Об особенностях американского гуманитарного содействия Сирии

Американское руководство с начала 2018 года заметно усилило информационную поддержу и пропаганду своих гуманитарных и донорских усилий в Сирии. Прозвучавшие 23 января из Парижа заявления госсекретаря США Рекса Тиллерсона  относительно целей и параметров американской гуманитарной помощи Сирии спровоцировали бурное обсуждение в экспертном сообществе. В частности, глава американского внешнеполитического ведомства высказался  за «стабильную, объединённую и независимую» Сирию, что будет соответствовать национальным интересам Вашингтона и его союзников.

Это заявление подхватили западные СМИ, которые ссылаясь на опубликованные недавно данные американского агенства международного развития (USAID), рефреном озвучивали мысль о незаменимости гуманитарных и стабилизационных усилий США, способствующих безопасности и миру на пространстве всего Большого Ближнего Востока.

В частности, по данным USAID, США на январь 2018 года стали крупнейшим гуманитарным донором на сирийском направлении, выделив с самого начала вооружённого конфликта в 2011 года 7.7 млрд долларов США. Сегодня, исходя из последнего отчета американского агентства развития от 26 января 2018 года, ежемесячно около 4 млн сирийцев в 14 провинциях Сирии получают американскую гуманитарную помощь, включая продовольствие, питьевую воду, палатки, медикаменты и медицинскую помощь. Также проводится обучение гражданского населения в плане снижения рисков минирования и подрыва на минах. Любопытная статистика, тем более, что детальная географическая раскладка охвата бенефициаров не приводится, и как достоверно известно, помощь эта не адресована сирийцам, проживающим на территориях, подконтрольных официальному Дамаску. Скорее всего,  наибольшая часть этой помощи поступает жителям Ракки и окрестных районов, где имеется высокая концентрация внутренне перемещённых лиц, ранее покинувших этот полностью разрушенных ныне город. Посетивший 23 января Ракку глава Агенства международного развития США Марк Грин обозначил главную цель американских гуманитарных усилий в Ракке — обеспечить возвращение обратно в город местного населения, что станет, по его мнению «вкладом в национальную безопасность» Сирии.

Помимо гуманитарной помощи, согласно статистике USAID, американские усилия сфокусированы также на т.н. «стабилизации». Это по сути пакет долгосрочных мер в области развития, который идёт в комплексе с чисто гуманитарными задачами. Пакет, как видим, гораздо скромнее, чем «гуманитарка», хотя важность этих мер  для обеспечения стабильности и развития нельзя недооценивать. С начала сирийского конфликта на цели стабилизации США выделили 875 млн долларов США, в том числе порядка 200 млн долларов только в прошлом году. Стабилизация включает прежде всего помощь в восстановлении базовых услуг и коммуникаций, вклад в развитие местного потенциала с прицелом на поддержку мер долгосрочного развития. Результатом этой поддержки, по словам представителей USAID уже привело к восстановлению систем водоснабжения, электричества, медицинских центров, образовательных учреждений и  агарного производства.

Очевидно, что тезисы американского госсекретаря по задачам гуманитарной стратегии США в Сирии, заявленные в преддверии намеченного на 29-30 января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога в поддержку женевского процесса ООН по Сирии, не случайны. Цель, возможно, в ослаблении намечающегося мирного процесса, параметры которых могут не устроить администрацию США. Вероятно, ещё подаётся напоминающий сигнал о том, что без финансовой помощи США и их союзников, рассчитывать на какую-либо социально-экономическую стабильность в Сирии не приходится, и без пакета финансовой помощи все усилия в мирном обустройстве сирийского государства будут сведены на нет. Ну а дескать, кто платит, тот и должен музыку заказывать. Намёк весьма прозрачный: мол, без учёта интересов Вашингтона и принятия его условий, ну и, соответственно, выписанного США финансового чека, мирный политический процесс результативным не будет. Таким образом, вновь мы видим активное задействование фактора гуманитарного содействия и донорской помощи как рычага давления в большой политической игре. При этом, оперативное развёртывание Вашингтоном нового стабилизационного плана в придачу к гуманитарными усилиям говорит о серьёзности намерений США сохранить долгосрочное присутствие в этой стране, не только военно-политическое (в виде ограниченного воинского контингента), но и геополитическое и экономическое. Но по своим правилам и весьма избирательно. Главный тезис американской концепции  — новая демократическая Сирия, но без Башара Асада у власти, слегка поблек, но не потерял своей актуальности. Соответственно, и долгосрочная помощь будет нацелена на поддержку лояльных США территорий, преимущественно в курдских анклавах. Симптоматичным на этом фоне стал отказ Вашингтона 17 января от финансирования проектов помощи палестинским беженцам в Сирии, в первую очередь по линии Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), где американцы традиционно считались донором номер один. Решение о сворачивании финансирования БАПОР (UNRWA) подрывает многолетние содействие палестинцам, проживающим на территории Сирии, общее число которых на конец 2017 года составляло 438 тысяч человек, из которых 340 тысяч палестинцев проживают в лояльных правительству районах Дамаска и его окрестностях.

33.72MB | MySQL:69 | 0,809sec