Голод и конфликт на Ближнем Востоке: основные тенденции

Согласно выпущенному 29 января с.г. очередному совместному докладу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) и Всемирной продовольственной программы (ВПП), страны Ближнего Востока доминируют в списке государств с максимально высокой концентрацией доли населения, находящегося в стадии острого голода. Совместный доклад двух римских продовольственных организаций, охватывающий обзор ситуации в области продовольственной обеспеченности в 16 охваченных вооруженными конфликтами странах, был представлен накануне в Совет Безопасности ООН. Авторы доклада приходят к выводу, что в половине из этих стран уровень голода превышает критическую отметку в 25%. В этом списке 6 стран Ближнего Востока и Северной Африки – Йемен (голодает 60% или 17 млн человек); Южный Судан (голодает 45% или 4.8 млн человек); Сирия (голодает 33% или 6.5 млн человек); Ливан (33% или 1.9 млн, преимущественно сирийские беженцы); Афганистан (25% или 7.6 млн), Сомали (25% или 3.1 млн). В списке также две страны вне региона с уровнем голодающих 30% и 26% соответственно – Центральная Африканская Республика и Украина.

Ситуация в сфере продовольственной обеспеченности за последний год в этих странах развивалась неоднозначно, и по сути являлась барометром происходящих военно-политических процессов и конфликтов. По сравнению с данными за июль 2016 года, статистика голодающих в плане количественного охвата заметно ухудшилась лишь в трех странах. В Афганистане число голодающих увеличилось с 4.3 до 7.6 млн человек (прирост 76%), в Ливане – с 1.1 до 1.9 млн человек (прирост 72%) и, наконец, в Судане – с 3.5 до 3.8 млн человек (прирост 9%). В остальных странах значительных колебаний не зафиксировано, а в Сирии даже отмечается сокращение числа голодающих в указанный период на 500 тысяч человек (8%), что является прямым следствием поэтапной деэскалации вооруженного конфликта.

Примечательно в этом контексте, что наиболее сложная, по сути критическая ситуация в прошлом году на деле возникала совсем в других странах, где в количественном отношении число голодающих не так и сильно увеличилось. Корни проблемы глубже и главная опасность заключалась в другом – значительная категория населения в ряде стран на том или ином этапе вплотную приближалась к порогу начала массового и неконтролируемого голода (famine), с высокой долей смертельных исходов. В такой критической фазе в 2017 году пребывали Южный Судан, Сомали и Йемен, но благодаря адресным гуманитарным интервенциям международного сообщества удавалось удерживать ситуацию под контролем. Лишь в Южном Судане в феврале 2017 года массовый голод (famine) официально все-таки был зафиксирован и декларирован в ряде провинций, однако предпринятых энергичных, мер оказалось достаточно, чтобы купировать его дальнейшее распространение и ликвидировать последствия. На 2018 год, в зоне высокого риска продолжат оставаться все те же страны, особенно Йемен и Южный Судан, где кардинальной стабилизации политической ситуации не предвидится. В то же время, в Ираке и Сирии следует ожидать дальнейшей плавной нормализации ситуации в сфере продовольственной безопасности.

Таким образом, Ближний Восток опережает другие регионы мира по концентрации числа голодающих как доли общего населения. Практически во всех конфликтных странах она превышает критически допустимую отметку в 25%, что создает высокие риски для стабильности политической системы и устойчивого социально-экономического развития. При этом, справедливости ради стоит отметить, что по абсолютному числу голодающих на первых позициях все-таки страны Азии и Африки, где проблема голода носит более хронический характер и обусловлена в большей степени совокупностью неблагоприятных социально-экономических и климатических факторов. В совокупности, число голодающих в мире достигает 815 млн человек (прирост с октября 2016 года составил 38 млн человек), причем 60% из этой категории проживает в странах, где на сегодняшний день продолжаются вооруженные конфликты и противостояния и имеется высокая доля внутренне перемещенных лиц.

Таким образом, общее число испытывающих острый голод только лишь в 6 странах Ближнего Востока и Северной Африки достигает 44 млн человек. Вооруженный конфликт – главный источник проблемы именно в этом регионе. Он напрямую воздействует на различные индикаторы продовольственной безопасности, прежде всего отражаясь на развитии и здоровье самых уязвимых групп населения, включая детей, пожилых, беременных женщин и кормящих матерей. В частности, по показателю недостаточного роста детей младше 5 лет на конфликтные страны приходится абсолютное лидерство – 75% мирового показателя или 122 миллиона из155 млн. детей в этой возрастной категории, страдающих этим заболеванием. Соответственно, как полагают авторы совместного доклада ФАО/ВПП ООН, вооруженный конфликт провоцирует продовольственные кризисы на национальном уровне. В частности, согласно приведенной статистике, 10 из 13 недавних крупнейших продовольственных кризисов в мире возникли именно вследствие конфликта. Конфликт также способствовал массовым переселениям пострадавшего населения внутри самих стран и в форме внешней миграции, и соответственно привел к подрыву национальной экономики, глубокой рецессии, коллапсу производственных цепочек и аграрного сектора в большинстве пострадавших ближневосточных стран. Также в этих странах перестали эффективно функционировать транспортная инфраструктура и социальные службы, до минимума сократилось количество рабочих мест и устойчивые источники доходов.

Вывод – вооруженные конфликты на Ближнем Востоке не только привели к возникновению срочных гуманитарных проблем, связанных непосредственно с текущем голодом и требующих незамедлительного реагирования, но и отбросили экономическое развитие этих государств на десятки лет назад. Соответственно, цена окончательной победы над голодом в странах, охваченных вооруженным конфликтом, увеличилась в прогрессии и несоизмеримо высока с финансовой точки зрения по сравнению с остальными странами, где голод носит скорее структурный характер. На Ближнем Востоке, преодоление голода, которое станет реалистичной и выполнимой задачей только после установления мира и прекращения вооруженного насилия, потребует многократных инвестиционных, ресурсных и финансовых вложений.

33.74MB | MySQL:69 | 0,732sec