об активизации поддержки этой группы со стороны ISI. Обратим внимание на один момент. Американские аналитики полагают, что МИД Пакистана стремится запустить переговорный процесс с Кабулом, но этому всячески мешает единый блок военных. Это не совсем так. Единого блока военных сейчас нет. Вышеупомянутое совещание в частности зафиксировало расхождение в тактике противодействия американцам между начальником Генерального штаба армии Камаром Джаведом Баджва и министром обороны Х.Дастиг-Ханом. Первый выступает за «мягкий ответ» американцам и сочетанием его с переговорными форматами, а министр обороны наоборот предлагает жестко реагировать на прессинг Вашингтона, и переговоры с ним исключить по определению. А также прекратить всяческое сотрудничество с области безопасности и военного сотрудничества, против чего очень осторожно возражают в Геншабе ВС Пакистана.

42.41MB | MySQL:92 | 0,948sec