Армия САР и перспективы России в Сирии. Часть 3

С другой стороны, созданный при активном содействии российского спецназа отряд «Охотники за ИГИЛ» (ISIS Hunters), который практически весь состоял из алавитов и проходил тренировку в горах Латакии, несколько диссонировал с вышеизложенными действиями России и скорее являлся определенной уступкой режиму.

Однако главной проблемой в решении задачи по созданию новой сирийской армии оставалась шаткость ее основы. В сентябре 2017 года Москва была вынуждена признать, что 5-м штурмовым корпусом фактически командовал российский генерал-лейтенант В.Г.Асапов, который погиб 21 сентября 2017 г вовремя боевых действий. Справедливости ради, необходимо отметить, что в ходе боевых операций в Сирии, российские военные продемонстрировали лучшие образцы русских военных героических традиций. Тем не менее, данный факт выявил всю сложность поставленной задачи создать новую сирийскую армию из тех подразделений, которые остались к  приходу российских военные в сентябре 2015года.

В то время как Россия стремилась возродить государственные институты под прямым контролем сирийских властей, Иран стремился  выстроить параллельную военную организацию, личный состав который индокринировался на исламской основе и подчинявшуюся прежде всего Тегерану, нежели Дамаску.

Начиная с 2012 года, ИРИ направило в Сирию и подготовило значительное число боевых формирований, которые действовали якобы от имени Б.Асада. Эти действия ИРИ во многом мотивировались защитой  шиитских святынь и в результате приобретали ярковыраженный конфессиональный характер, что отчасти корреспондировалось с курсом самого Б.Асада в конфессиональных вопросах. В качестве основной задачи перед ними стояла защита режима Б.Асада от суннитских экстремистов.

В результате, сегодня в Сирии сражаются ливанская «Хизбалла», «Лива Фатимиюн» (афганские шиитские милиции) и ряд отрядов НДС, которые пользуются поддержкой ИРИ и фактически подчиняются иранским военным советникам. По некоторым данным (требующим дополнительной проверки), около 80% военных сражающихся за Б.Асада – это иностранцы типа «Хизбаллы» и ряда других шиитских формирований , которые созданы по образцу КСИР, Иракские силы народного ополчения (Iraqi Popular Mobilization Units (PMU)). Их главной задачей служит охрана стратегически важного для ИРИ коридора (Тегеран-Багдад-Дамаск-Бейрут-Палестина).

В контексте усилий по достижению мира в Сирии, достаточно сложно предположить, что эти отряды легко откажутся от поставленных перед ними  целей и перейдут под контроль сирийского центрального командования, тем более подчиняться российским военным. По-видимому, истинной целью ИРИ в Сирии, является создание такой военной инфраструктуры, которая бы служила ассиметричной иранской военной силой. Она призвана во всех отношениях, превосходить, сирийские государственные институты, прежде всего регулярную армию.

Несмотря на ряд предпринятых Б.Асадом попыток упрочить свой контроль над различными милицейскими отрядами, продолжение их существования в стране и активные действия на подконтрольных территориях, могут негативно отразиться на будущей стабильности в Сирии. Более того, их независимое от центрального командования поведение и излишняя самостоятельность способны подорвать суверенитет сирийского государства. А их индокринация на конфессиональной основе и связь с иностранными государствами могут послужить дальнейшему обострению межконфессиональной и этнической розни в стране.

Вместо того чтобы стать стабилизирующим фактором в борьбе с терроризмом и экстремизмом, их существование скорее может послужить катализатором джихадистских настроений, которые сегодня воплощаются в действиях таких суннитских группировок как «Исламское государство» и «Хайят Тахрир аш-Шам» ( обе группировки запрещены в России).          Россия вряд ли сможет оказать серьезное влияние на эти  иррегулярные шиитские группировки, так как это потребует массированной военной интервенции и ввода в Сирию дополнительных сил, что маловероятно в преддверии грядущих президентских выборов. К тому же с учетом того, что эти группировки лояльны Ирану и их благополучие зависит от Тегерана, вряд ли стоит ожидать, что Иран так просто откажется от них в обмен на политическое урегулирование. С другой стороны, США не собираются так просто отказываться от подконтрольных им сил в Сирии, тем более уходить из тех районов, которые находятся под контролем союзных им сил. США могли бы использовать эти возможности как дополнительный элемент давления на сирийские власти и Иран в вопросе отношений с милициями. Однако вряд ли стоит рассчитывать на это. Скорее всего, как показывают последние по времени действия США и возглавляемой ей коалиции, Вашингтон,  как и Тегеран стремятся создать подконтрольную им военную организацию из союзных им местных сил. С этой точки зрения США заинтересованы в продолжение военной фазы конфликта, что в конечном итоге  способно фактически убрать с военно-политической сцены сирийскую армию и органы безопасности, где у России пока еще сохраняются позиции, которые она вполне способна реанимировать и опереться на них в случае перехода власти, для удержания своих позиций в САР.

Действительно, России и США достаточно сложно найти взаимопонимание в этом вопросе и соответственно действовать сообща. США стремятся позиционировать спецподразделение КСИР «Кудс», под контролем которого находится большинство шиитских милиций, как террористическую организацию подобно ИГ и группировок связанных с «Аль-Каидой», чтобы таким образом используя свое влияние на различных международных площадках очистить сирийскую территорию от этих милицейских формирований.

Россия вряд ли согласиться с такой постановкой вопроса, не рискуя испортить отношения с Ираном. К тому же в Москве хорошо осознают, что добившись своей цели США, постараются снизить роль Москвы в урегулировании сирийского кризиса и в будущем умалить роль России в Сирии, что поставит под угрозу российские позиции в этой арабской стране.

*Автор статья (в 3-х частях) сотрудник ИВ РАН

42.44MB | MySQL:92 | 0,910sec