Франция ищет союзников для операции в Сахеле

Франция отмечает пятилетний юбилей своего военного вмешательства в Мали в поисках союзников, которые бы помогли ей продолжить его.

Необходимо указать, что начатая пять лет назад акция вылилась в результате в более масштабную, чем планировалось, операцию в Сахеле, регионе, суммарно сопоставимым по площади с Западной Европой, контролировать которую Парижу довольно сложно.

И теперь Париж снова просит военной помощи у союзников по НАТО, в частности, Великобритании. Данная тема стала одной из основных на очередном 35-м ежегодном британо-французском саммите, прошедшем 18 января в предместьях Лондона.

Однако его итоги оказались безотрадны для Парижа – его британские союзники согласились лишь предоставить ему логистическую поддержку, выделив три транспортных вертолета «Чинук» и дав обещание помочь в подготовке вспомогательных сил африканских государств, помогающих Франции в данной операции.

Тем самым, фактически, Лондон лишь повторил свое решение на соответствующем саммите 2016 года, заявив о готовности помогать французам при помощи своей военно-транспортной авиации.

Эту же поддержку им оказывают и другие союзники по блоку НАТО, включая США, Канаду, Германию, Бельгию, Голландию, Португалию.

При этом инструкторы из данных государств активно занимаются подготовкой местных силовиков. По их данным, к настоящему времени такие курсы прошли свыше 3400 человек.

Однако почти все они наотрез отказываются прислать к месту событий свои боевые подразделения. Исключение составляет Эстония, 18 января заявившая о своем намерении отправить в Мали аж целый взвод.

Что же касается руководства НАТО, то ранее выразило свою однозначную оценку происходящего, согласно которой сами африканские страны должны решать данную проблему.

Возможно, что на такую реакцию его подталкивают уже имеющиеся потери входящих в него стран. Кроме Франции, потерявшей 21 солдата и офицера, а также 2 вертолета и как минимум 11 транспортных средств, включая БТРы, среди погибших также числятся четверо граждан Голландии, двое – Германии и по одному – Португалии и США.

Ранее, в октябре 2017 года алжирские источники сообщили о том, что Алжир также передал побывавшему с визитом в АНДР премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву предложение России принять участие в данной операции.

Необходимо напомнить, что начавшееся в январе 2013 года французское вторжение в эту страну произошло после того, как Мали фактически развалилось на разные части: большая часть этой страны оказалась неподконтрольной официальному Бамако после начавшегося там восстания туарегов-сепаратистов, чем воспользовались радикальные исламисты для захвата ее северной части.

Создалась непосредственная угроза ее полного захвата представителями радикальных группировок и переноса боевых действий на территорию соседних стран, бывших французских колоний, являющихся традиционной зоной ответственности Парижа.

В результате его военного вмешательства в 2013 – 14 гг. в ходе операции Serval угрозу падения светского режима Мали удалось устранить.

Между тем, за это время французские военные, успешно реализовав поставленные задачи по спасению официальных малийских властей, в ходе дальнейшей операции Barhane продемонстрировали неспособность побороть перешедших к партизанской войне джихадистов, боевые действия против которых пришлось расширить на территорию соседних Чада, Нигера и Буркина-Фасо.

По причине стратегической важности региона Сахель для Франции (именно отсюда она получает основную часть уранового сырья для своей атомной отрасли) она не может просто вывести оттуда войска и пытается найти союзников для продолжения операции.

Изначально ставка делалась на восстановление боеспособности малийской армии, которая к моменту высадки в Мали французских войск была технически отсталой (с вооружениями периода конца Второй мировой войны и начала холодной войны) и, по сути, прекратила свое существование вследствие развала страны.

На первый взгляд, она была удачной: в настоящий момент Франция при поддержке своих союзников по НАТО оснастила малийские силовые структуры, превышающие 30 тысяч человек, более современным оружием.

Однако реально сами французские военные свидетельствуют о том, что армия Мали как таковая присутствует лишь на бумаге и фактически она представляет собой огромную плохо дисциплинированную, коррумпированную, нескоординированную и несплоченную банду, неспособную выполнять стоящие перед ней задачи.

Она сильно страдает в силу отсутствия взаимопонимания между офицерским и унтер-офицерским корпусами, дезертирства, криминала (особенно среди командного состава), а также «партизанщины» и многочисленных случаев насилия над населением, заметно разлагающим ее ряды.

Так, по данным правозащитников, ее бойцы стоят за сотнями случаев внесудебных казней и изднвательств над пленными и гражданскими лицами, и тысячами менее тяжких преступлений, включая изнасилования, грабежи, пытки и т.д.

Все это вызывает соответствующую реакцию среди населения северных районов и способствует сохранению там влияния радикальных исламистов.

При этом практически никаких мер для прекращения подобных инцидентов не принимается.

В этих условиях Париж попытался опереться на силы других африканских государств, в первую очередь из полуформальной структуры «G5 Сахеля», в частности, Мавритании, Нигера, Чада и Буркина-Фасо.

Однако с учетом того, что борьба против джихадистов охватила уже и эти страны, им также пришлось помогать уже другим государствам Африканского союза.

Так, например, в одном только Мали, с учетом «сахельских» контингентов, находится около 10 тысяч военнослужащих из Бенина, Бурунди, Габона, Гамбии, Ганы, Гвинеи, Гвинеи-Бисуа, Кабо-Верде, Кот д`Ивуара, Либерии, Нигерии, Руанды, Сенегала, Съерра-Леоне, Танзании, Того, Уганды и ЮАР.

При этом, несмотря на тотальное техническое превосходство Мали и его союзников, потери малийской армии почти сопоставимы с потерями джихадистов.

Так, если последние за пять лет операции потеряли более тысячи боевиков убитыми и пленными, то безвозвратные потери малийской армии только по официальным данным превышают 600 человек.

Чад признает гибель 115 своих военных, Гвинея – 14, Нигер и Буркина-Фасо – по 13, Того – 11, Сенегал – 5, Нигерия – 1 и Либерия – 1.

Кроме того, по четыре погибших имеют Бангладеш и Молдова, принимающих «косвенное», преимущественно вспомогательное участие (например, Кишинев также оказывает Парижу логистическую поддержку) в операции «франко-африканских» сил.

На фоне наблюдаемой в регионе неопределенности французское руководство объявило о снижении расходов на операцию в Сахеле и теперь здесь будет находиться не более четырех тысяч военных (это касается и «старых» баз в Кот д`Ивуаре).

Подобная ситуация отчасти объясняется тем, что Париж и его союзники якобы потратили на данную операцию уже свыше 2 млрд евро (по их данным, только на подготовку местных африканских сил затрачивается свыше 250 млн евро ежегодно).

При этом французское руководство указало на необходимость дополнительного привлечения к ней технических средств. Один из шагов в этом направлении уже сделан в плане оборудования разведывательной базы в Ниамее (Нигер) в расчете на 300 человек персонала, занимающегося обслуживанием БПЛА, ведущих воздушную разведку на огромном расстоянии от Атлантического океана до озера Чад.

Между тем, на фоне попыток Франции переложить ответственность за стратегически важный для нее регион на кого-то другого в рядах ее противников наблюдается подъем.

В частности, в течение января алжирские источники указывали на то, что по крайней мере часть группировок джихадистов в Мали якобы приняли предложение представителей запрещенного в РФ «Исламского государства» о «союзе» и решили объединить свои усилия в борьбе против «крестоносцев Запада и их африканских слуг».

Указывается на то, что среди таких «подписантов» могут быть «Движение за единство и джихад в Западной Африке (MUJWA), «Аль-Каида в странах исламского Магриба» или АКИМ и «Ансар ад-Дин».

Среди причин, вынуждающих Париж сохранять свое военное присутствие в регионе таким образом – это стремление не только сохранить влияние в своих бывших колониальных владениях, но и не допустить в свою «урановую вотчину» конкурентов и в том числе Китай, представители которого с начала 2000-х гг. пытались закрепиться здесь.

Что же касается перспектив сохранения Мали как государства, то таковым его трудно уже назвать в силу того, что огромное пространство, прежде занимаемое им, раздирается в том числе конфликтами на этнической почве.

Например, туарегские сепаратисты (в поддержке которых Францию все чаще обвиняет опекаемый ей Бамако), сражающиеся против некоторых джихадистских группировок, одновременно устраивают давление как в отношении арабов, так и в отношении представителей негроидных племен.

В свою очередь, представители арабов и негроидных племен также зачастую враждуют между собой и при этом первые нередко обращаются за помощью к джихадистам.

Состоянию конфликта дополнительно способствует плачевная экономическая ситуация и в том случае, если Париж хотя бы немного снизит свое присутствие в этой стране, она может окончательно «рассыпаться».

42.33MB | MySQL:87 | 0,744sec