Некоторые оценки китайских специалистов современных вооруженных конфликтов в странах Ближнего Востока

Как отмечают обозреватели китайского военно-политического издания «Большая река», начиная с ливано-израильского конфликта 2006 г. вооруженные конфликты  в странах Ближнего Востока носят характер смешанных, т.е. серьезно отличаются от классических масштабных боевых действий, в ходе которых участники применяли весь спектр вооружений и военной техники. Даже в конфликтах небольшого масштаба участники традиционно применяли авиацию, однако с развитием средств противоздушной обороны массированные действия авиации практически невозможны. Это обстоятельство негативно влияет на темп проведения войсковых операций и обуславливает большие потери, как в технике, так и личном составе сухопутных подразделений.

На примере долгосрочных вооруженных конфликтов разной интенсивности в Ираке, Сирийской Арабской Республике и Йемене  китайские специалисты выделяют следующие основные особенности ведения боевых действий.

Во-первых, на территории каждого из указанных выше государств активно действуют не только официальные участники вооруженного конфликта, но и подразделения тех стран, чьи интересы национальной безопасности практически не затронуты. Очевидно, что к такому государству следует отнести США, чьи подразделения принимали активное участие в операциях по освобождению Мосула и Ракки.

В отношении операций по борьбе с исламистами в Ираке известно, что специальные подразделения ВС США – 101-я воздушно-десантная дивизия, 75-й полк рейнджеров, 10-й отряд «Морских котиков» понесли значительные потери в ходе штурма г.Мосул и для сохранения темпов наступательной операции американские военные активно задействовали подразделения наемников, которым не предоставляли артиллерийскую или авиационную поддержку. По данным китайских источников, ВС  США не оказывают помощи наемным подразделениям помощь и в ходе операции ВС Турции «Оливковая ветвь».

Одновременно подразделения Корпуса морской пехоты ВМС и Сил специальных операций ВС США выполняют задачи прикрытия и обеспечения поставок вооружений и военной техники подконтрольным антиправительственным силам и группировкам исламистов. Следует отметить, что самым сложным «театром военных действий» для ВС США является именно Сирия, поскольку им приходится действовать в непосредственной близости от подразделений ВС РФ и российских военных советников.

Китайские обозреватели отмечают, что сотрудники военной разведки США пристально наблюдают за информацией о передислокации подразделений ВДВ и ССО ВС РФ, которые относят к наиболее подготовленным к ведению боевых действий в незнакомых условиях и местности. Наибольшие опасения американских военных вызывают подразделения ВС РФ, укомплектованные чеченцами и другими представителями мусульманской части населения РФ, поскольку они не только стойко переносят сложные моменты боя, но всегда находят нестандартные варианты выхода из сложных ситуаций, которые планируют американские военные и специальные службы.

Кроме ВС государств в вооруженных конфликтах принимают участие отряды местного ополчения, группы сепаратистов и исламистов, которые преследуют свои политические и экономические интересы. Следует отметить, что все участвующие группировки, сформированные из местных и иностранных «воинов джихада» представляют интересы разных «хозяев» — Анкары, Эр-Рияда, Абу-Даби и Дохи и других.

Также необходимо обратить внимание на уровень оснащенности отрядов местной вооруженной оппозиции, который зависит от объема затрат «хозяев» и основного источника ВВТ. По данным китайских аналитиков, за последние три года большое количество вооружений (350 авиарейсов) было поставлено из Болгарии и Азербайджана. Очевидно, что первая страна Восточной Европы получает большой объем прибыли от нелегальных поставок в страны Ближнего Востока, тогда как Азербайджан зачищает склады от вооружений советского  производства, которые пользуются широким спросом среди исламистов.

Во-вторых, на характер боевых действий влияет местность, которая обеспечивает возможность ведения засадных действий и обороны малыми силами против колонн с тяжелой бронетехникой. Основным примером такой ситуации является Йемен где местные хоуситы при поддержке иранских военных советников активно используют сложную горную местность и противотанковые управляемые ракеты, ручные противотанковые гранатометы для борьбы с основными боевыми танками, бронемашинами пехоты и взрывостойкими бронемашинами типа MRAP подразделений ВС государств арабской коалиции. Китайские специалисты отмечают, что последний тип колесной военной техники не обеспечивает наступающим подразделениям высокого темпа продвижения, поскольку не обладает адекватным вооружением.

В результате арабские военные вынуждены компенсировать недостатки сухопутных группировок за счет активного применения тактической и армейской авиации, для которой основную опасность представляют переносные зенитно-ракетные комплексы, а также импровизированные ракетные системы, которые йеменские и иранские специалисты изготавливают при помощи советских/иранских/китайских управляемых ракет и оптико-электронных компонентов американского производства.

Следует отметить, что в ответ на авиационные ракетно-бомбовые удары йеменские хоуситы периодически наносят удары по городам и аэропортам Королевства Саудовской Аравии с использованием оперативно-тактических ракет, которые больше рассчитаны на создание соответствующего морально-психологического фона среди местного населения и военных.

Также, китайские специалисты обращают внимание, что в ходе вооруженного конфликта в Йемене арабские и американские военные столкнулись с ракетной угрозой для военных кораблей. Известно, что арабские военные при поддержке ВМС США пытаются полностью блокировать побережье Йемена с целью перехвата поставок ВВТ из Ирана, однако регулярно сталкиваются с активным противодействием хоуситов,  предпринимающими попытки формировании противодиверсионных сил и средств.

Для сравнения с ситуацией в Йемене следует привести войсковые операции ВС Ирака и США в г.Мосул где иракским и американским военным пришлось в условиях населенного пункта с узкими улицами и перекрестками проводить мероприятия по блокированию боевиков, которые активно использовали туннели и другие инженерные решения для контрударов и выхода из окружения. Американским и иракским военным пришлось столкнуться с широким применением самодельных взрывных устройств.

Кроме того, ВВС США, Канады, Австралии и еще шести государств западной коалиции не обеспечили необходимой авиационной поддержкой своих партнеров. Эти условия обеспечили высокие потери среди иракских военных – погибло 25% личного состава передовых подразделений ВС Ирака.

Только за первые два месяца этой операции иракские военные потеряли 2200 военнослужащих, тогда как остальные правительственные подразделения еще 4500 человек. Подобные потери среди военнослужащих, низкие темпы продвижения (при  сосредоточении до 100000 в/с) обусловлены низкой квалификацией командиров ВС Ирака.

По признанию командиров отрядов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) за все время войсковой операции в г.Мосул они задействовали всего 400 смертников и еще 1200 автомобилей с самодельными взрывными устройствами большой мощности.

В-третьих, исламисты активно использовали операцию в г.Мосул для формирования общего мнения среди мусульман всего мира о роли и намерениях США. Именно во время боев за этот населенный пункт в интернете зафиксирован всплеск публикации видеоматериалов исламистского толка с призывами активизировать борьбу с американцами на всех континентах.

Необходимо учитывать, что в ВС США одновременно с сирийским конфликтом, операциями в Ираке и Йемене продолжают присутствовать в Исламской Республике Афганистан, что требует распределения наиболее боеготовых подразделений на четыре направления – напрямую влияет на способность американских военных выполнять задачи по предназначению. Конечно, в Афганистане американские военные ведут исключительно позиционные бои, поскольку практически не контролируют маршруты передвижения отрядов движения «Талибан».

Китайские специалисты отмечают, что для обеспечения массированных авиационных ударов даже ВВС США при общем количестве техники вынуждены перебрасывать экспедиционные  крылья между Ираком, Афганистаном, ОАЭ и Катаром, что требует передислокации значительного количества технического персонала и самолетов-заправщиков.

Подводя итог вышесказанному, представляется возможным указать, что все современные вооруженные конфликты на БВ фактически являются «войной представительств», а кроме того участники конфликта наносят максимальный ущерб экономической инфраструктуре – водозаборам, дамбам, мостам, гидроэлектростанциям и другим объектам, которые жизненно необходимы для мирного населения.

42.41MB | MySQL:89 | 2,226sec