Сирийская оппозиция при поддержке «группы пяти» не примет участие в Конгрессе сирийского национального диалога

Встреча в Вене по Сирии не привела к прорыву в политическом урегулировании семилетнего конфликта в ближневосточной стране. Многие вопросы остаются без ответов, искать которые теперь придется на Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи 29-30 января. Однако к этому, как свидетельствуют результаты двухдневных дискуссий в австрийской столице, готовы не все. Оппозиционный Сирийский комитет по переговорам (СКП) объявил о намерении бойкотировать конгресс в Сочи. Спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявил, что решение об участии всемирной организации в предстоящем форуме генеральный секретарь Антониу Гутерриш примет после знакомства с итогами работы в Вене. Россия в лице заместителя министра иностранных дел М.Богданова рассчитывает, что решение будет положительным. Зря рассчитывает, поскольку сам факт перекладывания тяжести решения де Мистурой на генсека ООН свидетельствует о том, что его личная позиция по этому вопросу уже определена. И она не в пользу Москвы. Лейтмотивом заключительного заявления де Мистуры по итогам венских консультаций стала важность и приоритетность Женевского процесса под эгидой ООН. «Окончательное соглашение должно быть принято сторонами в рамках Женевского процесса», — констатировал де Мистура. Представители прессы ждали ответа на вопрос, поедет ли эмиссар в Сочи. Де Мистура сослался на начальство и ответил, что окончательное решение об участии в Конгрессе должен принять генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. «Я сообщу сегодня генеральному секретарю о результатах переговоров в Вене, — сказал эмиссар. — Окончательное решение по конгрессу в Сочи примет он». Вместе с тем спецпосланник выразил надежду, что форум национального диалога позволит оживить Женевский процесс. Оговорка в виде лазейки для генсека ООН. Но факт остается фактом — российские представители в окружении де Мистуры не смогли его убедить в необходимости более внятной и артикулированной поддержки Конгресса. Даже, если его и принудят из секретариата ООН поехать на этот Конгресс, то по факту ничего это уже в его позиции не изменит. Он получил от «группы пяти» жирную наживку в виде альтернативы и поддержки позиции о приоритете Женевы.
При этом пока единственным внятным итогом Вены являются не отсутствие «прорывных» результатов по будущей конституции, что констатируют на Смоленской площади, а совсем иные и более серьезные вещи. Вопреки сообщениям о том, что участники венской встречи намерены обсуждать будущую конституцию Сирии, основным содержанием переговоров, судя по итоговым заявлениям сторон, стал предстоящий 29-30 января Конгресс в Сочи. Это было понятно изначально, поскольку сейчас все усилия западных стран и их союзников в рамках сирийского досье сосредоточено на максимальной девальвации эффекта от российских форматов мирного урегулирования. Никакую будущую конституцию, в отличие от российской дипломатии, сейчас обсуждать никто не хочет и не будет. Не для этого собирались. Собирались для другого. Это и есть главный «прорывной результат» — формирование блока «пятерки» плюс ООН на основе американской альтернативы мирным инициативам Москвы по Сирии. Вена стала таким образом просто официальной констатацией этого факта с реальным наполнением — своей оппозицией, которую Москва зачем-то помогала «объединять», и «железобетонным» основанием в виде соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, которую Москва зачем-то одобрила в свое время. Позднее в центре внимания в Вене оказалась инициатива по перемирию в Восточной Гуте. Согласно данным знакомых с ситуацией на переговорах источников, соответствующее предложение было выдвинуто Россией, чтобы обеспечить участие СКП в сочинском Конгрессе. Косвенно наличие такого предложения подтвердил глава СКП аль-Ариди: по его словам, вечером оно еще обсуждалось на встрече с де Мистурой. Однако на итоговой пресс-конференции эмиссар ООН не упомянул о нем ни словом, и официально о начале перемирия объявлено так и не было. То есть предпринимались какие-то арьергардные бои с целью попытаться исправить ситуацию. При этом это была попытка с негодными средствами — решение и об участии оппозиции в Конгрессе, и об общем бойкоте его со стороны «пятерки» и подконтрольных ей сегментов оппозиции было принято не в Вене, а еще в ноябре. Вена была использована только для констатации этого факта как раз перед созывом Конгресса в Сочи в целях дезавуировать его смысл. Так что все эти моменты можно смело отнести в пассив российской политики на сирийском направлении. Нельзя за стремлением любой ценой провести Конгресс сирийского национального диалога и добиться на нем «максимальной явки» упускать серьезные и не спонтанные тенденции в международной активности вокруг сирийского конфликта. И более того, подыгрывать им. Тем более, что они носили явно враждебный характер, направленный на ревизию достигнутых Москвой военных успехов. Налицо попытка подыграть оппонентам для того, чтобы обеспечить максимально широкое представительство на Конгрессе и соответственно «закрыть глаза» на их попытки создать российским усилиям серьезной и хорошо продуманной альтернативы. Результат закономерен. В этой ситуации важно сделать выводы и прекратить безуспешные попытки «задобрить» «эр-риядскую оппозицию» и ее спонсоров. Тем более, когда они получили полную поддержку от Вашингтона, и когда в Идлибе сейчас решается вопрос о том, будет ли вообще КСА присутствовать в Сирии в прежнем формате. И сейчас надо перестать «метать р перед свиньями», а планомерно «разваливать» сложившуюся американскую альтернативу. Во-первых, это военные методы воздействия, которые в нынешней ситуации являются ключевыми. Изменить настроение на местах может только военный прогресс и снижение влияния стран «группы пяти» на ситуацию непосредственно в Сирии. То есть прессинг в Идлибе и Восточной Гуте должен быть продолжен и логически завершен. Во-вторых, надо четко определиться с развалом «эр-ряидской оппозиции». В таком качестве она абсолютна не отвечает интересам Москвы, и держится она в таком составе только благодаря российской дипломатии. Как рассказал ТАСС председатель «московской платформы» сирийской оппозиции Кадри Джамиль, решение о бойкоте Конгресса не может считаться окончательным. По его словам, из первоначального состава комитета (36 человек) в голосовании участвовали только 34 — один вышел из его состава, другой погиб в результате покушения. При этом из оставшихся 34 человек за участие в конгрессе проголосовали 10, против — 24, в то время как для принятия решения требуется большинство в 26 голосов. За поездку в Сочи, по словам Джамиля, выступили четыре представителя «московской платформы», четыре – «каирской», а также двое независимых делегатов. В «московской платформе» рассчитывают вернуться к обсуждению этого вопроса. Вот эти участники и должны стать прообразом новой группы оппозиции, которая должна решительно отмежеваться от «непримиримых». И соответственно в этом ключе и надо работать.

42.24MB | MySQL:87 | 0,658sec