Реакция Ирана на турецкую военную операцию в Африне

Власти Ирана призвали Турцию незамедлительно прекратить военную операцию, проводимую турецкими военными совместно с формированиями Сирийской свободной армии в Африне на севере Сирии. Об этом заявил в воскресенье официальный представитель МИД Исламской Республики Бахрам Гасеми. «Исламская Республика внимательно следит за происходящим в Африне и надеется на немедленное завершение операции, — приводит его слова газета «Аль-Араби аль-Джадид». — Призываем Турцию продолжить [играть] конструктивную роль по поддержке политического урегулирования в Сирии». В этой связи отметим, что данное заявление МИД ИРИ надо расценивать как «вежливую и очевидную реакцию» на предпринимаемые турками меры на севере Сирии в угоду Дамаску и общему тренду международной «обеспокоенности». При этом  одновременно четко посылается сигнал Анкаре об условиях такой сделки — «ликвидация курдского сепаратизма на севере страны (или, вернее — его ослабление)  в обмен на участие в инициированных Москвой и Тегераном форматах мирного урегулирования». Помимо этого, реакция Тегерана публично не могла быть иной просто в силу их нынешних доверительных отношений с главным куратором сирийских курдов в Ираке в лице РПК.  Тем более, что турки помимо собственных задач попутно решают несколько серьезных задач в рамках российско-иранских интересов на этом треке. Помимо единых в рамках разгрома «под шумок» главных оплотов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России) в Идлибе и создания максимального дискомфорта для Вашингтона, есть и еще чисто иранский интерес. Удар по партии «Демократический союз» (ДС) в Сирии автоматически приглушит сепаратистские тенденции курдов из родственной им идеологически PGEK в самом Иране. И одновременно максимально оттягивает силы турок собственно от Иракского Курдистана (ИК), в котором иранцы максимально усиливают свое влияние на фоне неудачной попытки проведения Эрбилем референдума о независимости. Ровно в этом контексте надо оценивать недавнее заявление курдских властей в ИК. Иракский Курдистан готов оказать поддержку сирийским курдам в Африне, однако сейчас это практически невозможно. Об этом, как сообщил в понедельник телеканал «Рудау», заявил высокопоставленный представитель партии Патриотический союз Курдистана (ПСК) Мала Бахтияр. «Если мы сможем, то поможем Африну сейчас. Если нам позволят, мы направим свои силы в регион», — сказал Бахтияр. Однако он отметил, что в текущих условиях «это практически невозможно», добавив, что ПСК «предпочитает диалог войне» и готов отправить свою делегацию в Анкару для переговоров. Интересная оговорка — «если нам позволят». А кто конкретно? Безусловно это даже не Багдад, а именно Тегеран. Именно потому, что  иранцы сейчас определяют масштабы и своевременность проявления такой курдской солидарности. Просто в силу роста своего влияния в ИК на существующие там политические силы и сделки с кланом Барзани по номинальному сохранению ставленника этого клана в лице нынешнего премьера ИК Н.Барзани у власти  в среднесрочной перспективе, а также важной посреднической роли в рамках достижения компромиссного соглашения между Багдадом и Эрбилем по вопросу «нефть в обмен на финансовые транши». ПСК вообще находится сейчас под полным влиянием Тегерана, а глава партийной спецслужбы Лахур Талабани  являлся главным посредником по заключению сделки между Багдадом и  кланом Барзани по сдаче Киркука  без боя. В этой связи оговорка о «помощи» в заявлении представителя этой партии надо понимать именно как намек для Анкары о необходимости соблюдать параметры своей нынешней военной операции в рамках соглашений на эту тему с Москвой и Тегераном.

При этом отметим, что и ДПК во главе с кланом Барзани своих бойцов посылать в Сирию на помощь «братьям» не готова. В этой связи именно такое замещение отрядами ДПК бойцов из ДС в свое время предлагала Анкара Вашингтону в рамках умиротворения ситуации на севере Сирии к взаимному интересу. И Вашингтон тогда на такой вариант не пошел, хотя М.Барзани ради этого даже специально ездил в США. А сейчас этот сценарий не пройдет по определению. И не только в связи с позицией Тегерана, но и с осложнениями в отношениях между Анкарой и кланом Барзани на фоне неудачного референдума о независимости. Что же касается Тегерана и его роли в ИК, то отметим, что, он, пользуясь турецкой интервенцией в Африне, решает свои задачи, в том числе и по нивелированию экономического влияния Турции в курдской автономии. Иранские предприниматели готовы инвестировать в проекты по развитию Иракского Курдистана. Об этом на встрече с премьер-министром курдской автономии Ирака Нечирваном Барзани в Тегеране заявил в воскресенье президент Исламской Республики Хасан Роухани. «Иранские инвесторы готовы участвовать в проектах по развитию курдского региона», — приводит слова Роухани телеканал «Аль-Маядин». По его мнению, автономия «является важной частью Ирака» и «играет ключевую роль в обеспечении безопасности и стабильности», что необходимо для развития региона. Барзани, в свою очередь, высказался за укрепление экономического сотрудничества между Эрбилем и Тегераном и приветствовал заинтересованность Ирана в инвестиционных проектах автономии. Кроме того, он заверил Роухани, что его правительство «высоко ценит иранскую помощь в противостоянии террористической группировке «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ)» и «не допустит угроз в адрес Ирана с территорий [Иракского Курдистана]».  Глава правительства Иракского Курдистана прибыл в Тегеран в субботу вечером. Это первый с начала кризиса официальный визит курдского политика в Иран, поддержавший санкции иракских властей в отношении курдов после проведенного в сентябре референдума о независимости. По запросу Багдада соседние Турция и Иран закрыли контрольно-пропускные пункты на границе с автономией. Позднее Тегеран возобновил работу трех КПП и экспорт нефти из Киркука. Таким образом, этот визит премьера ИК в Тегеран надо расценивать как фактически конечное звено в рамках окончательного подминая иранцами последнего своего оппонента в Эрбиле.

42.32MB | MySQL:89 | 0,804sec